События

Тбилиси против реставрации абхазских храмов

Парламент Грузии принял заявление "О преднамеренном повреждении исторических памятников в оккупированной Абхазии". Грузинские законодатели призывают мировое сообщество категорически потребовать от России и "марионеточных властей" Абхазии прекращения проводимых на памятниках истории и культуры в Абхазии "незаконных" восстановительных работ. Грузинская сторона также обратилась к России и потребовала допустить на территорию Абхазии экспертов ЮНЕСКО и других авторитетных международных организаций для изучения состояния памятников.

В частности, в заявлении подчеркивается, что в результате проводимой в Абхазии реставрации на одном из наглядных памятников грузинской культуры в Абхазии, Илорском храме Святого Георгия были полностью уничтожены все следы грузинского происхождения.

"Бесспорно, что цель этого вандализма - полное уничтожение грузинского культурного наследия на территории оккупированной Абхазии", - сказано в заявлении. До принятия этого документа грузинские телекомпании распространяли эксклюзивные видеоматериалы о том, как была проведена реставрация в Илорской церкви Святого Георгия, и показывали храм, выкрашенный в белый цвет, со стен которого были стерты грузинские фрески и изменена форма купола, передает ИА REGNUM.

Грузино-абхазский конфликт включает в себя многое, в том числе - вопрос принадлежности православных святынь, находящихся в восточных районах Абхазии, недалеко от границы с Грузией. Любой вменяемый историк скажет о том, что храмы эти византийские, ибо были построены в ту самую эпоху в рамках византийской традиции. Но случилось так, что Илорский и Бедийский храмы особо почитаются грузинами: они очень переживают за их состояние. Корреспондент GTimes посетил Илорский храм. В Грузии бьют тревогу по поводу того, что он перестроен "на русский манер".

На практике "на русский манер" - это на византийский манер. Вся соль противоречий заключается в форме купола Илорского храма. Купол, каким его построили грузины, от старости рухнул. Когда началась реконструкция, реставраторы восстановили старую, историческую форму купола - сделали его таким, каким он был в момент постройки. Сейчас грузины, возмущенные реставрацией храма, забывают о том, что сами когда-то "огрузинили" церковь.

Читайте подробней: Абхазская дорога к Богу

В храме фотографировать запрещено, поэтому мы сделали только фото его внешнего вида. Но внутри храма, где много фресок с изображениями грузинских святых, там, где краска осыпалась, видны и другие лики, нарисованные еще в VIII веке. На одной из фресок изображена святая Варвара. Эти византийские фрески, по словам отца Сергия, грузины замазали в 1954 году, когда начался процесс превращения храма в грузинский.

Илорская церковь перестраивалась многократно. И в архивах нет недостатка в изображениях, на которых видно, как храм выглядел в разные века. В XX веке мы видим грузинский купол, в XIX купола нет вообще, а до того стоял византийский купол, такой же, как сейчас. Существует целая серия работ разных средневековых путешественников, делавших гравюры с изображением Илорской церкви.

Вообще, как говорят в Абхазии, процесс "грузинизации" византийских храмов начался намного раньше, еще в средние века, когда в Абхазской церкви появилось сильное грузинское влияние. "С XVI века Абхазской православной церковью стали управлять грузинские священники. Они-то и начали менять первоначальную форму купола абхазских храмов, относящуюся к абхазо-аланской школе восточно-римского (византийского) церковного зодчества. Это наглядно видно на примере Моквского храма, где купол был перестроен по образцу грузинской архитектуры", - говорят абхазские священнослужители.

Читайте также: Абхазская церковь на страже культурного наследия

Сейчас в Абхазии наступило время расцвета реставрации церковных памятников. Сияет белыми стенами Кафедральный собор в Сухуме, а золотые купола Новоафонского монастыря видны за несколько километров.

Но как бы ни был великолепен построенный в 1860 году Новоафонский монастырь, историческая ценность Бедийского храма, который старше его на 800 лет, гораздо более значима. Всего в Абхазии пять-шесть церквей, которые являются символами православия в стране. Их пока реставрируют только изнутри, не меняя внешнего облика.

Сейчас идет вялотекущая война между Абхазской церковью и государственной структурой по охране культурного и архитектурного наследия. Пока православные храмы находились в руках государства, их судьбой могло распоряжаться управление охраны памятников. Но чиновники проиграли Церкви. Создана правительственная комиссия, которая обеспечит возвращение имущества в лоно абхазского православия. В списке значатся все постройки, сохранившие свою целостность. Их в Абхазии осталось 82.

До сих пор Церковь была по существу арендатором храмовых сооружений. После того, как результаты работы правительственной комиссии будут узаконены, Абхазская церковь станет крупнейшим землевладельцем в республике. Но это произойдет не так скоро, и не без проблем. На землях, которые должны отойти Церкви, идет активная экономическая деятельность, не имеющая к религии никакого отношения.

Герман Маршания, секретарь управления делами Абхазской церкви, говорит, что проблема прилегающих территорий стоит очень остро. «Речь естественно идет о храмах с земельными участками. А это уже проблема. Некоторые участки используются в коммерческих целях, сданы в аренду, люди копают фундамент под свои дома. Все это может привести к ненужным конфликтам», - говорит Маршания.

Сначала Церковь вернет право собственности на три самых больших храмовых комплекса - Пицундский собор, Новоафонский и Каманский монастыри. Для этого из храма в Пицунде надо перенести орган, а в Новом Афоне - изъять из обращения земельные участки, расположенные на туристических маршрутах. Если власти справятся с этой задачей, то в дальнейшем передача религиозных сооружений Церкви пойдет без особых осложнений.