События

Абхазия: моя милиция меня не бережет?

Президент Абхазии Александр Анкваб выразил серьезное недовольство работой Министерства внутренних дел. Он заявил о массовой некомпетентности сотрудников, о неправильно организованной кадровой политике и о сокрытии преступлений. Никогда еще правоохранительные органы Абхазии не подверглись столь мощной критике из уст первого лица республики. Насколько безопасно сегодня жить в Абхазии, разбирался наш корреспондент.

Александр Анкваб - удивительный президент. Он редко появляется перед камерами, и не всегда легко понять, чем он занимается. В последнее время кажется, что его единственная работа заключается в том, чтобы заставить работать местную милицию. Кому, как не ему знать о ее проблемах, ведь он когда-то был одним из лучших милиционеров Советского Союза.

В списке стран, опасных для посещения, Абхазия будет, наверное, где-то посередине. По словам Александра Анкваба, в прошлом году российские туристы оставили в дипломатическом представительстве РФ 240 заявлений о кражах. При этом милиция Гагрского района, крупнейшего туристического региона страны, за весь прошлый год зарегистрировала только 77 заявлений о кражах. "Вы верите, что в Гагре было 77 краж?" - кричал Анкваб в прошлую пятницу на Гиви Чанба, начальника гагрской милиции.

Сейчас на абхазских курортах межсезонье. Число туристов не превышает нескольких десятков человек. И обстановка, соответственно, спокойная. Но владельцы местных мини-гостиниц могут многое рассказать про криминальную активность в курортный сезон. По их словам, они всегда напоминают туристам, чтобы те не забывали закрывать окна и двери, а ценные вещи отдавали на хранение хозяевам. Документы здесь крадут чаще всего. А уехать домой без паспорта трудно, ибо на пути - государственная граница.

Сотрудники гагрской милиции, на начальника которых обрушился Анкваб, говорят, что не сидят сложа руки. "Мы сделали все возможное, чтобы люди не опасались криминала. Смотрите, мы не просто отслеживаем криминал и знаем многих в лицо, мы сделали так, что когда подозрительные с нашей точки зрения лица въезжают в город, они уже под наблюдением. Мы даже выходим за рамки полномочий и отправляем, в целях профилактики, домой тех, кто уже был замечен в кражах", - рассказал нашему корреспонденту сотрудник гагрской милиции, попросивший не называть его имя.

Самая большая проблема в Гагре - кражи из автомобилей и комнат в частном секторе, где нет нормальной охраны. "Но за весь минувший год было около ста таких случаев, причем не обязательно, чтобы разбивали окна машин и что-то крали. Люди часто обращаются в милицию по поводу потери дорогой техники, документов. Я считаю, что обстановка в Гагре и Пицунде заметно улучшилась в последние годы, и туристам практически ничего не угрожает", - говорит наш собеседник из местного РОВД.

Но так не считает президент Абхазии Александр Анкваб. Он вернул на должность министра МВД Отара Хеция, который уже несколько лет возглавлял министерство, еще при бывшем главе республики Сергее Багапше, а потом был переведен в Совет Безопасности. Вновь назначенный министр внутренних дел - не самая популярная фигура, но в среде правоохранителей его считают профессионалом, которому раньше не давали работать. Способен ли он достичь прорыва, покажет время.

Абхазия: моя милиция меня не бережет?. 26439.jpeg
Отар Хеция уже дважды министр внутренних дел Абхазии. Но прорыва в борьбе с преступностью он пока не добился

Пока же милиция может похвастаться лишь относительно неплохой раскрываемостью преступлений средней тяжести. Как заметил президент, нет ни одного случая, чтобы была раскрыта крупная преступная сеть или был нанесен существенный ущерб торговле наркотиками.

Структура криминального мира в Абхазии несколько иная, чем в соседних странах и России. Крупной организованной преступности тут нет как таковой. Лидеры преступного сообщества в большинстве своем уже давно ведут куда более законную жизнь. Они обзавелись бизнесом, любят вспоминать о "подвигах" на стыке 80-х и 90-х, и среди них почти нет тех, на ком была бы кровь. Хоть они сидели в тюрьмах, но в основном за мошенничество или по экономическим статьям. Местные преступники в большей степени умели "уводить" деньги, а не стрелять. Сейчас их авторитет позволяет им заниматься "разруливанием" всякого рода разборок в околокриминальной среде, и на большее они не претендуют. Серьезного преступного сообщества в Абхазии не сложилось. Вероятно, потому что большинство воров в законе советского времени были грузинами и покинули страну после войны.

Люди, которые сведущи в этой теме, говорят, что ухудшение криминогенной обстановки произошло в последнее время, после прихода к власти Александра Анкваба. Прежний глава республики Сергей Багапш был мастером компромисса. При нем сложилась ситуация, когда криминалитет среднего уровня так или иначе заняли делом в сферах, функционирующих в рамках закона. Анкваб же, как матерый милиционер, ненавидящий преступный мир, лишил его постоянных источников дохода, что побудило нарушителей выйти "на тропу войны". В прошлом году произошла серия нападений на инкассаторов, а также на владельца крупного агропромышленного предприятия, который вез зарплату. Был и случай похищения человека. Это - шикарная статистика даже для средней российской области. Тяжкие преступления можно пересчитать по пальцам. Но в Абхазии, где все друг друга знают, похищение человека - очень опасное занятие. В любом случае, речь идет о тяжких преступлениях. А сейчас, похоже, главная проблема - это мелкие кражи, воровство в общественном транспорте и так далее.

В разговоре с GTimes сотрудник Министерства внутренних дел, который, разумеется, не называет своего имени, рисует нам портрет абхазского преступника. "Людям, которые разбивают стекла в машинах туристов, или вытаскивают кошельки, по 20-25 лет. Это реально ущербные люди. Знаешь, как они выросли? Их не водили в школу, они реально полноценно не знают ни абхазский, ни русский языки, это маргиналы, которых нищета выбросила на сухумский рынок. Не торговать, а воровать. В деревне им делать нечего, в селе правда бедно. В принципе, они безобидные. Но у них нет моральных норм, и к тому же из-за необразованности они глупы и делают ошибки. Например, много было случаев, когда лезли снимать контактную сеть с железной дороги. Человек, который хоть что-то где-то слышал, никогда не пойдет на это - потому что это самоубийство. Или был случай, они спланировали ограбить дом охотника, просто потому, что дом находится на отшибе, но не подумали, что у охотника, разумеется, дома оружие. И он их поубивал", - говорит наш собеседник.

"Сейчас все меняется. Растет здоровое поколение. А это поколение - в значительной степени потерянное из-за последствий войны. Люди выживали, на детей внимания не обращали. И после войны "блатной" был кумиром молодежи. Существует целая субкультура поклонения уголовному миру. Сейчас этого меньше, но в школах до сих пор слово "вор" - это не ругательство", - продолжает сотрудник МВД Абхазии.

Так что пока до победы над преступностью в Абхазии далеко. МВД, конечно, работает плохо, но проблема не только в этом. В обществе нет атмосферы законности. А это - работа не оперативников, а государства, которое пока не умеет пользоваться пропагандистской машиной, чтобы как можно меньше людей, выходяших со школьной скамьи, не рисковали жизнью ради модного сотового телефона.