События

Жизнь после СССР: Азербайджан

В 1991 году, когда нас, восьмиклассников первой школы города Баку, собрали в актовом зале, чтобы задать нам тогда уже риторический вопрос, хотим мы или нет вступать в Комсомол,только я одна ответила положительно. Увидев удивленные взгляды директора и учителей, я сказала, что хочу жить в большой стране, а не в маленькой.

Вот уже двенадцатый год, как на карте мира нет страны под названием СССР. Но никуда не делись, не исчезли те 15 стран-республик, которые, собственно, и составляли эту мощную некогда Империю. Теперь они независимы, теперь они свободны, и от Империи, и друг от друга. Теперь каждый за себя. На первый взгляд может показаться, что эта свобода была вожделенной, и каждая из 15 стран, избавившись от семидесятилетних оков, должна автоматически стать счастливой. Ведь свобода всегда приравнивается к счастью. Насколько оправдала наше ожидание желанная независимость в Азербайджане, выясняла корреспондент GTimes в беседе с философом, художником и режиссером Теймуром Даими.

- Скажите, чем был для страны распад Советского Союза?

-Прежде всего я должен отметить, что развал Советского Союза - это крупнейшая геополитическая катастрофа двадцатого века. Пожалуй, самая крупная. Больше чем первая и вторая мировые войны вместе взятые. Когда большое геополитическое, геокультурное пространство рушится, делится, дифференцируется, это всегда имеет негативные последствия. И все, что сейчас мы переживаем, это и есть последствия той самой катастрофы.

Я считаю, что все, кто инициировал этот процесс, или был инструментом в руках более невидимых сил - конкретные политики, Горбачёв, который начал этот процесс, Ельцин, и так далее - однозначно преступники. Они предстанут рано или поздно перед судом истории.

Тогда, когда это происходило, это воспринималось по-другому. Народ основательно устал от горбачёвских реформ, было много антиимперских настроений, появились национально-освободительные движения в республике. На фоне этого многие, даже просвещенные умы были за распад, и не только были, но и так или иначе участвовали в процессе распада. Но теперь даже они понимают, что всё это было ошибкой. Просто должно было пройти время, чтобы с этой временной дистанции, определить, что именно произошло и к чему это привело.

Читайте по теме: Жизнь после СССР. Грузия

А произошло следующее. Давайте вспомним: в то время очень модными были такие рефлексии, такие рассуждения либералов, так называемых кухонных интеллигентов, живо подхвативших фразу Рейгана, что СССР - это империя зла, и считали, что за пределами СССР нормальное сообщество, цивилизованный мир, куда мы и должны интегрироваться. И стоит этой империи зла рухнуть, как мы интегрируемся в это цивильное общество и заживем как люди. Но все это было крайне наивным представлением, что только сейчас кажется очевидным. А тогда таковым не было. И вот после развала все выплыло, все эти последствия, все эти инфернальные потоки захватили это пространство. И вот теперь мы живем в этом расколе, в руинах, в трещинах.

- Как вы считаете, можно ли было процесс распада как-то предотвратить?

- Ну, например, в квантовой физике существует точка бифуркации, разные варианты всегда имеются. Но вот пошло именно так. Если бы в 1991 году к власти пришли бы не ельцинские либералы, а, скажем, армия, все пошло бы по-другому. И это ГКЧП, которое потом пыталось бездарно реанимировать СССР, ибо во главе его оказались люди посредственные, ничего не смогла в итоге сделать. А если бы они были людьми яркими, талантливыми, возможно, у них что-то получилось бы. И тогда мы жили бы в совершенно другой стране. Я думаю, это было бы что-то приближенное к Китайской модели, правда, с какими-то вариациями, оговорками. Пространство было бы более стабильным, более цельным. Было бы больше позитива, больше возможностей для многих проектов.

- Разве вы не считаете, что Азербайджаном был сделан большой экономический прорыв именно после распада империи, и из трех стран региона она первая по показателям экономики. Так может для Азербайджана были свои плюсы в развале Союза?

- Нужно уметь различать экономические показатели на бумаге и реальную жизнь граждан. Для элиты местной, возможно, было больше позитива, но для народа это было совершенно невыгодно. Во всех странах постсоветского пространства народ одинаково плохо живет. За исключением прибалтийских стран. Они, собственно говоря, никогда не были особенно интегрированы в евразийское пространство. Очень маленький процент населения страны, безусловно, выиграл от этого. Но я в этом плане больше сторонник левой идеи, больше социалист, и это расслоение на богатых и бедных, усугубляющееся с каждым днём, считаю абсолютным злом.

Всё это было инициировано ещё в 91-ом. Давайте взглянем на распад империи более широкоформатной оптикой. Мы потеряли контрапункт Америки. Были США, НАТО и СССР, соц.лагерь. Был какой-то баланс сил в мире. Теперь никакого баланса сил нет, теперь мы наблюдаем процесс глобализации, причем однополярной глобализации, что тоже, на мой взгляд, является абсолютным злом. Одна сверхдержава позволяет себе все совершенно безнаказанно, никаких законов не признает, и ничто, ни одна сила не может противостоять ей.

-Теймур,как конкретно на Вас, на Вашей карьере и жизни отразился раскол Советского Союза?

- Я вообще никогда ни по чему не ностальгирую. Если я говорю, что распад Советского Союза был катастрофой, это не значит, что я тоскую, что у меня ностальгия по СССР или что я жалею о чем-то. То, что должно случится, случается, в этом плане я фаталист. Конечно, и в моей судьбе всё могло бы быть по-другому, только вот не знаю, хуже или лучше. А так, я судьбой своей доволен, все идет по плану. Единственно, чего жаль: в 90-91 годах по всему Союзу было много сильных научных центров, институтов, была мощная интеллектуальная элита, и когда все это распалось, конечно же, все это отбросило нас на 50-60 лет назад. Пошел комплексный регресс: социальный, экономический, культурный и интеллектуальный.

Но раз это случилось, значит, надо искать другие пути. Рано или поздно все вернется на круги своя. И этому есть подтверждение. Сейчас набирает силу так называемый евразийский проект. Эти тенденции очень популярны и в России, и в других странах СНГ, идут очень интересные процессы. В конце концов мы придем к тому, что нужно интегрироваться. Дело не в реанимации СССР в том формате, в котором он был. Речь идёт о евразийском пространстве, куда будут включены не только страны бывшего СССР, но и другие. Это будет более глобальное пространство. Я считаю, что это - неизбежная логика истории.