Тема дня

Кавказская война и исход горцев

Прежде чем сказать о Русско-Кавказской войне, мы прежде всего отметим, что судя по ее результатам, на Кавказе, в частности – на Западном Кавказе, свершилось почти полное изгнание коренных народов, которых «ни Чингисхан, ни Тамерлан, ни Солиман Великолепный не могли одолеть», а в Абхазии политика великодержавного шовинизма продолжалась вплоть до окончания антиколониальной войны народа Абхазии с грузинским агрессором, т.е. – 30 сентября 1993 года.

Прежде чем приступить к повествованию о наших соотечественниках, ураганом истории разбросанных по всему свету, приведем один характерный эпизод, произошедший в конце XIX века:

«Известный боевой генерал русской службы Григорий Чачба, истинный абхазец, пользовавшийся огромной популярностью среди горцев Кавказа, сын Али-бея, потомок грозного Келишбея, болел в Тифлисе; в числе приезжавших навестить его, по горскому обычаю, были представители горцев Северного Кавказа.

Генерал, участник покорения многих горских племен, не без ядовитой иронии, спросил по-абхазских одного известного, старого горца Кабарды: - Ахмат, раньше вы доставляли в Абхазии хороших коней, почему теперь перестали? Горец ответил:

- Гиргол (Григорий), на хороших конях хорошие люди уехали в Турцию".

В конце XVIII - нач. XIX вв. огромная военная мощь Российской империи устремила свои взоры на Кавказ. Здесь столкнулись тогда интересы самых крупных в то время держав - России, Оттоманской империи, Великобритании, Франции и Ирана. Российская империя в лице новой нарастающей буржуазии и военно-политической элиты стремилась к расширению новых рынков и выхода к Индии и Константинополю. И здесь она впервые, серьезно столкнулась с кавказскими горцами, с которыми, надо отметить, славянские народы до этого, в течении ряда столетий поддерживали экономический и военный союзы, не говоря о связях культурных и династических.. Очень четко отметил в своем докладе "Кавказская война и беженцы" безвременно ушедший, талантливый абхазский писатель Даур Зантариа:

Даур Зантариа

"Мир с тысячелетним вольным укладом, с цивилизацией, которая была и не европейской, и не азиатской в полной мере, где государственные образования, четкие сословные структуры заменялись союзом независимых общин - этот мир столкнулся с совершенно неприемлимой для него силой. В сущности, Кавказская война была уникальной войной запоздалой античности о миром, бравшим первые уроки у Европы.. От Кавказа вдруг стали требовать, чтобы он переориентировался с Востока на Запад, да то как он ни Востоком, ни Западом не был, а был как бы границей двух стихий".

По существу на Кавказе происходила последняя многолетняя жестокая война между рыцарями /от немецкого слова "риттер" - "всадник"/ и буржуа. В этой войне применялись все методы - от подкупа кавказской знати, блокады, политики "разделяй и властвуй", вплоть до полного физического истребления.. Надо отметить, что были в царской России генералы и чиновники, которые предлагали правительству планы экономического и культурного воздействия на горцев. Нo этим планам не суждено было сбыться.

Первый удар на Северном Кавказе был нанесен по кабардинцам и ногайцам.. Екатерина II прислала богатые дары кабардинским князьям Беслану Хамурзину и Атажукину, которых лично принимала у себя во дворце, но на народном собрании, в Кабарде, "посоветовавшись между собою, оба взяли подарки свои и пошли на мост; совсем на середине моста князь Хамурзин обратился к народному собранию", сказав, "чтобы отныне навсегда всякий кабардинец отворачивался, как от греха от подобных подарков и чинов" и с этими словами богатые дары царицы полетели в стремительно несущуюся реку Баксан.. В результате ожесточенных столкновений и поступательного движения царских войск кабардинцев сохранилась в десять раз, в 20-е года XIX века их насчитывалось всего лишь 35 тысяч.. До этого, в конце XVIII в и шейх Мансур объединив многие народы Кавказа сумел в течение ряда лет организовать сопротивление надвигающейся угрозе.

Но уже в 1808 году; а потом к завершению войны - в 1862 г. в Петербурге была создана специальная комиссия по кавказскому вопросу, основными положениями которой были следующие пункты: 1. Полностью очистить Кавказ от оружия и продолжать военные действия до тех пор, пока будет оказываться вооруженное сопротивление. 2. Заставить горцев спуститься с гор на равнину, т. к. в горах они очень искусны в ведении боевых действий.. А живя на равнине, они со временем утратят свои боевые действия. 3. ВЫНУДИТЬ горцев покинуть родные земли и переселиться в Турцию. 4. Колонизировать Кавказ лояльным и благонравным населением, чтобы растворить в нем коренное население.

Генерал Ермолов в самом своем начале управления Кавказом подчеркиквал: "Горские народы примером независимости своей в самих подданных императорского величества порождают дух мятежный и любовь к независимости". /Курсив наш. - Р. Г./

Официальный российский историк А.П. Берже охарактеризовал выселение кавказских горцев, как "военную и политическую меру", которая была принята по особому плану, выработанному в 1862 г. в Петербурге, т. н. "Кавказским комитетом по выселению горцев". "Изгнание черкесов была крайняя, но единственная мера к умиротворению края", - отмечал В. Новицкий. в 1864 г. в Сухуме, наблюдая исход абхазов в Турцию. После Абхазского восстания 1866 года проектировалось выселение абхазов "в ОДНУ ИЗ отдаленных губерний России". В телеграмме, отправленной из Боржома 24 августа 1866 года великим князем Михаилом в Санкт-Петербург военному министру Милютину Д. А. говорилось:

"С. Петербург. Военному министру. В наказание за возмущение признал полезным для примера один чайтахский аул до двухсот душ обоего пола выселить немедленно [в] Россию и направить их [в] Астрахань. Прошу исходатайствовать высочайшее утверждение, а также по соглашению с министром внутренних дел Разрешение водворить ссылаемых в одной из отдаленных губерний кроме сибирских.. Туже меру нахожу полезною относительно абхазцев – испрашиваю разрешения выселить если по ходу дел признается нужным до тысячи семейств, отправляя партиями на Ростов". Михаил.

Нa документе, уже 27 августа 1866 года военный министр Милютин Д. А. отметил: "Высочайше повелело исполнить". Впоследствии, в 1867 году, по этому указу, все жители Дала и Цабала и часть населения из Бзыбского, Абхазского и Абжуйского округов, числом уже до четырех тысяч семей были выселены", но не "отдаленные губернии", а в Османскую империю.

Впоследствии, когда начальником Сухумского отдела был назначен генерал В. А. Гейман, бзыбцы представились ему в Сухуме, "с надеждой о благополучном нашем сожитии", он гневно и резко заявил им: "Хотя государь простил вам за преступления ваши ("восстание 1866 г.), но я не прощу».."

Абхазия, как известно, в начале XIX века, благодаря смелой и централизованной политике Келешбея Чачба была совершенно независимым государством и в лице ее государя искала политического союза с Россией, а не полного подчинения. Но в результате заговора со стороны, Турции и Мингрелии Келешбей пал жертвой наемников. Престол наследовал не старший сын Асланбей, а Сафарбей - вот откуда пошли многие беды Абхазии в XIX веке. Как отмечает в своей статье С.М.. Ашхацава, написанной еще в 1912 г., страна делилась в эпоху независимости на 25 округов, а "каждый из округов делился на села и деревни и управлялся княжеской или дворянской фамилией и составлял аристократическую республику. Правители округа являлись блюстителями порядка: следили за сохранением имущественных прав каждого". Далее он подчеркивает, что "в этой аристократической республике был владетельный князь, который являлся военным головой всего края, блюстителем порядка, исполнителем народной воли, принявших силу закона. Он вел сношения с иностранными державами и племенами, заключая условия с ними с согласия других округов и в случае войны созывал милицию ото всех округов и предводительствовал ими.. Кроме того, закон давал ему право вмешиваться во внутренние управления других округов, когда последними сделано упушение закона.. Правители округа также имели право протестовать против поступка владетеля, если он превышал власть, или ослаблял общий надзор, и тем самым отступал от закона". Абхазы в те времена соседним народам были известны, в основном, под именем "Абаза". Еще А. Ламберти в первой половине XVII века отмечал: "На север от Мингрелии живут абхазцы /Abbasi. или Abaschi/, которых турки называют Abassa/. Страна их очень красивая и привлекательная; вся она разделена на плодородные возвышенности.. Воздух у них здоров и сух: оттого и народ прекрасной крови, имеет красивые лица и благородное телосложение; они храбры, подвижны и ловки, во всех трудах выносливы и поворотливы.. Молодежь никогда не сидит без дела, а проводит время, то упражняясь в употреблении пики, то для подкрепления сил бросая в воздух тяжелые вещи, то перескакивая через канавы, чтобы, приучиться к ловкости".

Знаменитый турецкий путешественник Эвлия Челеби - "Геродот Османской истории" в 1641 г. объездивший абхазский берег Черного моря описал "двадцать пять племен народа Абаза, проживавших на побережье моря и в горах".

Известный кавказовед, профессор А.Н. Генко в 20-х гг. XX ст. в своем труде "Абазинский язык" отмечает: "Термин "абаза" или "абадза" очень давнего происхождения /первые его упоминания относятся ко времени, близкому к началу н. э., встречались уже при мерно 1800 лет тому назад/ и имеет собирательное значение: представители черкесских племен так называли все племена абхазские в сямом широком смысле, включая сюда и исчезнувшую ныне на Кавказе народность убыхов/, объединяющиеся общностью языка и культуры и живущие к югу от черкесов /нынешние туапсинский и Сочинский районы, а также Абхазская Республика/.