События

Безенги между курортом и захолустьем

Депутаты трех кабардино-балкарских сел в районе будущего курорта Эльбрус-Безенги наложили вето на деятельность ОАО «Курорты Северного Кавказа». Они боятся потерять землю, не получив ничего взамен, кроме перспективы работать прислугой для туристов. Однако их вето, как объясняют в администрации Черекского района, не играет никакой роли, так как официальной депутатской сессии не было. А в компании по созданию туристического кластера говорят, что насильно облагодетельствовать курортами никого не будут.

Старожилы кавказских гор не приемлют планов по превращению Кавказа в туристический рай. В трех кабардино-балкарских селах - Безенги, Верхняя Балкария и Кара-Су - несколько депутатов провели заседание и постановили наложить вето на использование земель компанией «Курорты Северного Кавказа». Она планирует построить там курорт «Эльбрус-Безенги», способный принимать почти 30 тысяч человек в день. Туристов будут обслуживать 30 подъемников и гостиницы на пятнадцать тысяч мест. Все это обещает региону экономическое процветание и ту стабильность, которой на Кавказе сейчас очень не хватает.

Однако местные жители сопротивляются переменам, так как боятся оказаться лишними на этом празднике жизни. С обидой в голосе депутат селения Верхняя Балкария Харун Замаев рассказал GTimes, что у муниципалитета постепенно отнимают земли, которые необходимы для жизнедеятельности животноводов.

«На то поголовье, которое есть в селе, мы обеспечены пастбищами и покосами всего лишь на 50 процентов. Пахотной земли у нас всего 42 гектара, - сетует Замаев. - Ранее у нас отняли 85 процентов земель. Потом придумали отгонное животноводство (использование альпийских лугов долинными жителями - авт.) и отнимают у нас последнее. А теперь придумали под видом развития Северного Кавказа туристический кластер, и мы не знаем, будем ли мы что-то от этого иметь, учитывая 131 закон, право на свою землю, свою территорию. С нами об этом никто разговор не вел».

«Как долго будет действовать вето?» - спрашиваю у Замаева. Он говорит, пока в Кабардино-Балкарии не заработает 131 закон, который, на его взгляд, правительство республики не выполняет.

Как показал опыт подготовки к Олимпиаде 2014 года, протесты жителей Имеретинской долины не помогли им отстоять свои клочки земли, где похоронены их предки. Так ведь там дело доходило даже до рукопашных драк с сотрудниками правоохранительных органов! А как далеко готовы зайти авторы кабардинского вето, если их запрет власти проигнорируют?

«Я человек пожилой, и особенных конфронтационных мер не последует, - отвечает Замаев. - Но нас постоянно вынуждают протестовать. Вы можете поехать в любое балкарское село и увидите, что ничего со времен СССР не строится. У нас в селе есть клуб, но он абсолютно непригодный. Мы порой хотим собраться, но нам негде. Верхняя Балкария - большое село, пять тысяч населения, но у нас нет ни детсада, ни больницы. Вот как руководство республики относится к нам».

Ранее глава КБР Арсен Каноков пообещал, что будет прислушиваться к мнению людей и проведет социологический опрос о строительстве курортов. Харун Замаев уверен, что его мнение разделит большинство жителей. «Я думаю, что никто не позволит эту чистую девственную природу разрушить коммуникациями. Опрос покажет настроения людей».

Однако в администрации Черекского района, к которому принадлежат Верхняя Балкария, Безенги и Кара-Су, корреспондента GTimes заверили, что, за исключением отдельных вечно недовольных личностей, народ поддерживает проект курорта, и опрос это покажет. Более того, по словам главы Черекского района Махти Темиржанова, вето, наложенное депутатами, не имеет силы, так как официально сессия депутатов сельских советов не проводилась и никаких документов главам этих сел не поступало.

«Во-первых, территории самих сел не входят в свободные экономические зоны будущего курорта. Входит в основном территория племзавода имени Аттоева. Это покосы и пастбища, - рассказал Темиржанов. - Они находятся в федеральной собственности, так как это было госпредприятие. Сейчас рассматривается вопрос о передаче этих земель в муниципальную собственность. Затем мы будем утверждать границы кластера. Без согласия населения мы не собираемся там ничего делать. Людей будоражат, будто там уже определены границы. Они утверждены только по Эльбрусскому району».

Земля сначала попадет в районную собственность. Потом ей будет дана кадастровая оценка и ее передадут селам. Процесс тормозит отсутствие соответствующего постановления правительства России. Вероятнее всего, территорию под туркластер выделят еще до того, как она попадет в сельскую собственность. И вето тут никак не поможет.

И потом, то, чего о будущем курорте не знает депутат Харун Замаев, прекрасно известно Махти Темиржанову. Он, наряду с Минэкономразвития республики и главами еще двух районов Кабардино-Балкарии, которых касается строительство «Эльбруса-Безенги», подписывал соглашение с ОАО «Курорты Северного Кавказа». В проекте заложено развитие инфраструктуры всех близлежащих сел - строительство дорог, водоотведение, газоснабжение.

«Если в наши труднодоступные села будут проведены хорошие дороги, население будет только благодарно, - уверен глава Черекского района. - В протоколах отражены и еще несколько требований. Первое: земля приватизации не подлежит, за исключением объектов, находящихся под застройкой - это курортные поселки, опоры канатной дороги. Второе условие - должны сохраниться традиционные форы хозяйствования. И третье - это уже не условие, а просьба - чтобы были задействованы в строительстве и при обслуживании жители Безенги и соседних населенных пунктов».

Темиржанов называет жалобы Замаева на нехватку земель «чистейшей воды ложью». На самом деле, по сравнению с советскими годами, используется только половина пастбищ и покосов.

«Просто определенная категория людей всегда против всего, - объясняет позицию депутатов, наложивших вето, глава Черекского района. - В свое время у нас активно выступали против строительства ГЭС. Но благодаря ГЭС мы стали районом-донором. Мы в три раза больше налогов собираем, чем потребляем. Те, кто сегодня пытаются остановить развитие, завтра будут отвечать перед потомками».

Кара-Су и Безенги сейчас - вымирающие поселки, где почти не рождаются дети. В классах малокомплектных школ учатся 2-3 ребенка в Кара-Су и по восемь в Безенги. Молодежь уезжает, чтобы никогда не вернуться, так как там негде работать. И тот, кто против туркластера, загоняет свой народ, по выражению Темиржанова, «в каменный век».

Впрочем, насильно никто никому развивать инфраструктуру не навязывается. Как сообщил GTimes заместитель генерального директора ОАО «Курорты Северного Кавказа» Ростислав Мурзагулов, туристический кластер будет строиться исключительно на землях, не обремененных конфликтом интересов. «Мы не намерены вступать в конфронтацию с жителями поселений, не принявших идею туристического кластера, и строить туристические объекты, преодолевая их сопротивление, не будем. Более того, до тех пор, пока в регионе не решен вопрос о правах на землю, мы не имеем на это и никаких юридических прав. Решение же земельного вопроса - вне наших полномочий», - сказал он.

Мурзагулов напомнил: по опросу ВЦИОМ, 91 процент жителей территорий будущего курорта поддерживают идею развития туризма и связывают с ней оптимистичные надежды. «Нам есть из чего выбирать, и нет нужды у кого-то что-то отбирать или преодолевать чье-то противодействие. Будем строить там, где этого хотят, и не будем там, где не хотят. От единичного случая антипатии в отношении туризма в одном из горных поселков ни масштаб туркластера, ни прогнозируемый туристический поток никак не изменятся», - подчеркнул представитель компании.

Охотно верю Харуну Замаеву и его коллегам, что они радеют исключительно о благе жителей своих сел. Но понятие блага в современном мире настолько изменилось, что одной красотой природы горские населенные пункты от вымирания не спасешь.