События

Беженцы поссорили Тбилиси с Ереваном

Недавнее обсуждение в ООН резолюции Грузии по беженцам из Абхазии и Южной Осетии показало, что далеко не все члены организации верят в "аргументы" Сакартвело. Ведь тамошние дипломаты в основном налегают на мнимое несоблюдение прав человека в закавказских республиках, повсеместно используя термин "оккупация", но не горят при этом желанием по-настоящему решать проблемы жителей приграничных районов. В итоге 74 страны в ходе голосования воздержались, а еще 13-ти международным делегациям увещевания грузинских баснописцев показались неубедительными.

В Тбилиси же, как оказалось, рассчитывали на куда более серьезную поддержку. Замглавы МИД республики Нино Каландадзе призналась, что за день до голосования министр иностранных дел Грузии Григол Вашадзе обратился с письмом к своему армянскому коллеге Эдварду Налбандяну и попросил того поддержать резолюцию. Однако представители Еревана не пошли на поводу у навязчивого грузинского дипломата и проголосовали против.

Читайте также: Кавказ испытывают новым союзом

Каландадзе назвала этот факт "печальным". "Мы знаем их позицию к конфликтам, которая исходит из-за проблематики Армении и которая отличается от взгляда Грузии, и мы открыто заявляем нашим друзьям, что такая позиция для Грузии неприемлема, - заявила она. - Тем более что мы официально заявили: эта резолюция только гуманитарного характера и не ставит политическую мотивацию". По словам Каландадзе, официальный Тбилиси продолжит прилагать усилия для того, чтобы убедить коллег из Армении в правдивости своей позиции.

О "правдивости" грузинской позиции и "гуманитарном характере" резолюции все уже давно наслышаны. "Положение внутренне перемещенных лиц и беженцев из Абхазии, Грузия, и Цхинвальского района/Южной Осетии, Грузия", - это, по вашему мнению, корректная постановка вопроса в названии документа? Тем более учитывая непростую обстановку на Южном Кавказе и признание двух закавказских республик.

Но для Грузии делать из Армении козла отпущения - дело вполне себе привычное. На ум сразу приходят события почти годовой давности, когда в ходе голосования в ООН Ереван точно так же выступил против аналогичной резолюции. И тогда Тбилиси начал искать инакомыслящих, а в итоге под горячую руку попала Армения. Парламентарий Дмитрий Лордкипанидзе даже припомнил армянской стороне открытие погранично-пропускного пункта "Верхний Ларс", которое якобы не входило в государственные интересы Грузии.

Ранее мы писали: Алиев и Саргсян пойдут на принцип?

Думаю, многим запомнилась и выходка главного грузинского дипломата Григола Вашадзе. После оформления соглашения между Москвой и Ереваном о продлении срока дислокации российской военной базы в Гюмри министр выступил с гневной тирадой в адрес армян. Глава МИД заявил, что российская военная база в Армении "никому не дает возможности для стабильности, безопасности и сотрудничества". Более того, по мнению руководителя грузинского внешнеполитического ведомства, эта база не создает благополучных условий для разрешения существующих на Южном Кавказе проблем цивилизованным и мирным путем.

Вполне логично, что "всезнайство" Вашадзе вывело из себя пресс-секретаря внешнеполитического ведомства Армении Тиграна Балаяна. "Чиновник другой страны не уполномочен вмешиваться в наши дела и давать комментарии относительно вопросов нашей безопасности", - справедливо заметил он.

На какую, собственно говоря, поддержку рассчитывает Грузия после таких конфузов? Но и сейчас президент страны Михаил Саакашвили открыто заявляет о намерении создать конфедерацию с Турцией и Азербайджаном, подчеркивая, что с последней республикой Сакартвело составляет "единый организм". Хотя прекрасно знает, с каким скрипом продвигаются переговоры по Нагорному Карабаху между Ереваном и Баку.

Политологи сходятся во мнении, что отношения Грузии и Армении, в общем-то, и так никогда не были радужными. А некоторые и вовсе говорят о том, что в истории Сакартвело и в грузинской политической жизни в целом на сегодняшний день достаточно много неадекватных политиков, вся деятельность которых сводится к одной единственной болезненной страсти - соперничеству с Арменией и попыткам каким-то образом задеть интересы Еревана. Что ж, нынешняя истерия Тбилиси вполне вписывается в эту логику.