События

Саакашвили получил свой "Фотогейт"

В пятницу Тбилисский городской суд вписал новую страницу в историю юриспруденции. Четверо подозреваемых в тяжком преступлении против государства людей, один из которых имел прямой доступ к президенту страны, были признаны виновными, но получили условные сроки и освободились из-под стражи прямо в зале судебных заседаний.

Немыслимое снисхождение. После такого грузинское правосудие вправе претендовать на лавры самого гуманного в мире. Признав свою вину и согласившись на сделку со следствием, личный фотограф Михаила Саакашвили Ираклий Геденидзе и фоторепортер медиахолдинга "Алия" Георгий Абдаладзе получили по четыре года условно, корреспондент европейского агентства EPA Зураб Курцикидзе - три года условно, а жена Геденидзе Натия - полтора года условно.

"Основанием для решения стали особые обстоятельства сотрудничества обвиняемых со следствием. В частности, обвиняемые в присутствии адвокатов не только признали себя виновными, но и своевременно представили департаменту контрразведки Министерства внутренних дел важную детальную информацию", - обосновал судья свое мягкосердечие по отношению к ушлым "шпионам".

Читайте также: FEMEN обнажили Мишико

Несколько иную причину для такой сердобольности сегодня обнародовал "Коммерсант". По информации журналистов газеты, ни о каком шпионаже в пользу России, речь, конечно не шла. Просто личный фотограф президента Грузии Ираклий Геденидзе, имевший в силу своего статуса возможность снимать кровавый разгон митинга 26 мая, решил нажиться на эксклюзивных фотографиях. А чтобы его не обвинили в злоупотреблении доверием, предприимчивый фотограф продал этот жареный материал Зурабу Курцикидзе и Георгию Абдаладзе. А те - уже от своего имени - распространили шокирующие фотодокументы про мировым информагентствам.

"То, что совершил Геденидзе, - это не только нарушение корпоративной этики, но и уголовное преступление, ведь фотографии предназначались только для служебного пользования, а значит, относились к секретной информации", - приводит "Коммерсант" слова политолога Малхаза Чачава.

С одной стороны, правильно, но это значит только, что в подручных у Саакашвили ходят такие же продажные личности, как и он сам. С другой стороны - Ираклий Геденидзе стал свидетелем настолько чудовищного произвола грузинских правоохранительных органов, что даже рискнул расположением тбилисского деспота, лишь бы донести информацию об этих преступлениях до мирового сообщества. За что и поплатился. Будучи личным фотографом Саакашвили, он не мог не знать, какая судьба ждет впавших в немилость к грузинскому тирану. Ведь недаром власти обвинили в шпионаже не только Геденидзе и тех, кому он продал пресловутые фото, но и его жену. Преступный режим задействует все возможные средства для расплаты с неугодными. И хоть, пойдя на сделку со следствием, обвиненный в шпионаже грузин избежал тюремного заключения, но прежней его жизнь уже не будет никогда.

"Могу сказать, что моя как фоторепортера карьера плохо, но закончилась. Я могу снимать только дни рождения и свадьбы. А ну-ка представьте, как я должен буду освещать политические пресс-конференции?" - приводит в этой связи издание "Квирис палитра" слова другого осужденного, Георгия Абдаладзе. Хотя, может, ему стоит радоваться, что он вообще остался жив и невредим в застенках Мерабишвили.

Читайте также: НПО боятся нашпионить

"В вопросах пыток я разбираюсь на уровне эксперта, и, к сожалению для себя, хорошо знакома с этими вопросами. Возможно, человеку даже не хватит фантазии, чтобы представить, какими методами пыток обладают власти, которые уже апробированы и успешно используются. Люди, ставшие жертвами этих ужасающих методов, очень часто всю жизнь молчат об этом. Я могу сказать одно - я выражаю солидарность задержанным фотокорреспондентам, которых вынудили дать признательное показание. Мы никому не верим в том, что они виновны. Просто у них не было другого выбора и выхода, - призналась в интервью Georgian Times руководитель грузинской правозащитной организации "Приоритеты прав человека" Лия Мухашаврия. - Полностью допустимо, что завтра в аналогичную ситуацию попаду я или любой другой мой коллега. Трудно судить о том, какой метод давления был использован против Абдаладзе. Практически, мы можем никогда не узнать об этом... В другой ситуации этот человек не дал бы признательного показания. Если у него был такой настрой, то зачем же он голодал на протяжении недели, и почему только спустя такой период дал признание? Тут все очевидно".

И осужденным фотографам придется молчать. Ведь, как отмечает "Квирис палитра", одно из условий их сделки с правосудием звучит так: "В случае, если фоторепортеры опротестуют процессуальное соглашение или начнут говорить о применении к ним насилия, они вновь окажутся в тюрьме".

Но на этом власти вряд ли остановятся. Ведь майские события на проспекте Руставели, которые в ошеломляющих подробностях зафиксировал Ираклий Геденидзе, были всего лишь этапом ускоренного процесса превращения всей Грузии в одну большую тюрьму. "Я не люблю делать плохие прогнозы, но в стране, где так очевидно и открыто расправляются с журналистами, обычно потом переходят на правозащитников, чтобы перед выборами мы все были запуганными и умолкнувшими, с тем, чтобы не подавали голоса. Скоро начнутся выборы, а в такой ситуации властям требуется, чтобы общество молчало и было напугано, а пресса ничего не писала бы о нарушениях. Правящая сила стремится к этому", - с грустью констатировала Лия Мухашаврия.