События

Автокефальная сила Грузии

Православная церковь Грузии отмечает день восстановления автокефалии. В связи с этим Католикос-Патриарх всея Грузии Илия II совершит молебен в Патриаршем храме Сиони.

93 года назад, 12 марта по старому и 25 марта по новому календарю ГПЦ объявила о своей независимости от РПЦ. В Грузии говорят, что церковь сразу признали все православные патриархаты, но не удостоверили это письменно. А поскольку проверить устные предания невозможно, то более правдивой выглядит версия российских историков.

И согласно ей, признавать Грузинскую церковь в мире начали только после 1943-го года, когда новый Всероссийский патриарх Сергий внял доводам «за» грузинскую автокефалию и назвал две соседних Церкви «сестрами». Константинопольский патриархат подтвердил самостоятельность ГПЦ только 1989 году. Так что «юридически» грузинская автокефалия моложе, чем фактически.

Однако до подчинения РПЦ грузинская церковь на протяжении долгих веков была самостоятельной. Историки, правда, расходятся в датировках. Известный греческий канонист Феодор Вальсамон сообщает, что Церковь Иверская была независимой «во дни господина Петра, Святейшего Патриарха Феополя», и в то же время «подчиненной Патриарху Антиохийскому».

За указанного Петра одни исследователи принимают Петре II из V века нашей эры, другие - Петра III, жившего в 1052 -1056 годах. Греческие духовные лица пишут о признании в VI веке, бельгийские - в VIII веке. Ну а некоторые ученые, такие как Анатолий Фоменко и Глеб Носовский, вполне могут счесть это примером «размножения» двух исторических периодов, под которыми подразумевается один короткий отрезок в их «Новой хронологии».

В Грузии, естественно, более популярна ранняя версия - установление автокефалии в V веке. Предыдущий католикос-патриарх всея Грузии Давид V писал, что это произошло при знаменитом царе Вахтанге Горгасале, основателе Тбилиси.

Одно не подвергается сомнению: ГПЦ лишила автокефалии российская империя в 1811 году, после добровольного вхождения Грузии в состав Российской империи. Этому предшествовали трагические для кавказской страны события. В 1795 году персидский шах Ага-Мохаммед-хан Каджар с 30 тысячами персов выдвинулся на Грузию. Формальной причиной похода стал отказ грузинского царя Ираклия II приехать на коронацию шаха. Грузино-персидская Крцанисская битва была проиграна, погибли и уведены в рабство 20 тысяч грузин.

По версии грузинских историков, виновата в турецком нашествии была опять-таки Россия, которая несмотря на гарантии Георгиевского трактата увела свои войска на Балканы. Так ведь она не обязана была соблюдать соглашение, которое в 1987 году Ираклий II нарушил первым: подписал договор о ненападении с Турцией, с которой России тогда воевала.

В общем, без России Грузии грозило полное уничтожение, и в конце концов новый правитель царства Картли и Кахетии Георгий ХII попросил включить страну в состав империи. Логическим следствием этого шага стало упразднение церковной автокефалии. Раз государство одно, вера одна, то зачем две церкви?

Кстати сказать, на тот момент - 1811 год - автокефалия не распространялась на Абхазию. Так что восстановление в 1917 году с присвоением абхазских святынь, влившихся в грузинский экзархат, было чем-то сродни захвату новых приходов, с чем, естественно, категорически был не согласен Всероссийский патриарх Никон. Но его, как уже говорилось, сменил лояльный Сергий, согласившийся со всеми требованиями грузинских пастырей.

В прошлом году Абхазская церковь, в стародавние времена обладавшая собственной автокефалией и также пытавшаяся (менее удачно) «восстановиться» в 1917 году, объявила о своей независимости от Грузии. Естественно, отклика в Тбилиси она не нашла. Да и в Москве не собираются признавать ее автокефалию, опасаясь сепаратистских настроений в украинских приходах РПЦ.

Однако де-факто и Абхазия, и Южная Осетия уже вышли из-под окормления Грузинского патриархата. И во многом в этом виновата позиция главы ГПЦ католикоса-патриарха Или Второго, который во время конфликтов между осетинами, абхазами и грузинами неизменно занимал националистическую позицию.

В грузинских СМИ было опубликовано его «приказание» от 28 октября 1990 года: «Во Имя Отца и Сына и Святого духа приказываю: отныне убийцу каждого грузина, несмотря на вину или невинность жертвы, объявить врагом грузинского народа». Илия Второй не осуждал ни походы грузинской армии на Сухум, ни походы на Цхинвал. И сейчас в своих проповедях он говорит не столько о духовных потребностях населения двух отделившихся республик, сколько о необходимости воссоединения территориальной целостности Грузии.

Минувшей осенью патриарх предпринял попытку объединить в один народ всех живущих на территории Грузии, включая Южную Осетию и Абхазию. Был создан новый «Трактат единства иверийцев». Однако в Сухуме и Цхинвале сразу заявили, что их эта акция Илии Второго не касается.

Абхазы и осетины хотели бы услышать слова покаяния от духовного пастыря за агрессию его паствы, однако он решился только на одну фразу: войны в Южной Осетии можно было избежать. За это на него напустились идеологические сторонники Михаила Саакашвили из «Института свободы». Их, к тому же, раздражают его связи с Российской православной церковью.

В течение прошлого года состоялось несколько визитов грузинских священнослужителей в Россию и встреча двух партиархов Илии Второго и Кирилла в Баку. В конце года церкви обменялись «послами». Впрочем, политики сомневаются, что религиозные связи сами по себе могут привести к примирению между Россией и Грузией. Как заявил газете "Асавал-Дасавали" экс-президент Эдуард Шеварнадзе, «как католикос-патриарх всея Грузии часто не может влиять на власти своей страны, такая же ситуация и у патриарха всея Руси в России». А все духовные контакты являются важными, но нерешающими!

Однако у части грузинского общества, в том числе в оппозиции, остается надежда на ГПЦ, как единственную силу, способную привести к объединению страны. Поэтому любые нападки на церковь, попытки снизить ее авторитет, ущемить права, данные конкордатом, вызывают бурные протесты. Кроме того, считается, что именно грузинская церковь способствовала и будет способствовать сохранения самой сути грузинской национальной идентичности. Соответственно, уничтожение религиозных ценностей, предупреждают некоторые политики, приведет к исчезновению грузин как таковых. В этом ракурсе празднование годовщины восстановления автокефалии - общенациональный праздник для Грузии.