События

Школьная история: МИД озабочен, Цхинвал озадачен

О возмутительном факте пару дней назад сообщил грузинским гражданам телеканал «Рустави-2». По его данным, «российские оккупанты разрушили в Ахалгори русско-грузинскую школу №3».

Звучит само по себе возмутительно. Но еще более вопиющий факт - на развалинах школы построят жильё для российских военнослужащих! Они, кстати сказать, уже расчистили территорию и начали ввозить туда стройматериалы.

В этой школе, утверждал «Рустави-2», учились 150 грузинских и осетинских детей. Теперь им придется перейти в школу №1.

На новость поспешно откликнулся МИД страны, подобравший для события бойкие формулировки: «продолжение политики дискриминации и этнической чистки».

Более того, министерство обвинило Россию в тяжком нарушении международного права, в том числе такого фундаментального права человека, как возможность получать образование на родном языке.

МИД Грузии выразил решительный протест и призвал международное сообщество «дать жесткую оценку вышеуказанному факту и вынудить российскую сторону неукоснительно соблюдать взятые на себя международные обязательства».

Звучало убедительно и красиво, но на следующий день информацию грузинского телеканала опровергли осетинские власти.

«24 марта 2010 года ни одна из школ в Ленингорском (по грузинской топонимике Ахалгорском) районе республики Южная Осетия не была разрушена. МИД Грузии таким заявлением в очередной раз проявил свою некомпетентность и пытается дестабилизировать ситуацию в регионе», - заявил заместитель главы Ленингорского района Александр Бараташвили.

Он пояснил, что здание, о котором идет речь, пришло в запустение еще до военных событий августа 2008 года. Кстати тогда оно находилось на территории, подконтрольной грузинским властям. А учились в этой школе раньше ... русские дети.

В последнее время это строение даже «сложно было назвать зданием - это был просто полуразрушенный первый этаж бывшей русской школы, которая, кстати, была развалена при попустительстве грузинского руководства», - добавил замглавы района.

Лишь вторая часть грузинской теленовости соответствует истине. Там действительно будут построены объекты пограничного городка.

Спекуляции на грузинских детях стали привычным орудием в информационной войне Грузии против России и двух новых государств. Особенно часто приходится слышать о «зверствах» российских военных в Абхазии. В январе сообщалось о задержании пограничниками 60 девчонок и мальчишек, которые по объездной дороге шли пешком из села Саберио до границы с грузинским Цаленджихским районом.

По осени неоднократно грузинские СМИ сообщали о нападениях на грузинские школы, во время которых российские солдаты якобы грабили их, уничтожали надписи на грузинском языке и рвали изданные в Тбилиси учебники. А на здании 16-й публичной школы села Отобая - о кощунство - они пытались повесить фотографию премьер-министра России Владимира Путина. Почему не президента Дмитрия Медведева или хотя бы их вместе, не пояснялось.

Абхазские власти «переводят» жуткие слухи на более понятную логику. Переходить границу не через Ингурский пост запрещено законом и детям, и взрослым, поэтому военные и пресекли нарушение.

Изданные в Грузии учебники Сухум действительно запрещает, потому что там навязывается история Сакартвело, по которой Абхазия с древнейших времен входит в состав грузинского государства. Но учебники не рвут, а просто отсылают обратно в Тбилиси за ненадобностью: печатают свои.

Кстати, некоторые жители Тбилиси, Зугдидского и других районов Грузии с удовольствием переводят своих детей в абхазские школы. Об этом сообщила министр образования Абхазии Индира Вардания в феврале, на встрече с верховным комиссаром ОБСЕ по делам нацменьшинств Кнутом Воллебеом.

То же самое происходит и в Ленингорском районе Южной Осетии. Жители приграничных грузинских сел хотят учиться в осетинских школах. Некоторое время назад туда хлынули одиннадцатиклассники. Их мотивацией было более качественное образование, а меньшее число экзаменов.

Дело в том, что в Грузии по окончании 12-ти классов им бы пришлось в 2011 году сдавать уже не 4, как раньше, основных экзамена, а 10. В общем, дошло до того, что осетинские власти отказались выдавать свои дипломы выпускникам, проучившимся менее полугода. И тогда переходы одиннадцатиклассников прекратились, а в Ленингорский район потянулись учащиеся десятых и девятых классов.

Но заниматься в Южной Осетии грузинским школьникам было нелегко. Учебный процесс оказался под угрозой срыва. Причиной тому были отсутствие газоснабжения и сильные морозы.

Как напоминает глава администрации Ленигорского района ЮО Алан Джуссоев, газоснабжением района раньше занималась Грузия. Однако после войны в августе 2008 года грузинские власти прекратили подачу газа. С тех пор школы топят мазутом и дровами, что вызывает периодические технические трудности при плохой ситуации на дорогах. Кроме того, Грузия создает перебои и с электроснабжением.

Из-за такого неласкового обращения грузинских властей школьники трёх учебных заведений Ленингорского района были вынуждены заниматься в одном здании. Могут ли в такой ситуации южноосетинские власти доверять красивым обещаниям из стратегии «Вовлечение путем сотрудничества», если даже на грузинских детях Южной Осетии Тбилиси экономит средства? И как грузинские чиновники могут при этом упрекать в разрушении школ Цхинвал и Москву?