Мужчина и женщина

"Хуже, чем при Саакашвили, быть не может"

Пять лет прошло с тех пор, как Южная Осетия, ценой немалой крови, обрела наконец независимость. Могли ли события тех августовских дней сложиться иначе? Был ли выбор у России? На это вопросы отвечают российские эксперты.

Главный редактор журнала "Национальная оборона" Игорь Коротченко:

- Никаких оснований для пересмотра всех тех решений и заявлений, которые делало российское руководство 5 лет назад, нет. Российские миротворцы стали жертвой неспровоцированной агрессии со стороны Грузии, и для того, чтобы защитить их жизнь и предотвратить массовый геноцид осетинского населения, Россия была вынуждена в ответ на действия грузинской стороны провести операцию по принуждению Грузии к миру. Наши действия были абсолютно легитимны, обоснованы, соответствовали нормам международного права. Естественно, дальнейшим вариантом развития событий стало признание государственной независимости Южной Осетии и Абхазии.

Подобного рода прецеденты уже неоднократно были. Взять, например, ситуацию на Балканах. Поэтому надо исходить из существующих реалий, а она такова, что на территории бывшей Грузинской ССР сегодня существуют три независимых образования: Грузия, Южная Осетия и Абхазия.

Мы видим, что грузинский народ разочаровался в президенте Саакашвили, в его авантюристической политике. Грузия - это страна, где по большому счету народ живет тяжело, а элита, по крайней мере при Саакашвили, была безответственна в отношении интересов и чаяний собственного населения. Мы видим, итоги недавних парламентских выборов показали, что оппозиция получила вотум доверия, и очевидно, что впереди политический крах, он уже фактически произошел. Но этот крах может оформиться и в конкретное уголовное преследование президента Михаила Саакашвили после того, как он сложит свои полномочия. Очевидно, преследовать его будет уже грузинская юстиция, поскольку ему будет инкриминирован целый ряд должностных, государственных и военных преступлений.

- Как вы считаете, это была наша победа или некое поражение нашей дипломатии? И что значат эти события для России?

- Если агрессор нападает, здесь дипломатия уже бессильна. Мы на дипломатическом уровне пытались урегулировать отношения, выстраивать добрососедские мирные контакты с Грузией, но при Саакашвили это было абсолютно невозможно. По своему коварству и двуличию он действовал так же, как Адольф Гитлер. То, что произошло 8 августа 2008 года, во многом напоминало события 22 июня 1941 года. Конечно, масштабы были другие, но тактика была совершенно одинаковая между гитлеровской Германий и Грузией Саакашвили.

Мы говорим о том, что Россия защитила своих миротворцев,предотвратила геноцид мирного населения на Северном Кавказе, и в принципе это блестящая военная победа. Конечно, тяжело говорить о том, что на постсоветском пространстве была такая война. Но, если мы говорим чисто в профессиональном плане, конечно, российская армия разгромила Грузию и грузинские вооруженные силы. Они потерпели поражение, несмотря на многолетнюю тренировку и поддержку со стороны США и других стран НАТО. Грузию активно вооружали все, ее готовили, из нее создавали такой бронированный кулак. И вот этот кулак треснул в соприкосновении с российской армией. Это главный урок, и для очень многих, думаю, он послужил отрезвляющим сигналом. И безусловно это усилило международный авторитет нашей страны.

Председатель комитета Госдумы по образованию,президент фонда "Политика" Вячеслав Никонов:

- Это была безусловная победа, которая сопровождалась сложными дипломатическими издержками, но в итоге позволила России заметно увеличить свой вес на международной арене. Россию начали воспринимать максимально серьезно после этих событий.

Это также было одним из толчков, которые привело к снижению авторитета, и в конце концов, к падению правительства Саакавшили, что тоже позитивно влияет на отношения между Россией и Грузией. Потому что хуже, чем при Саакашвили, быть не может.

Сейчас, конечно, это создало ситуацию, при которой Абхазия и Южная Осетия признаны Россией в качестве самостоятельных государств, что никогда не будет признано Грузией. Но думаю, что решение, и грузинские власти должны это понимать, может идти только в русле налаживания более тесных отношений между Грузией и Россией, Грузией и СНГ, и в этом контексте нужно решать проблемы Абхазии и Южной Осетии.

По материалам"Правда.ру"