События

Саакашвили ждет Суд

Как известно, Михаил Саакашвили чуть ли не стер себе язык, обвиняя Россию в том, что именно она начала "войну" против невинной Грузии. Это как «черный юмор»: враг коварно напал на нас в то самое время, когда наши бомбардировщики мирно бомбили его города.

Казалось бы, Саакашвили вызывает у всего мирового сообщества сплошное сочувствие. Мотается по Европе, ездит в Америку, пожимает руки лидерам стран блока НАТО, собирает улыбки, комплименты и обещания принять Грузию в лоно ЕС. Но оказывается, на Западе вовсе не заблуждаются относительно того, кто на самом деле начал три года назад предательскую войну. И "поддержка" Саакашвили - не более чем политический расчет, который сегодня таков, а завтра может стать совершенно иным.

Вот что писал "по горячим следам" августовского конфликта американский журнал "BusinessWeek" в статье от 10 ноября 2008 года:

"Пока что ни один независимый источник не подтвердил заявление Саакашвили о том, что 7 августа сначала российские войска пересекли границу, и только затем Грузия развернула наступление. Особенно странно то, что во время конфликта грузинские власти об этом вообще не упоминали, а целью своих действий называли "восстановление конституционного порядка" в Южной Осетии. Кроме того, Грузия заявляла, что перешла в наступление в ответ на обстрел четырех грузинских селений предыдущим вечером".

Конечно! Пока власти Сакартвело рассчитывали на то, что все обойдется, и Россия не посмеет вступиться за жителей Южной Осетии, они говорили громкие слова о "восстановлении конституционного порядка". Но только российские войска как следует вломили грузинским агрессорам, спасая от них несчастный город, риторика тут же изменилась - Тбилиси заголосил о "нападении русских" на Грузию.

"Агрессия" же началась позже - когда грузинская армия, бросая матчасть и флаги, побежала на юг. Когда сам Главнокомандующий позировал перед камерами, лежа под кипой бронежилетов с перекошенным от ужаса лицом. Вот именно тогда и пришла нужда "сообщить о российской агрессии всему миру и остановить Россию всяческими дипломатическими действиями". А до этого в этом не было никакой необходимости - все было комильфо", - комментирует поведение Саакашвили в своем ЖЖ блогер Влад Лавров, давно и пристально наблюдающий за грузинской темой.

Нет, вы представьте себе, что побиваемый Гитлер начал бы жалобно вещать о том, как агрессивно повел себя Советский Союз, и искать в западных столицах сочувствия. Разница между Гитлером и Саакашвили, в сущности, лишь в том, что от первого пострадала вся Европа, поэтому он не мог рассчитывать на поддержку. А от второго понесла потери лишь Южная Осетия, и потому он остается рукопожатым. Временно. Пока Западу выгодно закрывать на это глаза. Но это не значит, что у мировой общественности отшибло мозги.

Газета The New York Times напечатала свидетельства независимых западных наблюдателей, прочитав которые очень трудно поверить в грузинскую версию событий. Члены миссии Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе обвинили Грузию в "совершенно неизбирательном и несоразмерном нападении", а точнее в том, что грузинская армия обстреляла гражданских лиц артиллерийскими снарядами и неуправляемыми ракетами.

И сколько бы теперь президент Грузии ни клялся, ни божился, ни уверял народ в своей доброте, факт остается фактом: если бы не его приказ стрелять, тем более подлый, что был дан после обещания мира, то сколько мирных жителей Цхинвала, погребенных под горящими обломками домов, могли бы жить вместе с нами? Сколько российских миротворцев, мужественно защищавших погибающий под снарядами город, вернулись бы к своим родным живыми и здоровыми? Скольким грузинским матерям не пришлось бы оплакивать своих сыновей, отправленных на уничтожение единоверцев и убитых по воле бесноватого Саакашвили?

Даже после такого варварства и позора Саакашвили не перестает болтать на всех углах, что Абхазия и Южная Осетия - это территории Грузии, "оккупированные Россией". Не передать, сколько крокодильих слез пролито по "20 процентам территорий", безвозвратно потерянным, сколько преференций выбито под эти слезы на Западе. Каким же нехристем нужно быть, чтобы сначала уничтожать целые народы, а потом на этом еще и зарабатывать?

Похоже, Мишико пытается жить по законам, которые определил себе сам. Но есть в жизни и неписанные законы - одни на всех, без избранничества. Вселенские законы Бытия. И есть вера людей в Высший Суд. И эти люди живут надеждой, что Господь спросит однажды с прибывшего Мишико за каждую осетинскую, грузинскую и русскую прерванную жизнь.