События

Русские в Чечне: меньше да лучше

ВАЗ 2107 - не самая престижная марка, но когда ключи от него власти Чечни дарят православному священнику – этот подарок имеет особую ценность. Как рассказал корреспонденту GTimes обладатель новой «семерки» отец Григорий, президент Чечни Рамзан Кадыров о нуждах христиан не забывает. Да и местное население к православным относится хорошо. Но для массового возвращения русских в республику все же делается очень мало.

Для хорошего подарка не нужен повод. Благочинному Грозненского округа отцу Григорию представители мэрии и правительства республики вручили ключи от ВАЗ 2107 без особых церемоний в обычный будний день 1 февраля. Заместитель мэра и руководитель аппарата столичной мэрии Хож-Бауди Дааев отметил, что инициатива исходила от президента республики Рамзана Кадырова. Он также сообщил, что город возьмет на себя решение насущных проблем главного республиканского храма Архангела Михаила и выплату зарплаты священнику.

Корреспондент GTimes связался с отцом Григорием и поздравил его с приобретением автомобиля. Выяснилось, что помощь этому храму и другим церквям в республике власти оказывают не первый раз.

- Я нахожусь здесь с конца 2009 года. До этого жил, как говорят, ложными стереотипами и представлениями о том, что в Чечне такой хаос, который нельзя себе представить. Когда я приехал сюда, то увидел, что здесь есть православный народ. И я посчитал необходимым, чтобы люди приобщались к святыням нашей Русской Православной Церкви. И было мною предложено свозить православных христиан - жителей республики - в паломническую поездку. И уже в 2010 году, в феврале, группа молодежи на двух автобусах отправилась по святым местам Ставропольской и Владикавказской епархии. После этого весной православные дети вывозились в город Ставрополь на пасхальный утренник. Потом весной 2011 года вывозились группы по новообразованной Владикавказской и Махачкалинской епархии. Минувшим летом самое знаменательное событие было - мы выезжали по святым местам России. Первые три поездки финансировались из регионального бюджета. Последняя поездка была частично компенсирована. Что касается всего остального, в частном порядке я обращаюсь для решения тех или иных проблем через руководителя Общественной палаты ЧР Гаирсолта Батаева или через его заместителя Магомеда Хаджимурадова. Я тоже, кстати, являюсь членом палаты. Конечно, того предельного внимания, на которое можно было бы рассчитывать, пока нет, но оно обещано и оно будет.

- В чем вы еще нуждаетесь?

- Это столица республики и столица православных республики, храм Архангела Михаила - главный храм христиан. Действительно, его восстановили первым, а потом уже строили мечеть. Но сейчас в этом храме нет церковного комплекса: нет гостиницы для приезжающих, нет условий для прихожан, нет общей трапезной, нет подобающих хозяйственных построек. Рамзан Ахмадович все это сделать обещал. В ближайшее время планируется встреча нашего владыки с Рамзаном Ахмадовичем, и, я думаю, уже в этом году все вопросы будут решены. Но и эпизодическая помощь сказывается положительно. Мы свозили в паломничество всех прихожан, начиная с самого малого и заканчивая самым пожилым. И даже малотранспортабельные выехали и повысили свой духовный уровень.

- В республике есть и другие церкви, которые нуждаются в восстановлении. Их власти тоже отреставрируют?

- Да, это тоже обсуждается. Вот у нас есть станица Ищерская - там кровля храма поправлена, библиотека закуплена. В станице Шелковской храм был отремонтирован. В станице Наурской строится храм, хотя там, говорят, меценат из России способствует улучшению духовной православной жизни, но и глава республики помогает возводить храм на месте разрушенного в советские годы. Глава республики уделяет большое внимание духовно-нравственному воспитанию. Конечно же, нужно учитывать, что если православные будут сильно отставать от основного направления духовно-нравственного воспитания - ислама, то мы мало что сможем противопоставить. Но благодаря усилиям главы республики вот транспорт появился, и я могу быть более мобильным. Мне будет удобнее своевременно являться в том или ином месте. До этого мне приходилось добираться на общественном транспорте или просить, чтобы меня довезли. Благодаря вниманию властей, подарки к Новому году выделили, и мы смогли детей обеспечить и малоимущих. Это, конечно, приятно. Если еще проблема комплекса при храме будет решена, то многие вопросы отпадут сами собой. Для того, чтобы была полноценная жизнь, необходима и трапезная, и гостиная для людей, которые хотят вернуться или просто приехали навестить родные места. Ведь во время последних событий около 200 тысяч жителей уехали.

- А кто остался и кто вернулся, что это за люди?

- Люди разные. В основном пенсионеры. Есть, конечно, и молодые, которые начинают приобщаться к православию. Что касается того, чтобы возвращались, то тут возникают вопросы с трудоустройством и жильем. Вроде бы программа по возвращению русских есть, но в жизни никоим образом она не воплощается. Представляете себе, если человек лет 15-20 жил в Москве, Петербурге или в Париже, и ему сейчас все бросить и поехать сюда. Это непросто в наше время.

- Дело, наверно, не только в том, что программа не финансируется?

- Каждый человек нуждается в работе, которая способна была бы его содержать и детей рожать. Тут большое количество безработных. Я много знаю таких среди чеченцев, среди мусульман.

- А с точки зрения общей атмосферы, отношения к русским, комфортно живется?

- За всех не могу говорить. Могут говорить за себя. У меня здесь супруга и маленький ребенок. Хожу на рынок. Гуляю вечером в парке, на аттракционах с малышом. Конфликтных ситуаций у меня лично не возникало. Некоторые знают, что я священник. Даже могу сказать, что в общественном транспорте, когда моя супруга - матушка была в положении или с маленьким ребенком на руках, ей уступали место. Атмосфера в этом отношении положительная. И отличается немного от атмосферы, которая встречается на территории Ставропольского края. Вот там есть какая-то агрессия. Водители маршруток там бывают постоянно возмущены и из-за рубля готовы битой по голове ударить, грубо говоря. Здесь этого нет. Люди спокойно общаются. А что касается всего остального - может внутри у человека и кипит. Эти две военные кампании свой осадок оставили в душе. Это можно понять... Я третий год тут нахожусь и все силюсь до конца представить себе, как вот здесь месяцами люди жили в подвалах, пили воду с лужи, негде было помыться, нечего было есть. Пуля не разбирала - русский ты или чеченец или другой национальности. Она не щадила никого. Здесь в подвалах они вместе и находились.

Остались, конечно, душевные травмы. Представьте, каково потерять своих близких? Как относиться русским к чеченцам, чеченцам к русским, учитывая эти обстоятельства, трудно говорить. Но в принципе ведется политика такая, чтобы люди не жили прошлым. Бывают, конечно, отдельные малоприятные статьи, в том числе в федеральных изданиях. Человек с болью описывает события, которые его сильно взволновали, но он не отдает отчет в том, что это может разбередить раны. Может, у человека уже эти раны зарубцевались, и остался только след в душе, а он снова начинает смаковать неприятные эпизоды.

- А как Вы сами попали в Чечню?

- Когда меня рукопологали в сан священника, епископ Ставропольский и Владикавказский Феофан спросил: ты поедешь в Чеченскую республику? Я ответил, как у нас принято: куда благословите. И меня рукоположили. Потом я служил около полугода в Ставрополе. Потом еще, как владыка шутил, меня проверяли, готов ли я поехать в такие непростые приходы. Направили меня в Кабардино-Балкарию, где я прослужил до декабря 2009 года. И только после этого я был направлен в город Грозный. Там я прослужил в Грозненском храме до мая 2010 года, а затем уже новый епископ Махачкалинский и Владикавказский Зосима назначил меня настоятелем Грозненского храма и благочинным церквей Грозненского округа. Здесь уже у меня и ребенок родился. К лету еще один появится.

Вот так - двумя православными малышами благодаря отцу Григорию в чеченской столице станет больше. Хотя пока сопоставлять численность русских в республике до войны (200 тысяч) и сейчас (около 10 тысяч) не имеет смысла.