События

Тхакушинов испугался черкесов?

Городской суд Майкопа отказал в регистрации общественной организации «Национально-культурная автономия черкесов». Согласно решению суда, правом на подобные образования обладают национальные меньшинства, которыми черкесы в Адыгее не являются. Адыги и черкесы - это субэтносы одного народа. Инициатор создания автономии, известный в республике общественный деятель Аслан Безруков, намерен обжаловать решение в вышестоящих инстанциях. Он резонно полагает, что дело здесь не в этнографических определениях, а в нем самом.

30 января 2012 года в управление Минюста РФ по Республике Адыгея обратился черкесский общественный деятель Аслан Безруков. Он подал заявление о регистрации учрежденной им некоммерческой организации «Национально-культурная автономия черкесов». 27 февраля в удовлетворении просьбы ему было отказано. Безруков пробовал обжаловать решение органов юстиции в судебном порядке. Но и здесь потерпел неудачу: вчера городской суд Майкопа признал отказ Минюста законным. Судья Геннадий Зубков определил: черкесы и адыги - это один народ, следовательно, первые не являются в Адыгее национальным меньшинством, и, по законам РФ, не нуждаются в какой-либо культурной автономии. Безруков намерен обжаловать решение Майкопского горсуда в вышестоящих инстанциях. По его словам, суд грубо манипулировал реальными фактами. Согласно переписи населения от 2010 года, в Адыгее проживало всего около одного процента черкесов. По букве и духу российского законодательства, это дает адыгейским черкесам право на культурную автономию. Более того, национально-государственное образование черкесов - это Карачаево-Черкесия, а не Адыгея. По Конституции РФ, а также конституциям КЧР, Адыгеи и Кабардино-Балкарии, черкесы и адыги - это разные народы. Следовательно, решение Майкопского горсуда следует признать противоречащим региональным законодательствам и Конституции РФ.

Читайте также: Сирийских черкесов лишили родины

Беслан Кобахия, советник президента Всемирного конгресса абхазо-абазинского народа, в интервью GTimes рассказал следующее. "В царское время черкесы и адыги были объединены в один черкесский народ. В советское время карта Северного Кавказа была перекроена. Появились Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Адыгея. Соответственно, появились кабардинцы, адыги и такой этнос, как черкесы. Между тем по классификации российских народов выходит: все этносы, обозначенные этнонимами "кабардинцы","адыгейцы", "черкесы", это есть один единый народ. Они едины и по языку, и по обычаям. Я скажу больше. Абазины, абхазы, черкесы-адыги - это три родственных народа, которые имеют одного общего прародителя. У этих народов много схожего в обычаях, кодексе поведения и языке. Все перечисленные народы относятся к абхазо-адыгской языковой группе. Совпадают очень многие слова, одинаково произношение. Характерное черкесское произношение присуще только народам абхазо-адыгской языковой группы». В целом, по мнению эксперта, вопрос самоидентификации черкесов и адыгов очень сложен и запутан. Всех уроженцев Северного Кавказа, которые проживают за границей РФ, например, на Ближнем Востоке, именуют черкесами. Те черкесы, которые проживают в РФ, четко именуют себя адыгами, абазинами, шапсугами и так далее.

Вернемся к решению Майкопского горсуда. Согласно его определению, черкесский и адыгский субэтносы являются частями черкесского народа. То же самое говорят и этнографы, и сами черкесы-адыги. Однако Аслан Безруков намерен оспорить решение суда. Сам Безруков - этнический черкес, известный далеко за пределами республики культурный и общественный деятель. Обвинять его в незнании истории собственного народа, мягко говоря, неумно. Есть в деле один интересный момент. В интервью адыгейским журналистам Безруков заявил, что его удовлетворяют как отказ в регистрации культурной автономии, так и разрешение на таковое. Самому Безрукову важно другое:чтобы один из вариантов решения был получен «от более высоких инстанций, чем Майкопский городской суд», с которым у самого Безрукова связаны далеко не самые приятные воспоминания. Аслан Безруков, популярная в республике фигура, стал в Адыгее практически диссидентом.

Почему так произошло, GTimes рассказал Аслан Шаззо, главный редактор информационно-аналитического агентства NatPress.

«Запрет на регистрацию «Национально-культурной автономии черкесов» напрямую связан с личностью самого Аслана Безрукова. В 2005-2006 годах против него было возбуждено уголовное дело по статье «мошенничество». С 17 апреля по 14 июня 2006 года Безруков провел в тюрьме. Почему его посадили? Он проводил приватизацию госпредприятий. Безруков вложил туда десять миллионов рублей. Тхакушинов и его команда, чтобы не возвращать Безрукову его десять миллионов, сделали все возможное, чтобы его посадить. Отказ регистрировать культурную автономию черкесов - продолжение той самой ситуации. Аслан Безруков - это видный черкесский общественный деятель. Собственно, он таковым был и до того момента, как его Тхакушинов упрятал в тюрьму. Он был депутатом «Адыге Хасэ», депутатом Майкопского городского совета. За личностью Аслана Безрукова и за его автономией может вырасти в Адыгее реальная сила, которая будет угрожать нынешнему правящему клану. Естественно, что Национально-культурная автономия не будет массовой организацией. Тем не менее люди Тхакушинова не хотят, чтобы Аслан Безруков легализовал это противодействие их власти.

Отслеживание по линии Минюста Республики Адыгея и преследование не ограничивается одним Асланом Безруковым. Точно так же сейчас в Адыгее преследуют «Черкесский конгресс» Мурата Берзегова и других видных общественных деятелей Адыгеи, которые стали чем-то неугодны правящему клану».

Читайте также: Выборы в Адыгее - дело семейное

На глазах у Тхакушинова и его команды в республике разворачивается независимый черкесский тренд. За ним стоят популярные в республике люди. Дело здесь не сколько в культурной или этнической самоидентификации. Жители Адыгеи устали от правления Тхакушинова и его племянника Мурата Кумпилова.