События

Артур Сидаков: один против четырех и все за одного

Осетинского шофера Артура Сидакова ингушские силовики вернули на родину благодаря флеш-мобу блогеров, адресованному главе Ингушетии Юнус-Беку Евкурову. Парнишка больше месяца просидел под арестом из-за конфликта с тремя сотрудниками ДПС, которых он избил, согласно материалам расследуемого дела. Сейчас он выпущен под подписку о невыезде, а ингушские власти, по распоряжению главы республики, пытаются ужесточить контроль над интернетом.

Гражданское общество Северного Кавказа формируется в интернете. Благодаря флэш-мобу блогеров, проведенному в ЖЖ и Twitter Юнус-Бека Евкурова, из Ингушетии в Северную Осетию вернулся 26-летний водитель Артур Сидаков, пропавший еще в канун Нового года.

В соседней республике он очутился по работе - на грузовой газели доставлял кровельные материалы заказчикам. По дороге туда оплатил стандартную «таксу» сотрудникам ДПС, чтобы избежать длительного досмотра. А на обратном пути нарушил на посту под Назранью правила дорожного движения, так как не остановился в положенном месте перед дорожным знаком.

"Я проехал вперед, чтобы не создавать аварийную ситуацию. С учетом того, что на меня справа неслась машина, а знак «полная остановка» был прямо на перекрестке, я проехал вперед, не остановившись на знак, - объясняет Артур. - Таким же образом поступали все водители, однако остановили в этот момент лишь меня, наверное, из-за региона".

Вообще-то в Ингушетии автомобили с номерами Северной Осетии не редкость, несмотря на вражду из-за Пригородного района. А игнорирование знака ПДД - достаточное основание для штрафа водителю. Единственным оправданием для Сидакова могло быть неправильное расположение дорожного знака. Поэтому он просто зафиксировал перекресток на фото- и видеокамеру в телефоне, «чтобы в дальнейшем опротестовать протокол о нарушении».

«После того как я, произведя съемку, подошел обратно к посту ДПС, Башир Баркинхоев потребовал у меня телефон в грубой форме, но без оскорблений, - рассказал Артур, признав, что не подчинился правоохранителям. - Тогда он схватил меня за шиворот и попытался силою затащить в помещение. При этом я сопротивлялся. Тогда они завели меня за бетонные блоки, где один сотрудник меня держал, чтобы я не сопротивлялся. Его звали Адам. А Баркинхоев стал наносить мне удары по лицу, по туловищу, целенаправленно бил ногой в пах несколько раз».

Когда осетинский водитель пригрозил, что сделает медэкспертизу и обратится в прокуратуру, сотрудники ингушского ДПС совсем озверели, едва не задушив Сидакова. На его крик прибежали еще два человека, которые затащили избиваемого в помещение поста, где Баркинхоев продолжал избивать паренька. Затем приехал наряд полиции с автоматами и задержанного увезли в отделение, заперев в подвальной камере на два дня. Написать жалобу Артуру не дали. Зато Баркинхоев накатал заявление, которое у здравомыслящего следователя могло бы вызвать только смех. В нем говорилось, будто щуплый осетин 26 лет от роду напал и избил четырех верзил под 100 килограммов весом. Причем когда Сидаков кидался на полицейских, он «припоминал» им осетино-ингушский конфликт 1992-го года.

Повреждения на Баркинхоеве были невелики. Пострадали, как заключили судмедэксперты, «мягкие ткани нижней челюсти без вреда для здоровья», да на руке обнаружиласьглубокая ссадина.

Медики (даже не судебные) обследовали Сидакова лишь через два дня, причем только до пояса. Информации о том, когда на нем появились следы побоев, в материалах дела нет, а Баркинхоев утверждает, что не прикасался к задержанному.

У ингушских силовиков несуразные заявления коллеги из дорожно-патрульной службы сомнений не вызвали. Артура два дня допрашивали без адвокатов, потом временного защитника все-таки предоставили. Сейчас у него уже третий адвокат, Ахмед Гадиев, который уверен, что сам Сидаков не мог напасть на вооруженных сотрудников ДПС грузного телосложения. Кроме того, у него была возможность освободиться под подписку о невыезде, если бы он сознался в инкриминируемом преступлении - применение насилия в отношении представителя власти, ст. 318, ч. 1 УК РФ. Но Артур уверен в невиновности, потому делать этого не стал.

Вот только доказать правоту Сидакова сложно. Камера видеонаблюдения на посту, как утверждают в полиции, не работала. Свидетелей же пока не нашли.

Родные Сидакова обращались к ингушским правозащитникам, и те помогли, чем могли. «Мы созванивались, выясняли причины, на каком основании он задержан, - рассказал корреспонденту GTimes руководитель местного «Мемориала» Тимур Акиев. - Добивались, чтобы родственники могли к нему доступ получить. Но потом следственные органы пообещали его даже до нового года отпустить под подписку о невыезде, родителей это удовлетворило, и больше мы в это дело не вникали. Юридической помощи у нас никто не просил».

Что касается поведения сотрудников ДПС, то Акиев, не видя материалов дела, не стал судить, кто прав, кто виноват. «Если есть у нас в правоохранительных органах проблемы, то это системная проблема, а не проблема определенного региона. Нужно заниматься исправлением всей системы», - считает Акиев.

Так что сидеть Сидакову в ингушской тюрьме пришлось бы еще неизвестно сколько, если бы не блогеры Северной Осетии. 10 февраля они завалили Twitter и ЖЖ президента Ингушетии Юнус-Бека Евкурова сообщениями «Уважаемый @UB_Evkurov #ОтпуститеАртураСидакова! Восстановите справедливость!». Перед этим такой же флеш-моб устроили Евкурову и осетинскому президенту Теймуразу Масурову ингуши, требуя найти ингушку Залину Елхороеву. Она исчезла в декабре 2010 года, когда поехала во Владикавказ навестить арестованного по подозрению в терроризме брата.

Обе интернет-атаки оказались удачными. По вопросу Елхороевой осетинские силовики завели уголовное дело о похищении, а Сидакова освободили под подписку о невыезде и отправили в Северную Осетию.

Уже после первого флеш-моба глава Ингушетии поставил премодерацию в своем блоге ЖЖ. Но участники второй акции писали и туда, и в Twitter, где предварительная редактура контента не предусмотрена.

Евкуров подошел к решению проблемы чрезмерной активности гражданского интернет-сообщества основательно . Он собрал силовиков и потребовал ужесточить контроль за пользователями Всемирной сети. "Основным инструментом в руках лиц, не желающих мира и спокойствия гражданам республики, является интернет. Чувство безнаказанности позволяет им вести себя некорректно, лгать и клеветать. Нет должного контроля", - сказал он, объявив тем самым войну блогерам. Теперь их будут вызывать в правоохранительные органы и разъяснять, что за клевету они ответят. Примерно как один шофер Сидаков за избиение четырех дэпээсников с автоматами.