События

Беженцы в ЮО. Пять месяцев после войны…

Спустя 5 месяцев после августовских событий перед Южной Осетией по-прежнему стоят гуманитарные проблемы. Они обсуждались 19 января в Москве на встрече комиссара Совета Европы Томаса Хаммарберга с председателем комитета Госдумы по международным делам Константином Косачевым.

Хаммарберг прибыл в российскую столицу именно для того, чтобы обсудить положение местных жителей в зоне грузино-южноосетинского конфликта. Рассказав об итогах своего визита «Газете», он отметил, что особое внимание было уделено возвращению беженцев. Мол, тут предстоит сделать еще немало.

«Из 20 тысяч этнических грузин, которые ушли в южные районы страны, - пояснил, в частности, комиссар, - вернулось не так много. Проблем еще достаточно».

Вероятно, весьма существенной причиной является то, о чем Georgiatimes получил информацию из официальных источников в ЮО. А именно: правительство Южной Осетии с самого начала заявило, что любой гражданин Грузии, желающий жить в республике, должен получить либо ее гражданство, либо гражданство России.

Что же касается осетин, то здесь положение заметно лучше:

«Те, кто уехал после конфликта в Северную Осетию, уже практически все вернулись. Кроме отдельных лиц, оставшихся во Владикавказе на лечение. Многие из беженцев (уже прибывшие в республику. - А.Г.) ожидают ремонта своих домов, который завершится в ближайшем будущем».

Хаммарберг назвал и другие проблемы: необходимо обеспечить и физическую, и правовую защиту гражданских лиц с обеих сторон, полностью разминировать территории.

Напомним, за полтора дня после начала боевых действий в Южной Осетии республику покинули более 30 тысяч жителей. Это, между прочим, почти половина ее населения! (А число этнических грузин убавилось даже больше, чем наполовину). Основная их часть направилась в соседнюю Северную Осетию. То же относится и к осетинам, проживавшим в Грузии. Российская сторона, как сообщал «Кавказский узел», предложила свою помощь, беженцев готовы были принять Вологодская область и Ставропольский край.

Далее стали возникать проблемы, связанные с возвращением беженцев.

О положении тех же этнических грузин сообщала во второй половине ноября международная организация «Amnesty International», эксперты которой побывали в регионе и общались с «компетентными органами Грузии, России, руководства Южной Осетии» и жертвами конфликта. «Новая сумеречная зона, - приводил текст сообщения ИА Regnum, - создана вдоль фактически существующей границы между Южной Осетией и остальной Грузией, в которой люди перемещаются на свой страх и риск». Говорилось также о фактах мародерства, стрельбе, взрывах и похищениях людей в «сумеречной зоне».

Не легче пришлось и осетинам, которые остались на территории Грузии. Их, как утверждал 2 декабря в интервью «Кавказскому узлу» замминистра по особым делам Южной Осетии Казбег Карсанов, чуть ли не насильственно призывают в местную армию и направляют в части, находящиеся в непосредственной близости от границ с Южной Осетии. Кроме того, по сведениям Карсанова, осетины в Грузии жалуются на притеснения со стороны полиции и дискриминацию по национальному признаку.

«Проблемы у них возникают повсеместно, - пояснял он, - во дворе, на работе, в школах. Подчас невозможно даже купить продукты в магазине. Особенно это касается сел компактного проживания грузин и осетин, смешанных сел, где все друг друга знают».

Отметим, что за время после доклада «Amnesty International» и заявлений Карсанова, новые данные о судьбе беженцев в Южной Осетии стали известны лишь от Томаса Хаммерберга (почему-то сведений на эту болезненную тему появляется крайне мало). И, как можно судить по словам еврокомиссара, с тех пор ситуация не претерпела существенных изменений...

Артем Горбунов