События

Рожденный плавать уплыть не может

Уже четыре с половиной месяца причал сухумского порта украшает собой стометровая турецкая посудина под названием Hakki Cilioglu. Здесь же обитают пять членов экипажа, которых бросила на произвол судьбы компания-судовладелец. Судно, которое решительно некуда девать, оказалось в центре уже не только хозяйственных, но и политических разборок. GTimes удалось попасть на борт корабля и поговорить с моряками.

Судно стоит с высоко поднятым килем - свидетельство того, что нет топлива, и объект водоизмещением 6300 тонн никуда отсюда не уплывет. А приплыл турецкий корабль под панамским флагом в Сухум уже давно, еще в октябре прошлого года. Но знакомство с Абхазией для его команды, в которой ныне осталось только пять человек, началось еще в мае прошлого года. Тогда команду, к тому времени не получавшую зарплаты уже в течение трех месяцев, убедили плыть в Абхазию, чтобы подзаработать на доставке песка и гравия из Абхазии в Сочи, на олимпийскую стройку. Команда, разумеется, согласилась. Но контракт не состоялся, а судно, груженое 700 тоннами металлолома для отправки в Турцию, встало на рейде Пицунды, где простояло все прошлое лето и часть осени.

В советские годы причал сухумского порта украшали круизные лайнеры, теперь же украшают турецкие сухогрузы. Сухумчане, гуляющие по причалу в сторону расположенного на его носу популярного ресторана «Апра», уже привыкли видеть громадное судно. На нем живут люди. Именно живут, а не плавают. Формально судно находится за пределами территории Абхазии, а на практике его охраняют два пограничника, которые, к нашей удаче, обедали в тот момент, когда мы попросили пустить нас на корабль. Если бы пограничники были тут, у нас вряд ли получилось бы поговорить с командой.

Проскочить на борт совсем не трудно. Команда - четверо граждан Грузии и капитан корабля, гражданин Азербайджана - живет на судне целый год. С тех пор как вышли в плавание из Турции.

Когда мы приехали, еды на судне не было. При нас морякам принесли яйца, хлеб, еще какую-то пищу. "Вот старые макароны у нас лежат. Когда вообще ничего не остается, питаемся ими" - говорит один из членов команды.

Как выглядят деньги, на судне давно забыли. Содержит команду Абхазское морское пароходство, каждый день от начальника сухумского порта передают питание, но в дефиците все - средства гигиены, вода, одежда...

Рожденный плавать уплыть не может. 26494.jpeg
Так выглядит корабельная кухня

К сухумскому порту судно причалило в октябре 2011 года, а до того - почти полгода провело в море у Пицунды. Что происходило с кораблем, начиная с февраля прошлого года, до конца не ясно. Моряки охотно согласились разговаривать с нами, и даже сварили нам кофе. Старший механик Георгий Сапанадзе рассказал об интересных деталях всей этой истории. С По его словам, команда была уверена, что направляется в грузинский порт Поти, но потом людям сообщили, что курс изменился и судно оказалось на рейде у абхазского порта Очамчира. "Мы удивились, оказавшись в Абхазии. Тем более, знаем, что существуют проблемы, связанные с тем, что в Грузии против, чтобы корабли сюда ходили. Но нам сказали, что есть хорошая работа - перевозить песок и гравий из Абхазии в Сочи. Мы согласились работать", - говорят моряки.

Дальше события развивались еще интереснее. Моряки, ожидая старта работ, стояли у Пицунды, но возить инертные материалы в Сочи так и не начали. Они это связывают со смертью тогдашнего президента Абхазии Сергея Багапша. "Начались какие-то перетрубации, связанные с тем, что в Абхазии поменялась власть. Нас кормили завтраками, что скоро начнем работать, но потом стало ясно, что ничего не получится", - говорят моряки.

При этом на судно загрузили 700 тонн металлолома, который планировалось вывезти в Турцию. Ясно, что команда имела планы вернуться в Турцию после того, как не получилось работать у абхазского побережья. У этого металлолома явно есть абхазский владелец, который тоже рассчитывал заработать. Моряки говорят, в Пицунде был большой конфликт с хозяином этого металлолома.

В Турцию вернулась только турецкая часть команды. Им удалось покинуть борт еще в Пицунде и вернуться на родину при помощи живущих в Абхазии репатриантов из Турции.

"Им высылали деньги родственники, еще помогла диаспора тут, они сидели на чемоданах, но в конце концов смогли уехать", - говорят грузинские моряки.

Что же касается капитана-азербайджанца и моряков-грузин, то никакой ясности по поводу их дальнейшей судьбы по-прежнему нет. В теории они могут отправиться на родину хоть завтра. Но нам моряки сказали, что все еще надеются получить свои деньги. А должны им очень много. Как они сами говорят, от 30 до 45 тысяч долларов каждому моряку, плюс значительно более крупная сумма - капитану корабля.

Кроме того, они боятся грузинского правосудия. "Нас могут посадить на пять лет за заход в Абхазию. Мы обратились за помощью к правительству Грузии, но в ответ генеральная прокуратура возбудила уголовное дело в отношении судовладельца. Мы боимся, что и нас посадят", - говорят нам моряки.

Но, похоже, граждане Грузии зря опасаются родного правосудия. Если судить по имеющимся прецедентам, когда задерживались суда, которые власти подозревали в заходе в абхазские порты, то ответственность несла компания-судовладелец, а не моряки.

Десять месяцев компания "Абхазское морское пароходство" в прямом и переносном смысле поддерживает на плаву корабль. Помимо еды, команде нужно топливо, уже не для того, чтобы плавать, а чтобы на корабле был свет и тепло. Металлический корпус сильно охлаждает внутренние помещения, на обогрев уходит 350 литров топлива в день. Все это Абхазское пароходство дает морякам в долг. Сейчас на судне осталась тонна топлива. Проблему усугубляет и большая опасность, которую несет в себе огромная посудина. Сейчас сезон штормов, и когда море совсем неспокойное, корабль выходит в бухту, откуда его возвращают при помощи буксира, потому что без топлива глохнет дизель. Если судно не успеет во время отойти и начнется шторм, то громадный корпус способен без проблем разрушить портовые сооружения и причалы. Для сухумского порта это будет катастрофой.

И еще одна причина, по которой моряки не могут покинуть корабль. Если они уедут, жизнедеятельность судна поддерживать будет некому. Оно затонет, чем создаст колоссальные проблемы и для города, и для экологии. Может быть, поэтому, а может, и для того, чтобы припугнуть владельцев, в правительстве Абхазии заявили о возможной утилизации судна.

История с владельцами - самая туманная их всех историй, связанных с этим кораблем. По словам моряков, судно арендовал некий гражданин России Владимир Никитин, представитель которого в начале февраля приезжал в Сухум. Однако он уехал назад. Дело так и не сдвинулось с мертвой точки.

Ситуация сложилась тупиковая. Команда хочет получить свои деньги и боится возвращаться в Грузию, желая плыть в Турцию. Никакого диалога с владельцем или арендаторами корабля не идет, соответственно, неизвестно, что он планирует. И похоже, что он вообще ничего не планирует, и возвращать судно не собирается. За те десять месяцев, которые команда провела в Абхазии, появились большие долги перед абхазской стороной. Кто их будет выплачивать, да и будет ли вообще, неизвестно.

Но больше всего жаль людей, которые продолжают надеяться на скорое возвращение домой - без проблем и с деньгами. Но их явно кинули, оставив жить на огромном корабле, который принадлежит теперь, похоже, только им.