События

Кавказский пленник: эксклюзивное интервью с Гарри Джопуа


Рано утром 9 октября Джопуа, как обычно, поехал в Гальский район. Там, у границы с Грузией, можно дешево купить сельхозпродукцию. За счет купли-продажи овощей и фруктов он содержал семью. Но вернуться к обеду в Сухум не получилось - возникли непредвиденные обстоятельства. Джопуа пересек границу с Грузией и попал в плен.

Вся страна целый месяц ждала новостей о его судьбе. Но до самого последнего момента ни у кого не было уверенности в том, что его освободят.

Абхазская дипломатия на всех переговорных площадках вплоть до Женевского процесса ставила вопрос Джопуа. Эта тактика не оставила шансов грузинским силовикам - они вынуждены были вернуть гражданина Абхазии домой.

Тенгиз Айба был лечащим врачом бывшего пленника в военном госпитале. По его словам, домой, на амбулаторное лечение, Джопуа выписан в удовлетворительном состоянии. "Поступил он в состоянии средней тяжести. У него были сломаны ребра и закрытая черепно-мозговая травма. Он находился в состоянии стресса от пережитого", - говорит Айба в интервью Georgia Times.

Сам Джопуа говорит, что чувствует себя неплохо. Синяки прошли, но его ноги пока еще не пришли в порядок. В течение первых шести дней грузины избивали его палками. Врачи установили, что ступни серьезно пострадали - есть трещины в кости. В интервью GeorgiaTimes потерпевший говорит, что готов вернуться к нормальной жизни.

Джопуа - ветеран грузино-абхазской войны. Он крепкий парень, и смог пережить месяц регулярных избиений. Ему повезло значительно больше, чем пропавшему в феврале 2007 года абхазу Давиду Сигуа. О сотруднике администрации Гальского района уже три с половиной года нет никаких вестей. Почти нет сомнений в том, что он погиб в грузинских застенках от таких же побоев, которые теперь пережил Гарри Джопуа.

Бывший пленник рассказывает, что оказался на грузинской территории совершенно случайно. В этом месте граница проходит не по реке, а по полям. Грузинское село Хурча находится на левом, абхазском берегу реки, но юридически это территория Грузии. Он проехал российский пост в селе Набакеви, и пересек линию границы на своей бортовой "Газели". Здесь он покупал сельхозпродукты, которые затем вез продавать в Сухум. Сразу за полем находится пост грузинской полиции. Именно там произошло неприятное знакомство Джопуа с грузинскими силовиками. Сначала они сели к нему в машину и вели ни к чему не обязывающие разговоры - ждали подкрепления. Когда приехали более статусные сотрудники, ему приказали пересесть в их машину и повезли в другой город. "Я видел, как меня довезли до Зугдиди. Сзади везли мою "Газель". Ее так больше и не видел. Мы приехали на какую-то военную или полицейскую базу. Там меня сразу пересадили в обычный автомобиль с гражданскими номерами. Куда меня дальше везли, я не знаю. На меня одели маску. Горное село, где я оказался, находится очень высоко. Там в это время года снег уже совсем близко. Но какая именно эта точка на карте, я сказать не могу" - говорит Гарри.

Пленника привезли в обычный частный заброшенный дом, поместив в подвале и приковав наручниками к кровати. "Первые четыре дня меня постоянно били. Я превратился в сплошное кровяное пятно. Потом начались пытки. Плоскогубцами ломали пальцы ног. Они пытались выудить у меня какую-то информацию об Абхазии, о ситуации здесь, хотя задавали вопросы, на которые я не знаю ответа" - рассказывает Джопуа. "Они меня спросили, как дела в Абхазии. Я ответил - нормально, война давно закончилась. Они говорят: ты вояка, должен много знать" - продолжает бывший узник.

Джопуа не знает, к каким структурам могли относиться похитившие его люди. Они были в гражданской одежде, говорили на грузинском и мегрельском языках. Находясь в застенках, Гарри каждый день ждал освобождения. "Там их старший, видимо, командир, был единственным нормальным человеком. Можно сказать, что мы нашли общий язык. Он мне каждый день говорил: ждем приказа об освобождении, ждем приказа. Так целый месяц прошел. Я ему рассказал про себя, свою семью. У меня дома осталась семья, жена-инвалид. Я сам инвалид с войны. Ему было жалко меня»"- рассказывает Джопуа.

Первые шесть суток ему почти не давали ни еды, ни воды. Только на седьмой день - рассказывает Гарри- дали пищу. "Сигареты и воду давали, и на том спасибо. А так какие-то объедки изредка подкидывали" - говорит Джопуа.

На обратном пути все повторилось. На голову надели мешок, довезли до того же места, откуда похитили. "Сказали - иди прямо, вон ваш пост. Я дошел до поста и потерял сознание. Больше ничего не помню, очнулся в больнице" - рассказал Джопуа.

Весь месяц, в течение которого Джопуа находился в горной грузинской деревне, за его освобождение боролись власти страны. За это время прошел очередной раунд Женевского переговорного процесса и встреча по превенции инцидентов на грузино-абхазской границе. Вопрос Джопуа был одной из главных тем, которую абхазская делегация выносила на этих переговорах. МИД Абхазии сделал два заявления в адрес международного сообщества с требованиями добиться от грузинских властей освобождения своего гражданина. Было и обращение к Питеру Семнеби, спецпредставителю Евросоюза на Южном Кавказе. Семнеби не раз добивался от абхазских властей освобождения грузинских граждан, осужденных судом, а не сидящих в подвале деревенского дома. В этот раз спецпредставитель Евросоюза ничем помочь не смог.

Джопуа рассказывает, что активные поиски велись и его близкими. Они вышли на похитителей и вели с ними переговоры. "Когда пришло время меня освободить, грузины не сказали, когда точно они перевезут меня на абхазскую сторону, они боялись, что их здесь поймают. По этому родственники не смогли меня встретить" - говорит Гарри. Министр иностранных дел Абхазии Максим Гвинджия в интервью GeorgiaTimes сказал, что похитителями, несомненно, являются сотрудники силовых структур Грузии.

Дело Гарри Джопуа закрыто - Грузия была вынуждена вернуть абхаза в страну. Ему, конечно же, повезло - он выбрался из грузинского плена. За месяц, проведенный там, Джопуа постарел на десять лет, и еще не зажили следы побоев. Но, слава Богу, он жив.