События

Саакашвили рассказал о деньгах Жвании

Михаил Саакашвили начал давать показания по делу Зураба Жвании. Но только не прокуратуре, куда его вызвали на допрос, а телеканалу "Рустави-2". В интервью телекомпании экс-президент рассказал о неких деньгах Жвании, которые спустя некоторое время после гибели экс-премьера просила вернуть его супруга. По словам экспертов, Саакашвили фактически обвинил Нино Кадагидзе в вымогательстве, что еще раз подтверждает необходимость его допроса в прокуратуре.

Подозрения грузинской прокуратуры, что Саакашвили является ценным свидетелем, оказались не напрасны. Саакашвили и на сей раз не обошелся без сенсационных заявлений. По его словам, спустя некоторое время после гибели Зураба Жвании его брат и супруга стали говорить какие-то странные вещи. Тогда он решил встретиться с женой Жвании и спросить ее, есть ли у нее к нему вопросы, ведь она была на месте гибели экс-премьера и все видела своими глазами.

Как отметил бывший президент, Нино Кадагидзе тогда заявила, что вопросов к Саакашвили по поводу гибели Жвании у нее нет. Но есть вопрос по другому поводу. По словам бывшего президента, Кадагидзе сказала ему, что у Зураба Жвания, как и у всех политиков, было много денег, и она попросила Саакашвили помочь ей вернуть хотя бы часть суммы, которую, возможно, после гибели экс-премьера забрала личная охрана. Саакашвили, по его собственному утверждению, не мог понять, о каких деньгах идет речь, на что Кадагидзе якобы ответила, что ей "кто-то сообщил, что передал Жвании большую сумму денег". На это Саакашвили якобы ответил, что если речь идет о "презренном металле", то он не хочет продолжать этот разговор.

Таким образом, Саакашвили атаковал сразу два фронта. Во-первых, он обвинил давно уже покойного премьера в получении крупной взятки, а во-вторых, косвенно обвинил вдову бывшего премьера в шантаже — мол, помоги мне вернуть часть этих денег, и тогда я не буду копаться в деталях смерти мужа.

Читайте также: След Саакашвили в деле Зураба Жвании

Ответ Нино Кадагидзе последовал незамедлительно. Уже на следующий день вся семья Зураба Жвании — его супруга, мать и брат — провели пресс-конференцию, на которой обвинили Саакашвили в грязной лжи. В частности, Кадагидзе отметила, что она действительно говорила с Саакашвили о деньгах, но лишь как о возможной версии убийства ее супруга. Что касается разговора о возвращении этих денег, то такого "не было и в помине".

Саакашвили своим интервью фактически продублировал допрос в прокуратуре Грузии. Он отвечал именно на те вопросы, которые ему подготовили следователи. Очевидно, решив тем самым показать, что если этим интересуется общество, то он готов предоставить ответы на все вопросы. Ну, а если это лишь повод, чтобы засадить его за решетку, то в такие игры он не играет.

Параллельно Саакашвили еще раз напомнил, что его вызов в прокуратуру негативно отразится на международном имидже Грузии. Экс-президент даже заявил, что из-за этого может оказаться под вопросом подписание Соглашение об ассоциации Грузии с Евросоюзом. Власти страны считают такие заявления "абсолютно несерьезными".

Эксперт по политическим вопросам Рамаз Сакварелидзе полагает, что если Зурабу Жвании действительно помогли отправиться на тот свет, то деньги, о которых говорит Саакашвили, могли быть в числе причин убийства. "После гибели Жвании его сейф был опустошен настолько быстро, что это могло быть одной из причин убийства, — сказал Сакварелидзе GeorgiaTimes. — Складывается впечатление, что тот, кто опустошил этот сейф, очень хорошо знал, что надо брать, и откуда".

Эксперт затруднился предположить, что в действительности сказала Нино Кадагидзе Михаилу Саакашвили по поводу этих денег. "Хотя если они действительно принадлежали Зурабу Жвании, то я не исключаю, что женщина, которую постигла такая трагедия, попросила экс-президента, как близкого друга Зураба Жвании, помочь ей вернуть эти деньги, чтобы не остаться ни с чем. Однако Саакашвили попытался этой темой очернить семью Жвании, что, по моему мнению, у него вряд ли получилось, поскольку на нем самом очень много пятен", — отметил Сакварелидзе.

"У меня складывается впечатление, что в Саакашвили сегодня действует инстинкт самосохранения, — констатирует эксперт. — Он хочет показать, что отвечает на те вопросы, которые ему хочет задать следствие. Но это показывает только то, что Саакашвили очень боится, и этот процесс очень опасен для него. Кстати, он попытался очернить не только Нино Кадагидзе, но и некоторых членов бывшего правительства, и своих сторонников. Он явно находится в замешательстве и пытается как-то выбраться из этого непростого для него положения".

Эксперт по юридическим вопросам Дмитрий Лордкипанидзе отмечает, что экс-президент Саакашвили рассказал в интервью много интересного, и потому дать показания прокуратуре для него не должно быть проблемой. "Саакашвили может и должен дать ответы на многие вопросы, которые существуют как у прокуратуры, так и в грузинском обществе, — сказал Лордкипанидзе в интервью GeorgiaTimes. — Он высказал очень интересные обвинения в адрес супруги Зураба Жвании. И, конечно же, когда кто-нибудь, в том числе и сам Саакашвили говорит о таких важных делах, то он является очень важным свидетелем".

"Кстати бывший член парламента Элене Тевдорадзе тоже несколько раз рассказала, что Саакашвили ей объяснил, почему он не идет на встречу с семьей Жвании, что он не может бесконечно говорить с ними о каких-то деньгах. Получается, что проясняются очень интересные детали. Я также хочу отметить, что когда некоторые политики и эксперты говорят, что допрос Саакашвили собираются провести до выборов для того, чтобы поднять рейтинг "Грузинской мечты", то я бы задал такой вопрос — а есть ли правовой повод для проведения такого допроса? Я полагаю, что есть", — говорит Лордкипанидзе.

Последние заявления Саакашвили свидетельствуют, что он не собирается являться на допрос в прокуратуру Грузии. Юристы отмечают, что в этом случае прокуратура может возбудить против него уголовное дело за уклонение от дачи показаний, что карается лишением свободы до четырех лет.