Тема дня

Грузинским журналистам лучше на чужбине

Несколько дней назад стало известно, что на грузинском ТВ закрыта популярная программа «Политическая неделя». Причиной разрыва контракта с ведущей этой программы Ингой Григолия стали юридические неточности в документе, объясняет руководство канала, сообщает газета ВЗГЛЯД. Оппозиция и независимые наблюдатели считают, что это - только предлог. Программа практически была единственной на общенациональных каналах, где прямой эфир имела оппозиция. Теперь оппозиция сможет высказывать свои соображения лишь на небольших каналах «Маэстро» и «Кавкасия», которые практически недоступны в регионах.

Инга Григолия тогда воздержалась от каких-либо комментариев. В конце концов, она могла предложить свой проект другому каналу. Ведь ранее, еще в 2008 году, на грузинском телеканале «Рустави-2» было закрыто политическое ток-шоу «Прайм-тайм», которое вела она же. По официальной версии, ток-шоу закрыли по финансовым причинам. «Никогда не думала, что у грузинской медиа могут возникнуть такие проблемы во время президентства Михаила Саакашвили», - заявила тогда Инга Григолия. Она назвала «катастрофой» положение со свободой СМИ в Грузии.

Сегодня Инга объявила, что уходит из активной журналистики и в октябре планирует уехать в Лондон. Правда, пока на полгода. Дальнейшие планы на жизнь и журналистскую карьеру Григолия раскрывать не стала. Она также отметила, что причиной закрытия программы стал предложенный новым гендиректором Общественного вещателя Георгием Чантурия контракт. «Предлагали, чтобы я стала сотрудником (Общественного вещателя), но я отказалась от этого. Я не была согласна со стандартами и политикой Первого канала, когда делала передачу из внешней студии, соответственно, сейчас не представляю, как могу оказаться в этом звене», - цитируют грузинские СМИ Ингу Григолия.

Гендиректор канала утверждает другое. Он заявляет, что о закрытии передачи узнал из интервью Инги Григолия изданию «Прайм Тайм». «Я сегодня узнал из интервью Инги, что она не собирается сотрудничать с нами. У меня был с ней разговор в связи с этой передачей. Соответственно, у меня было желание сотрудничать и она должна была принять решение. Как видно, она приняла решение, которое посчитала нужным. Это ее выбор. Я еще раз заявляю, что «Политическая неделя» не закрывалась моим решением», - заявил Георгий Чантурия.

Очевидно, однако, что Грузию покидают лучшие журналистские кадры. То ли разочаровавшись в оппозиционном движении, то ли из-за притеснений СМИ, такое решение приняла и Инга Григолия. В прошлом году она была признана лучшей журналистской года. В мае этого года она заняла первое место в рейтинге доверия журналистам. Опрос проводил еженедельник «Квирис палитра» (Палитра недели). До этого она покинула пост заместителя гендиректора Первого канала. Таким образом журналистка продемонстрировала протест в связи с давлением на СМИ.

Она тогда планировала выпустить в прямом эфире интервью с Ираклием Окруашвили, но осуществить намеченное не смогла из-за позиции руководства Первого телеканала Общественного телевидения. Как отмечено в специальном заявлении дирекции канала, оно не собирается предоставлять прямой эфир лицам, против которых возбуждено уголовное дело или выдвинуто обвинение. Помимо Окруашвили в число «нежелательных лиц» попали бывший министр безопасности Игорь Гиоргадзе и бывший поверенный президента в Кодорском ущелье Эмзар Квициани.

Нужно отметить, что, несмотря на то, что Григолия всегда была поборницей свободы слова, она осудила действия оппозиции по блокированию здания телевидения. В беседе с агентством GHN она заявила, что не разделяет отношения представителей оппозиции к журналистам. По словам Григолия, журналистам должны давать возможность работать. Несмотря на негативное отношение к конкретным СМИ, нападение на журналистов недопустимо.

«Журналист должен освещать все. Нельзя скрывать информацию. Все нужно донести до зрителя, читателя и слушателя. Я сторонник этого, но никак не разделяю то, что происходит. Не разделяю факт препятствия журналистам. Нравится или нет кому-то Первый канал, я не разделяю нападение на его журналистов», - изложила свое кредо Инга Григолия. В июле она единственная из представителей Первого канала поставила свою подпись под обращением к вице-президенту США Джозефу Байдену и президенту Грузии Михаилу Саакашвили.

В своем обращении представители средств массовой информации требовали освободить национальные телеканалы от диктата властей и партийного давления; дать им право и возможность работать свободно; сделать прозрачной информацию об учредителях телеканалов; не вмешиваться в их внутреннюю политику; вернуть телекомпанию «Имеди» законному владельцу - семье Бадри Патаркацишвили; отменить монополию на распространение печатных медиа-средств, которую власти используют как рычаг давления и запугивания прессы; расследовать факт применения силы полицией против журналистов при исполнении ими профессиональных обязанностей 6 мая и 15 июня 2009 года. «Господин вице-президент, просим Вас заинтересоваться этими вопросами и дать им соответствующую оценку», - говорилось в обращении.

Однако в Белом доме относительно внутриполитических процессов в Грузии заняли выжидательную позицию. Все предложения из-за океана сводятся к прописной истине: в стране должны быть усилены демократические институты, притеснение СМИ неприемлемо. Вопрос как упрочить демократические институты, когда все некогда оппозиционные каналы превратились в глас правительства?

Митинги и акции протеста в 2007 году приняли массовый характер после того, как оппозиционный канал «Имеди» был разгромлен ОМОНом, дабы владельцу - опальному олигарху Бадри Патаркацишвили - не повадно было делать неугодные режиму заявления. Возобновить вещание телеканалу разрешили по настоянию Запада только в мае 2008 года. Однако из оппозиционного он превратился в развлекательный. Власти объясняют смену тематики желанием нового владельца - Джозефа Кея.

Дело в том, что после смерти Бадри Патаркацишвили свои права на телеканал заявил его сводный брат (ряд источников его называет двоюродным братом), гражданин США Джозеф Кей (Иосиф Какалашвили). Он предъявил документы, которые якобы свидетельствуют о переоформлении имущества и акций телекомпании на него. Члены семьи и представители грузинской оппозиции обвинили Джозефа Кея в мошенничестве и использовании поддельных документов. По их мнению, он действовал в сговоре с грузинскими властями, заинтересованными в том, чтобы лишить телеканал оппозиционной направленности.

Уже в феврале этого года контрольный пакет акций телекомпании и радио «Имеди» («Надежда»), а также компания «Техномедия» перешли в руки арабского холдинга RAK Investment Authority (RAKIA) из ОАЭ. По мнению оппозиции за этой компанией стоит правительство Грузии. А в сентябре стало известно, что в телекомпании «Имеди» начались увольнения. Работы лишились несколько журналистов и технических сотрудников. Всего, как передает «Интерфакс», планируется сократить 140 сотрудников. На днях же появилась информация, что власти планируют вообще сменить название телекомпании «Имеди». Параллельно, из телекомпании вывозят технику.

Вдова бизнесмена Бадри Патаркацишвили, Инна Гудавадзе заявляет, что власти делают все для окончательного уничтожения «Имеди». По ее словам, руководство озабочено теми возможными решениями, которые могут быть приняты судами, где рассматривается дело телекомпании. Исходя из этого, власти пытаются окончательно уничтожить телеканал и стереть его след.

Сегодня ряд аналитиков убежден, что «революция роз» на деле началась не в ноябре, и даже не в октябре 2003 года. Первым вестником перемен, всколыхнувших все общество, было, как говорят, «бытовое убийство» летом 2001 года Георгия Саная, популярного ведущего телекомпании «Рустави-2». Тогда на площади состоялся крупномасштабный митинг с требованием расследовать это убийство. По городу ходили слухи, что у Саная была некая тайная запись, касающаяся нефтепровода «Баку-Тбилиси-Джейхан». Он якобы намеревался обнародовать ее в эфире, но поплатился за журналистское любопытство и несговорчивость жизнью.

В 2007-ом разгром телеканала «Имеди» послужил поводом для начала массовых акций протеста оппозиции.

В нынешнем 2009-ом о недовольстве общества никто может и не узнать - не будет правдивых журналистов. Они все покинут Грузию. Поскольку, пока оппозиция размышляет над стратегией, а покровители режима уговаривают Михаила Николаевича следовать нормам демократии, независимых каналов и журналистов в стране и впрямь может попросту не остаться.