События

Саммит G20 укрепил позиции России по Кавказу

Вопрос об отношении к Грузии в Лондоне Дмитрию Медведеву задал студент Лондонской школы экономики Георгий Чуладзе. В это учебное заведение президент России отправился сразу после окончания официальных мероприятий саммита G20, на котором, по мнению обозревателей РИА Новости, принято несколько выгодных для России решений. Это, например, договоренности о сокращении ядерных сил и поддержка США по вступлению России в ВТО. Кроме того, на лондонской встрече Медведева с новым президентом США Бараком Обамой, глава Белого дома дал понять, что готов к некоторым уступкам ради сотрудничества с Россией по многим вопросам - от сокращения стратегических вооружений до решения иранской ядерной проблемы.

Противоречия по Кавказу на этой встрече не были разрешены, но у российского лидера после встречи с американским президентом осталась полная уверенность в правильности своей позиции. И в Лондонской школе экономики Медведев откровенно повторил три основных тезиса по ситуации в Грузии.

- Что вы собираетесь сделать, чтобы наладить отношения с Грузией?, - спросил студент из Грузии (на фото) на встрече, которую транслировал Первый канал российского телевидения.

- Мы хотели бы иметь добрые, хорошие отношения с Грузией. Мы любим и ценим грузинский народ. Я не хочу иметь никаких отношений с президентом Саакашвили и не буду с ним общаться. Но если в результате демократических процессов власть в Грузии рано или поздно изменится, мы открыты к тому, чтобы обсуждать любые темы, - ответил Дмитрий Медведев.

Накануне апрельских митингов грузинской оппозиции это заявление выглядело, видимо, слишком ангажировано, и было однобоко истолковано грузинскими экспертами. «Тем самым Россия подтверждает, что она заинтересована в смене власти в Грузии», - прокомментировал слова Медведева в интервью грузинским СМИ политолог Каха Гоголашвили. По его словам, Москва способствует напряжению ситуации, чтобы диалог сторонников акции 9 апреля и власти не состоялся. Оппозиция, по мнению Гоголашвили, после заявления Медведева получила дополнительный стимул для более радикальных действий.

Вахтанг Маисая воспринял откровенность российского президента как «политический цинизм». «Это можно рассматривать как желание вести разговор в определенном насмешливом тоне», - считает политолог.

Да, правящей элите Грузии и ее «ньюсмейкерам» высказывание российского президента понравиться не могло. И они предпочли не замечать другого, главного «месседжа» Медведева: Россия не собирается вмешиваться в противостояние между режимом Саакашвили и оппозицией, рассчитывая на победу демократических сил внутри страны. И торопить события она тоже не намерена. А то, что Маисая назвал «насмешкой», на самом деле по-человечески понятная брезгливость пожимать руку человеку, чьи руки омыты кровью сограждан.

В Грузии только недавно стихли комментарии к заявлению главы МИД России Сергея Лаврова. «Надеюсь, что у Грузии будет первое лицо, которое сможет уважать собственный народ, соседей и сумеет наладить отношения», - сказал он на международном форуме в Брюсселе. Эти слова также были превратно истолкованы. Грузинский МИД посчитал их «вмешательством» во внутреннюю политику суверенного государства. В свою очередь президент Михаил Саакашвили завершил формирование образа внешнего врага: «Это то, что является официальной политикой Путина, - раздробление и разрушение Грузии. Это ясно как день. Для этого им внутри Грузии нужно то, что он описывает и о чем говорит открыто».

Ответ президента РФ студентам должен был исключить такую трактовку российской позиции, но грузинские политологи умудрились увидеть и в нем то, чего на самом деле не было. Кстати, диалог между Бараком Обамой и Дмитрием Медведевым в Грузии тоже попытались истолковали в свою пользу. «Я очень доволен тем, что на прошедшей встрече Обамы-Медведева вопрос «оккупированных территорий» был одним из тех, по которым были зафиксированы разногласия. Я отмечаю это с удовлетворением потому, что в России у кого-то были иллюзии, что можно продать Грузию в обмен на позиции по Ирану и Афганистану. Ничего подобного не произошло», - с облегчением прокомментировал итоги российско-американской встречи Михаил Саакашвили. Он вновь почувствовал поддержку со стороны США и напомнил, что Грузия не станет счастливой до тех пор, пока «не произойдет полная деоккупация страны и с ее территории не уйдет последний российский солдат». Президент Грузии явно торопится с выводами. Диалог между Россией и США только начался.

Светлана Болотникова