События

"Черные дыры" кавказского бюджета

Прокуратура СКФО пожаловалась на мягкие приговоры расхитителям казны. За год она нашла полторы тысячи нецелевых трат бюджетных средств, из которых 670 носили явно коррупционный характер. Но не всякое дело доходит до суда, и редко расхитители казны отвечают перед законом соразмерно своим преступлениям. И мало в округе мало "показательных" процессов, способных перевернуть сознание коррупционеров.

Громкие судебные разбирательства в отношении северокавказских чиновников можно пересчитать по пальцам. На слуху всего пара-тройка фамилий. Сейчас идет сбор доказательств по делу сити-менеджера Ставрополя Игоря Бестужего, уважаемого губернатором края Валерием Гаевским. Отгремел скандал с замглавы транспортной милиции по СКФО Сергеем Левченко. Отделался легким испугом начальник центра тылового обеспечения МВД по СКФО Владимир Галда, приговоренный за миллионную взятку к 100 тысячам штрафа и 4 годам условно.

Большинство таких громких преступлений связано именно с попытками продать свою подпись за солидную плату, и становится о них известно благодаря не желающим раскошеливаться бизнесменам. Гораздо проще обирать не их, а молчаливый государственный бюджет. Фигурантов дел за расхищение казны в СКФО навскидку и не вспомнишь.

Между тем прокуратура Северо-Кавказского округа в прошлом году выявила полторы тысячи нарушений при расходовании бюджетных средств, из которых 670 носили коррупционный характер. Но только 500 с небольшим дел дошли до суда. Но в этой инстанции должного возмездия растратчикам и похитителям не воздается, на что вчера посетовал на совещании силовиков замгенпрокурора России по СКФО Иван Сыдорук.

"Сегодня особую тревогу вызывают назначенные меры наказания, которые в 91% случаев по этой категории дел не связаны с лишением свободы. Я далек от мысли, что по каждому делу должно быть назначено реальное лишение свободы, но 91% вызывает обеспокоенность", - отметил он.

Прокуратура через суды смогла взыскать лишь 69 миллионов рублей ущерба из 100 предъявленных к возмещению. Но общие потери бюджета намного выше. Исходя из слов Сыдорука, речь идет примерно о двух с половиной миллиардах рублей. Счетная палата в прошлом году нашла нарушений на 18 миллиардов рублей, пущенных на красивую жизнь чиновников, их родственников и подельников по мошенническим схемам. Это и втридорога вне конкурсов нанятые фирмы, и по поддельным документам возвращенные налоги, и нецелевые закупки.

Чиновники, использующие незаконные методы обогащения, чаще всего в прошлом году привлекались к дисциплинарной или же административной ответственности. Уголовных дел всего сотни три. Среди них прокурор упомянул "дела в отношении бывшего министра здравоохранения Республики Ингушетия, начальника отдела учета и контроля РФОМС Дагестана, ряда иных должностных лиц органов государственной власти, местного самоуправления и контрольно-надзорных органов". Но сколько человек село за решетку, Сыдорук не сообщил. И сели ли?

Общественные организации считают, что объем хищений на Кавказе гораздо выше насчитанного прокуратурой и Сергеем Степашиным. Глава Национальной академии изучения и исследования проблем коррупции Муса Cадаев в разговоре с корреспондентом GTimes заявил: "30-40 процентов того, что направляется в регион, полностью воруется. 100 миллионов рублей, которые пыталась взыскать прокуратура, это ничтожно мало".

По словам исследователя, коррупция в СКФО имеет свои особенности. Большинство ее проявлений связано с земельными махинациями. Но по объемам воровства бюджетных средств регион мало чем отличается от других регионов России, полагает Садаев. И все же он считает сожаления силовиков о том, что слишком мало растратчиков попадают в тюрьмы, "страшными", так как это призыв сажать миллионы людей. Вместо этого глава академии рекомендовал бы вернуть выборы губернаторов, чтобы чиновники отвечали перед народом.

А вот руководитель межрегиональной общественной организации СКФО "Антикоррупционный центр" Алексей Курсиш согласен с мнением Сыдорука, что наказания для коррупционеров в России слишком мягкие.

- Ведь сегодня коррупция в России выжигает всё на своём пути. Ее масштабы ужасающие. Я уверен, что по уровню коррупции республикам Северного Кавказа далеко до Москвы. Просто коррупция здесь носит неприкрытый и особо наглый характер, так как в республиках, с моей точки зрения, де-факто феодальные отношения, - заявил в интервью imes общественный активист, по мнению которого названные прокурором цифры по хищениям - это "капля в море". - Коррупционеры из правоохранительных органов, прокуратуры и суда, чиновники, особенно высокопоставленные, повязаны между собой мощной корпоративной солидарностью и принципом "сегодня я тебе помогу, завтра ты мне поможешь, все что-нибудь поимеем, и не только на хлебушек, но и на икорку, и на мерседесы". Но проблема не только и не столько в правоохранительных органах и географических территориях. Коррупция в России, с моей точки зрения, это становой хребет современной "системы" управления страной. И у сегодняшней верховной власти нет воли и желания бороться с коррупцией. Бездействие правоохранительных органов, о которых говорит прокурор - это тоже факт махровой российской коррупции.

- Какие громкие процессы прошлого года Вы могли бы назвать как показательные?

- Это дело мэра Ставрополя Игоря Бестужего, начальника полиции Кисловодска, неблагополучная обстановка вокруг крупнейшего промтоварного рынка на Северном Кавказе в Пятигорске; факты грубейшего нарушения законодательства на выборах в Совет города Лермонтова. Кроме того, нами запущены общественные запросы по мэрам нескольких городов, нескольким прокурорам и руководителям полиции. Но в целом общественный контроль за работой чиновничества и силовиков крайне неэффективен и неразвит. А власти идут на уступки ровно настолько, насколько их толкает возмущенная общественность.