События

Звонок от тбилисского друга

9/7/3/1973.jpeg«Не пой, красавица, при мне. Ты песен Грузии печальной...»

Намедни звонит мне старый тбилисский приятель Гурам, долгие годы бывший соседом по лестничной площадке.

- Какие новости, батоно? - спрашиваю его.

- Тебе какую, хорошую или плохую? - отвечает Гурик со свойственной ему иронией.

- Давай, начнем с хорошей.

- Нам снова начинают выдавать российские визы.

(Визы не выдавались с тех пор, как президент Михаил Саакашвили разорвал дипломатические отношения с Москвой в ответ на признание Россией независимости отколовшихся от Грузии Южной Осетии и Абхазии).

Так что к лету навещу тебя. А то может, батоно Саша, и сам соизволишь посетить город своего детства. Правда, Тбилиси ты не узнаешь, но удивишься...

- Чем же?

- А у нас теперь все на английском. Если ты не знаешь грузинского и английского языков, то будешь себя чувствовать в Тбилиси как в Нью-Йорке.

- Ну, допустим, в Нью-Йорке есть еще Брайтон-бич, где все на русском... А что в городе уже не говорят по-русски? Вот ты же со мной говоришь...

- По старой дружбе, батоно Саша. А вот молодежь думает иначе...

- А у нас, Гурик, грузины говорят так, как им удобно и по-русски, и по-грузински, а вот земляков, говорящих по-английски я в Москве как-то не встречал.

- И не встретишь, - говорит Гурам. - А это, кстати, уже вторая новость. Которая плохая.

- И чем же она плохая?

- Тем, что вы не даете грузинам петь на английском языке, - говорит мой друг.

Я чувствую на другом конце провода его широкую улыбку.

- Это кто же, Гурик, запретил грузинам петь по-английски? Обама?

- Обама - наш друг, ты знаешь, что у него любимая песня «Джорджия», которую пел великий Рэй Чарлз. А мы тоже Джорджия. Жаль только, что не американский штат, одна Джорджия у них есть, но мы почти как американский штат. Потому что жалование нашим руководителям платит госдеп США.

- Это я знаю, Гурик. Но все-таки, почему твоя новость плохая?

- Ну, как же! Конкурс «Евровидения» у вас теперь под большим вопросом. Наши девушки к вам, в Москву, не прилетят, даже если им сто виз выдадут!

- Обидчивые?

- А ты как думал... Девчонки из группы «Стефане и 3G» у нас сейчас - национальные героини. Они  сразу после победы в отборочном конкурсе заявили на весь мир, что их песня «We don't wonna put in» - это бомба для «Евровидения». А им весь кайф поломали. Знаешь, что сказал наш министр культуры?

- И что же он сказал?

- Он сказал, что Россия оказала давление на руководство песенного конкурса во время принятия решения относительно участия грузинской группы «Стефане и 3G» в «Евровидении» в Москве. Батоно Николоз считает, что ваши ребята из Кремля подкупили руководство конкурса, чтобы они запретили нашу песню. И вообще, вы всех подкупили. Даже целую НАТО. Они теперь снова с Москвой сотрудничают в полном объеме.

- Гурик, но при чем здесь НАТО, и при чем «Евровидение»? Французы же не запрещали шведскому квартету «АББА» исполнить песню «Ватерлоо» и даже получить первое место на «Евровидении». А могли бы и обидеться за Наполеона. Тем более, что шведы его тогда сильно подставили. И вообще, зачем смешивать эстраду и политику? Просто, ваши девочки решили «постебаться» над чем-то или кем-то, а Европа, сам знаешь, очень политкорректна.

- А мы, что, по-твоему, не Европа? Мы даже больше, чем турки, Европа. Мы по-английски поем. Это все происки парня, который усмотрел в песне намек на свою фамилию...

- Гурик, ты что белены объелся? У нас в каждом кабаке хит «Бонни М» «Рас-путин фор рашен квин» поют за триста рублей. И никто ничего не запрещает. Просто, ваши девушки сами объявили на весь мир, что их песня  - это протест против политики России на Кавказе, а «Евровидение» - это конкурс попсы, но никак не политической песни. Спели бы они «чито, грито» и клянусь, могли бы претендовать на первое место. Вспомни, как грузинский дуэт взял главный приз в Юрмале. Хотя отношения между Москвой и Тбилиси были тогда почти такие же, как сейчас. Мне, правда, очень жаль, что ваши девчонки не приедут в Москву, но просто к чему упираться из-за сомнительного текста...

- Это вы упираетесь, - говорит Гурик. - Думаешь, у нас забыли как вы разозлились на Верку Сердючку из-за «раша гудбай», хотя она и говорила, что поет по монгольски «лаша тумбай» (что-то про взбитые сливки).

- Ну, вот бы и ваши девчонки из «Стефани» спели бы нам чего-нибудь по-монгольски с подтекстом. Это знаешь как клево бы прозвучало. Куплет по-грузински, куплет по-английски, а припев по-монгольски... Типа «я люблю Джорджию и взбитые сливки»... И никакой политики.

На другом конце провода - пауза. Гурам задумался... Потом:

- Будь здоров, батоно Саша! Пошел сочинять хит!

Александр Авлабаров