События

Война как образ мыслей

О подписании юридически обязывающего документа о неприменении силы на Южном Кавказе заговорили сразу после трагических событий августа 2008 года. Однако, несмотря на международное посредничество в переговорах между Грузией, Абхазией и Южной Осетией в Женеве, достичь прогресса в оформлении соглашения так и не удалось.

В ходе дискуссий абхазская, югоосетинская, грузинская и российская стороны уже представляли свои варианты проекта новой архитектуры безопасности Южного Кавказа, а Евросоюз - его основные элементы. Несмотря на минимализм, Тбилиси считает «шагом в правильную сторону» вариант документа, предложенный именно ЕС. Правда, само по себе понятие безопасности и условия ее поддержания Грузия и молодые республики видят по-разному. Если представители Абхазии и Южной Осетии настаивают на подписании соглашения о ненападении, в Тбилиси больше говорят о безопасности беженцев и населения приграничных районов.

По мнению официального Сухума, грузинская сторона намеренно отказывается от подписания документа о международных гарантиях неприменения силы в отношении Абхазии и Южной Осетии, подтверждая тем самым свои реваншистские настроения в отношении обеих республик.

Позицию Абхазии разделяют и в России. Как известно, в ноябре начальник ГРУ Александр Шляхтуров отметил, что Грузия, как и до событий августа 2008 года, по-прежнему получает военную помощь от стран НАТО, Израиля и Украины. «Страны НАТО поставляют Грузии в основном стрелковое оружие и снаряжение. США ведут подготовку личного состава грузинской армии по тактике НАТО, Израиль поставляет Грузии беспилотные летательные аппараты, а Украина - тяжелые вооружения, в частности танки и средства ПВО», - сказал он. Позднее эту информацию озвучил и глава МИД России Сергей Лавров. «После августовского конфликта Тбилиси продолжает вооружаться, - заметил дипломат.

В конце года постпред России при НАТО Дмитрий Рогозин подчеркнул: президент Грузии Михаил Саакашвили восстановил военный потенциал своей страны и при этом не оставил планов по военному решению ситуации с Южной Осетией и Абхазией. «Фактически Грузия полностью перевооружилась, - говорил дипломат. - Это реальная проблема, и мы о ней знаем. Этим, безусловно, озабочено политическое руководство России и наше министерство обороны».

Несмотря на предупреждения российской стороны, поставки вооружения в Грузию продолжились. В феврале неназванный источник в российских спецслужбах сообщил, что Израиль намерен поставить для грузинской армии крупную партию стрелкового оружия и боеприпасов: 50 тысяч автоматов АКС-74, около тысячи гранатометов РПГ-7 и почти 20 тысяч гранат к ним, а также порядка 15 тысяч 5,56-мм штурмовых винтовок.

Более того, в СМИ просочились данные, согласно которым траты Тбилиси на военную составляющую нынче составляет пять процентов от ВВП. За последние годы расходы грузинских властей на армию увеличились в разы - с 40 до 650 миллионов долларов.

Наращивание потенциала грузинской армии настораживает и соседние республики. На днях вице-спикер парламента Южной Осетии Юрий Дзиццойты, комментируя провокационный сюжет грузинской телекомпании «Имеди» о произошедшем вторжении российских войск подчеркнул, что очередным шагом президента Саакашвили может стать не имитация «ввода российских танков», а вполне реальные действия, направленные против Цхинвала. «Саакашвили становится очень непредсказуемым», - сказал он.

Любопытно, что при этом Грузия то и дело стремится проверить свои войска в деле. Лидер Эдуард Кокойты заявил, что вслед за показом на канале «Имеди» скандального сюжета, на границе с Южной Осетией было замечено реальное передвижение тяжелой техники вооруженных сил Грузии. Кокойты считает, что цели сюжета грузинской телекомпании не ограничивались только информационным воздействием. По мнению президента Южной Осетии, это был выброс информации с той целью, чтобы отработать «некоторые свои действия».

Так или иначе, к повторению событий августа 2008 российские военные, которые несут службу в закавказских республиках, готовы. В Минобороны считают, что от президента Михаила Саакашвили можно ожидать чего угодно, но в случае агрессии Грузия потерпит еще более сокрушительное поражение. Так может, тбилисским политикам все же рассмотреть вариант с подписанием «пакта о ненападении»?