События

Абхазские санатории особого назначения

Похоже, летом этого года туристы не смогут провести отпуск ни в одном из трех российских военных санаториев в Абхазии. Министерство обороны приняло решение закрыть не только Сухумский санаторий, но и санатории в Гагре и Гудауте. Что будет дальше с этими объектами, никто не знает. Зато уже известно, что без работы останутся полторы тысячи человек, а про дешевые путевки на абхазские курорты придется забыть.

В Сухумском военном санатории межсезонье. Видно невооруженным глазом, что к началу сезона никто в этом году готовиться и не планирует. На дворе конец февраля, а тут царит полное запустение. Такая же картина была прошлым летом, когда на пляже было всего несколько десятков человек. Санаторские корпуса не работали, а значит, не работали кафе, магазины и рестораны. Весь персонал был уволен как раз перед началом туристического сезона, поэтому некому было даже следить за клумбами и чистить пляж. Мало кто ожидал увидеть такую картину. В течение многих лет Сухумский военный санаторий был главной курортной зоной абхазской столицы.

В этом году такая же участь постигла полторы тысячи жителей двух других курортов, Гагры и Гудауты. Они потеряли работу в феврале, хотя еще с декабря было известно о том, что два военных санатория в этих городах закроются.

Санаторно-курортный комплекс "Южный", объединивший два этих санатория, начал функционировать совсем недавно. Все три военных санатория на территории Абхазии находятся под управлением Министерства обороны России. Но, похоже, в Москве не хотят больше финансировать их деятельность. Министерство обороны РФ четво увязывает события с осуществляющейся все последнее время программой оптимизации управления непрофильными ресурсами. Три военных санатория в Абхазии, с советских времен не видавшие ремонта, вряд ли могли быть прибыльны, а стратегической важности для российского военного ведомства они не представляют.

Ситуация совершенно типичная для многих российских регионов, где министерство обороны избавляется от своего имущества. Но Абхазия - не регион России, и общие правила игры здесь не действуют. Согласно законам республики, два объекта из трех находятся в собственности государства. Эта собственность может быть передана в долгосрочную аренду, но не может полностью находиться в частных руках. Таким образом, нет правовой базы, позволяющей Министерству обороны России продать санатории. Есть только два варианта: отказаться от них и вернуть объекты Абхазии или самостоятельно реконструировать их. Второй вариант маловероятен, ибо стратегией Минобороны является избавление от непрофильных ресурсов. Второй вариант куда более приемлем. По информации из властных коридоров в абхазской столице, российские военные чины склоняются к тому, чтобы отказаться от этих активов.

Надо сказать, что правовой статус этих объектов - отдельная сложная тема. Между Москвой и Сухумом нет никаких соглашений, регламентирующих вопросы собственности и пользования военными санаториями. В соглашении о военном сотрудничестве между Абхазией и Россией, которое не так давно было ратифицировано абхазским парламентом, они указаны как часть объединенной российской военной базы. Но тут же оговаривается, что все вопросы по курортным объектам должны быть отрегулированы в рамках отдельного соглашения, которого до сих пор нет.

Абхазские санатории особого назначения. 26518.jpeg
Санаторий "Гагра" был продан министерству обороны России еще до признания независимости Абхазии. Однако и он оказался в числе ненужных активов

Ситуация тупиковая. Поддерживать функционирование санаториев в нынешнем виде в планы российского Министерства обороны явно не входит. Продать их оно не может, потому что не является их владельцем. Видимо, в самом Министерстве еще не определились относительно своих планов. Многое указывает на то, что россияне покинут эти объекты. Хотя, по словам бывшего председателя Госкомимущества Абхазии Беслана Кобахии, который в начале 90-х годов занимался переводом бывшей общесоветской собственности в собственность Республики Абхазия, консенсус все-таки будет найден.

"Думаю, Россия не откажется от этих объектов, несмотря на кажущуюся готовность к этому. И если это так, то настало время заключить нормальное соглашение с Российской Федерацией по этим вопросам. В соглашении о военном сотрудничестве с Российской Федерацией, недавно ратифицированным нашим парламентом, этот вопрос не прописан, но, как мне помнится, есть пункт, в котором говориться, что решения по таким вопросом будут приниматься отдельными соглашениями. Поэтому надо спокойно подготовить соответствующее соглашение и начать его обсуждать. Ничего сложного в этом нет, так как ни одна из сторон не желает конфронтации, а наоборот, хочет дружбы и сотрудничества", - считает Кобахия.

Впрочем, самое главное во всей этой ситуации - не торг вокруг собственности, а человеческий фактор. Десять лет назад работа на объекте, подчиняющемся Министерству обороны России, казалась пределом мечтаний о стабильности и приличном заработке. Но когда в прошлом году был закрыт сухумский санаторий, работы лишились 1200 человек. Теперь, когда закрылись санатории в Гагре и Гудауте, работу потеряли еще 1500 человек. Это очень значительные цифры в масштабах Абхазии. Жители Сухума, после закрытия их санатория, вышли на улицу и предъявили властям претензии. В итоге они получили компенсации и, успокоившись, пошли искать новую работу. Теперь, чтобы получить компенсации в виде ежемесячной частичной выплаты зарплаты, гагрцам и гудаутцам тоже надо выйти на улицу. Но они пока не спешат.

Отдыхающие тоже многое потеряли. Военные санатории были едва ли единственными курортными объектами на абхазском побережье, продававшими путевки по цене чуть ли не ниже себестоимости. Это было возможно за счет солидных дотаций из Москвы. Теперь бюджетный отдых, который был доступен в прежние годы многим, не только семьям военных, никому уже не светит.