События

Депортация ингушей без подмены понятий

Ингушетия отметила печальную дату - 68 годовщину депортации. В России действует закон о реабилитации репрессированных народов, но до сих пор их выселение во время Великой Отечественной войны вызывает в обществе противоречивые оценки. Часть историков транслирует аргументы силовых структур СССР, оправдывая депортацию. При этом целые народы обвиняются в дезертирстве, предательстве и бандитизме, включая женщин и детей. Противники этой версии впадают в другую крайность и обвиняют советскую власть в геноциде, хотя выселение не преследовало целей уничтожения целых наций.

Сталинская репрессивная машина в годы Великой Отечественной войны затронула не только ингушей, но и еще 10 «ненадежных» народов. Однако, к примеру, в Чечне с прошлого года поминовение погибших во время депортации перенесли с 23 февраля на 10 мая - чтобы печальная дата не совпадала с общероссийским праздником. В Ингушетии же каждая годовщина депортации отмечается более массовыми мероприятиями, чем День защитника Отечества.

В этом году в Назрани 23 февраля состоялся траурный митинг у мемориала жертвам политических репрессий. На нем выступил глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров. Затем в Ингушетии состоялся автопробег из Назрани в Малгобек - в город воинской славы, оборонявшийся от немцев осенью 1942 года. Так ингуши почтили и память репрессированных, и подвиг защитников Отечества.

С тем, что депортация 1944 года была незаконной согласны, пожалуй, все историки, включая оправдывающих «вынужденную меру» советского руководства. В законах СССР действительно не было такого вида наказания для тех, кому инкриминировали «ненадежность», «дезертирство», «бандитизм», «попытки восстаний в тылу», «пособничество гитлеровцам». За все эти преступления ингушам, чеченцам, крымским татарам, калмыкам, карачаевцев как впрочем, и русским, грозил расстрел или заключение в тюрьму с высылкой в лагеря. А если учесть цифры, приводимые НКВД, то высшая мера наказания могла грозить десяткам тысяч представителей 11 высланных народов.

Высылку в Казахстан и Среднюю Азию, причем не в лагеря, а в свободные поселения вместо расстрела можно было бы считать даже благом. Но выслали-то не только виновных, но и стариков, женщин и детей лично ничем перед советской властью не провинившихся!

Есть гипотеза, что депортация была вовсе не наказанием, а мудрым решением вождя, который всеми силами спасал Кавказ от гражданской войны. Ведь Гитлер шел на Кавказ за нефтью и склонял горские народы на свою сторону работой диверсионных групп и листовками. Это грозило братоубийственными стычками, похлеще, чем борьба с бандеровцами на Украине. Между тем, Советский Союз не меньше гитлеровцев нуждался в горючем и не мог допустить волнений на в нефтеносном Кавказе. И предпринял превентивную меру по принципу «нет человека - нет проблемы», отправив всех возможных сторонников Гитлера подальше от лини фронта.

Оправдывать методы Сталина, пусть даже стратегически рациональные, в наши дни, когда известно, что народ победил в войне скорее не благодаря вождю, а вопреки безжалостной трате людских ресурсов и уничтожению цвета нации накануне Второй мировой, не поворачивается язык. Но и считать судьбу депортированных народов более суровой, чем тех, что гибли в окопах, гитлеровских концлагерях, а потом еще и в сталинских гулагах, если не дай бог возвращались из плена, тоже несправедливо. Досталось всем. Если называть депортацию геноцидом, как этого сейчас добивается от Тбилиси Европейская ассоциация ингушей, надо признать геноцидом всю работу советского репрессивного аппарата по отношению ко всем народам страны.

Впрочем, в принятом еще в 1991 году законе о реабилитации репрессированных народов негуманное отношение к ним уже признано «политикой клеветы и геноцида». За 20 лет существования этого закона появились работы историков, которые опровергают и факты массового дезертирства горцев, и участие немцев в организации протестных выступлений, которые работники НКВД в докладных записках называли восстаниями. Активность и масштаб деятельности чечено-ингушских бандформирований в период ВОВ тоже ставится под сомнение, разрушая аргументы всех адвокатов сталинской политики.

Более того, появляются данные о подвигах представителей репрессированных народов на фронтах Великой Отечественной. Вот только звезды по политическим причинам вовремя не нашли своих героев среди ингушей, чеченцев и других «ненадежных» народов. Что ж удивляться после этого, что 23 февраля в Ингушетии, как отметил в беседе с корреспондентом GTimes глава правозащитной организации «МАШР» Магомед Муцольгов, - «это праздник со слезами на глазах».

«Никогда 23 февраля для нас не был Днем защитника Отечества без упоминания о тех жертвах, которые мы понесли. Из шести детей в семье моего отца уцелел лишь он и его брат. Я понимаю, что для тех, кто воевал, это праздник, но праздник со слезами на глазах. Сколько героев было чеченцев и ингушей. Возьмите документы: Брестскую крепость защищали в основном чеченцы и ингуши. Последний солдат, который вышел из крепости, по данным немцев, был ингушом. Это Умат Барханоев и тому есть документальное подтверждение».

Для ингушей депортация 1944 года и в наши дни остается животрепещущей темой не только из-за того, что время от времени какие-то историки начинают оправдывать выселение и преуменьшать число погибших в вагонах для перевозки скота и в голодной Средней Азии. Дело в том, что ингуши едва ли не единственные из всех народов так и не получили территории, отрезанные от Чечено-Ингушской автономии за время отсутствия коренных жителей. Результатом этого стал осетино-ингушский конфликт 1992 года за Пригородный район Северной Осетии. Но у российского руководства сейчас нет желания решать этот вопрос, а значит, эта рана ингушского народа будет кровоточить еще долго.