Тема дня

Хочет ли Грузия вписаться в «Имарат Кавказ»?

Убийство правозащитницы Натальи Эстемировой - лишь один из многочисленных эпизодов большой Кавказской войны, которая с момента развала СССР там еще не прекращалась. Грузинские неправительственные организации сразу отреагировали на убийство правозащитницы. По информации «Интерфакса», 18 июля у здания бывшего посольства РФ в Тбилиси они провели акцию «Молчание». В ней участвовали члены правозащитных организаций Южного Кавказа, которые объединены в региональную сеть защиты прав человека.

Последние месяцы сводки из Чечни, Ингушетии и Дагестана напоминают сплошной некролог: покушение на ингушского президента Юнус-Бека Евкурова, расстрел главы дагестанского МВД Адильгирея Магомедтагирова, компромат на чеченского президента при ликвидации его публичной оппонентки. В минувшие выходные в Ингушетии неизвестные обстреляли из гранатометов и автоматического оружия несколько домов сотрудников милиции, в результате чего 4 человека получили ранения и 1 человек погиб.

Оставим в стороне догадки о том, кто заказывает траурную музыку. Есть факты, и они говорят о жесткой ежедневной борьбе с представителями власти, проводящими на Кавказе государственную российскую политику.

Идеологи этой войны не скрываются. На экстремистских сайтах по поводу каждого налета и расстрела представителей власти - ликование. Тоже в виде сводок, но с непривычной терминологией. Вот 13 июля российские СМИ сообщили об убийстве снайпером дагестанского милиционера и нападении на колонну военнослужащих 33-й отдельной мотострелковой бригады. Об этом же отчитались террористы по своим понятиям: «Моджахедами Специальной Оперативной Группы дагестанского фронта Имарата Кавказ были атакованы три кафирских объекта в городе Хасавюрт».

Покушение на Евкурова боевики Доки Умарова тоже взяли на себя. Они не скрывают своей ненависти к тем, кто пытается создать стабильность на Кавказе. Чеченский лидер Рамзан Кадыров еще сильнее раздражает их бескомпромиссными, напоминающими сталинские методы «выкорчевывания» бандитского подполья. Очень может быть, что он в чем-то перебарщивает и заслуживает критики.

Однако при всем недовольстве местных властей деятельностью центра «Мемориал» и активистки Эстемировой, правозащитники продолжали там работать все последние годы. В день ее расстрела в Москве даже состоялась презентация исследования «Международный трибунал для Чечни: правовые перспективы привлечения к индивидуальной уголовной ответственности лиц, подозреваемых в совершении военных преступлений и преступлений против человечности в ходе вооруженного конфликта в Чеченской Республике». Мероприятие не было секретным, при желании его могли предотвратить.

А за день до убийства правозащитница пыталась вместе с коллегой Светланой Ганнушкиной найти исчезнувшего студента, депортированного за нарушение миграционного законодательства из Египта. Как сообщил «Кавказский узел», Масхуд, сын чеченского полевого командира Супьяна Абдуллаева, был задержан в московском аэропорту, а потом появился на экране чеченского телевидения и снова исчез. Правозащитники сделали по этому поводу специальное заявление, призывая не использовать молодого человека для давления на его отца.

Последний доклад Эстемировой, по словам главного редактора «Новой газеты» Дмитрия Муратова, касался похищения людей и расстрела в селе Ахтимчу-Борзой. «Это сообщение и вызвало сильный гнев наверху, в руководстве Чеченской республики и лично у господина Рамзана Кадырова», - заявил Муратов. А глава центра «Мемориал» Олег Орлов прямо обвинил чеченского лидера в смерти Натальи Эстемировой. Адвокат главы региона Андрей Красненков готовит документы для искового заявления о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Обозреватели сайтов боевиков с интересом наблюдают, как правозащитники помогают им в деле смещения слишком авторитетного и сильного противника. Их реакция - прямое доказательство в пользу версии об убийстве Эстимировой с целью компрометации Кадырова. Впрочем, фанатики-моджахеды преследуют еще более грандиозную цель, чем местечковая дестабилизация на Кавказе. Они заявляют, что следы убийства Эстимировой ведут не в Грозный, а в Кремль. Международные террористы смакуют версию о «скором распаде России». На севере, пророчат они, явится Великая Финно-Угория, еще по государству на Урале, в Сибири, на Алтае. Ну а Кавказ тогда был бы весь в руках моджахедов, создавай в нем хоть Имарат, хоть Халифат.

Но исламисты - не единственные, кому приглянулся Кавказ. На эту территорию с присоединением Крыма претендуют авторы проекта пантюркистской конфедерации под названием «Великая Черкесия». Как пишет сайт «Весь Кавказ», ее создание планируют начать с отделения Чечни и всего Северного Кавказа. До 2025 года предполагается сделать Крым татарским и отделить от РФ Поволжье. К 2030 - отделить от Китая Синьцзян и провозгласить империю». Начало этого плана вполне легально продумывает «международная группа специалистов» в Израиле в рамках подготовки доклада «Сценарии трансформации Кавказа». Ученые Института восточного партнерства, возглавляемого раввином Авраамом Шмулевичем, анализируют ситуацию на Южном и Северном Кавказе. «Одним из приоритетов исследования станет так называемый «черкесский проект», который в последнее время привлекает внимание экспертного сообщества в России, Турции, государствах Южного Кавказа», - сообщают о планах израильтян СМИ.

К желающим увидеть падение российской державы присоединись и грузины, почему-то не задумываясь о том, какая участь уготована им самим в экстремистских планах устроителей кавказского имарата-халифата. С помпой в Тбилиси весной прошла выставка вдовы Джохара Дудаева Аллы. Сама она раздавала интервью о снах мужа, который немало постарался для развала России. При этом Дудаеву сопровождала в Грузии личность еще более темная - фотограф Андрей Мельникофф, поносящий российский народ самыми последними словами и тоже пророчащий скорый конец северной державе. Впрочем, выставки живописи и фотографий парочки экзальтированных личностей - это еще «цветочки». Гораздо страшнее были бы последствия прошлогоднего демарша грузинской армии, подстрекаемой прежней американской администрацией.

Военный захват Абхазии и Южной Осетии, не вмешайся Россия, принес бы с собой новую гражданскую войну. В помощь тем силам, которые мечтают с оружием в руках подмять Кавказ под себя. Но план провалился, и теперь террористы с удвоенной силой развернули деятельность в республиках Северного Кавказа. Связь между событиями в Южной Осетии и активизацией боевиков в кавказских республиках юга России увидел и председатель комитета по безопасности Госдумы Владимир Васильев. На пресс-конференции, посвященной убийству правозащитницы, он заявил: «Северный Кавказ всегда был лакомым кусочком для различных структур, в том числе за рубежом. Раньше была идея создания на Кавказе халифата. Можно говорить, что форма этой идеи уже ушла, но сама идея осталась».

Поэтому когда грузинские правозащитники выступают с протестами по поводу павших в регионе собратьев, адресовать свое негодование им следовало бы не столько российским властям, сколько грузинскому руководству. Своей августовской авантюрой в Южной Осетии режим Саакашвили сработал на руку местным фанатикам-экстремистам, способным утопить в крови весь Кавказ. Если в действие и впрямь будет приведен этот сценарий, тогда не только Москве, но и официальному Тбилиси мало не покажется.