События

В бой идут дипломаты. С надеждой на реванш

И что же - пока рановато учиться тонкостям дипломатии? А тем временем жить и руководить по принципу - ты мне больше не дружок? Это единственное, что у «младореформаторов» получается лучше всего. Минувшая неделя для руководства страны выдалась непростая. Сначала на заседании временной парламентской комиссии по расследованию августовских событий прозвучали разоблачительные заявления экс-посла Грузии в России Эроси Кицмаришвили. А заключительным аккордом ее работы стали 28 ноября откровения самого грузинского президента: мол, да, войну начали мы, а что было делать...

Что последует за всеми этими обвинениями и признаниями без покаяния? Пока лишь можно констатировать: уроков извлечено не так уж много.

На следующий день после завершения работы упомянутой комиссии страна приняла решение о разрыве дипломатических отношений с Никарагуа. Она «не дружок» Грузии по той же причине, что и Россия. Никарагуа - второе государство, признавшее независимость Абхазии и Южной Осетии. В Тбилиси и не скрывают, что действуют по принципу «друг моего врага - мой враг». «Решение о разрыве принято из-за признания Никарагуа независимости Абхазии и Южной Осетии. Согласно постановлению правительства Грузии прекращается действие подписанного 19 сентября 1994 г. акта "Об установлении дипломатических отношений между Грузией и Никарагуа", - говорится в заявлении внешнеполитического ведомства страны.

Оно пояснило, что «тянули» с официальным разрывом дипломатических отношений с Манагуа из-за "соблюдения внутренних процедур".

Никарагуанский президент Даниэль Ортега заявил о признании Абхазии и Южной Осетии спустя несколько дней после его российского коллеги Дмитрия Медведева. В течение трех месяцев в Никарагуа оформляли все необходимые для этого документы. Только успели поставить точку, как нужно готовить бумаги о разрыве дипотношений с Грузией.

Надеялись ли в Тбилиси, что Манагуа отменит свое решение, как того требуют грузинские власти от России? По крайней мере, нот протеста из кавказской столицы в эту южноамериканскую республику не поступало. Да и само признание лишь со стороны России и Никарагуа - для Грузии не более чем повод для шпилек в адрес российской дипломатии.

Грузинские СМИ высказали предположение, что разрыв дипотношений с Никарагуа был приурочен к последнему дню пребывания в Латинской Америке Дмитрия Медведева, который посетил Перу, Бразилию, Венесуэлу и Кубу. Вопрос только в том, чего именно добиваются грузинские дипломаты подобными демаршами? Полный разрыв дипотношений с Россией после августовских событий разве что усложнил жизнь соотечественникам-грузинам. Теперь поехать туда на заработки для среднестатистического гражданина столь же нереально, как получить грин кард. Приходится констатировать, что грузинский МИД забыл главное правило: дипломатия - патриотическое искусство лгать ради блага своей родины. Уместно чуть изменить формулировку: «...ради своих соотечественников».

И невольно возникает вопрос - а что будет, если руководство страны разобидится еще на какую-нибудь страну? Тоже выдворение дипломатов?

Вот ведущая грузинская газета "24 саати" (24 часа) задается вопросом: «Кто или что обеспечит нашу безопасность после августовской войны?» Автор статьи сетует: такие международные игроки, как ОБСЕ и ООН, в этом конфликте не сумели сыграть даже витринную роль. А Евросоюз в виду своих ограниченных возможностей смог лишь при помощи мониторинговой группы взять на себя такую сдерживающую функцию, которую Россия может в любой момент "обезвредить". Видимо, имеются в виду один из следующих вариантов: либо просто проигнорировать, либо устроить провокацию с целью дискредитировать наблюдателей.

Так что у грузинской власти поводов обижаться на международные организации предостаточно.

Впрочем, пока она воздерживается от резких выпадов в адрес Запада. Желание сохранить союзников в противостоянии с Россией важнее самолюбия. До чего же хочется одержать над нею победу -не получилось в войне реальной, так, может, выйдет в дипломатической?