Тема дня

Есть ли "срок годности" у плана Медведева-Саркози?

GeorgiaTimes.

О нарушении так называемого плана Медведева-Саркози грузинской стороной в очередной раз напомнил заместитель главы внешнеполитического ведомства России Григорий Карасин на встрече с главой Мониторинговой миссии Европейского союза в Грузии (ММЕСГ) Хансйоргом Хабером. Тот посетил Россию и пообщался с представителями не только МИДа, но и Минобороны, и пограничной службы ФСБ.

По итогам поездки Хабер отметил, что опасности возобновления вооруженного конфликта в Грузии не существует, сообщает GHN.

Вместе с тем он посетовал на отсутствие доступа для наблюдателей ЕС в Абхазию и Южную Осетию. «По этой причине я провел встречи с представителями внешнеполитического ведомства России, с руководителями военных ведомств и пограничников. В ходе встреч я еще раз подтверждаю неизменную позицию Евросоюза по поводу территориальной целостности Грузии - это последовательная политика Европы», - успокоил он грузинских журналистов.

По его словам, миссия Евросоюза помогает Грузии в том, чтобы она стала привлекательной для Сухума и Цхинвала. «А это с течением времени будет способствовать возобновлению диалога непризнанных республик с Тбилиси», - отметил Хабер.

Замглавы внешнеполитического ведомства России Григорий Карасин на встрече положительно оценил роль наблюдателей ЕС в Грузии. И подчеркнул, что Тбилиси нарушает международные договоренности.

«Уже длительное время совместными усилиями удается сохранять спокойную обстановку в приграничных районах, однако грузинская сторона продолжает строительство фортификационных сооружений и военные передвижения в непосредственной близости от границ Южной Осетии и Абхазии, что является нарушением мирных договоренностей президентов Медведева и Саркози», - сказал Карасин.

Подобные обвинения российский МИД направлял в адрес Тбилиси и раньше. А оттуда раздавались ответные претензии. Вот и сегодня в ПАСЕ снова разгорелась дискуссия о ситуации вокруг Грузии. Авторы доклада снова призывают Россию допустить наблюдателей и вывести войска из Абхазии и Южной Осетии, то есть следовать плану Медведева-Саркози.

Однако Москва после признания независимости этих двух государств не считает себя обязанной выводить войска и способствовать допуску международных наблюдателей, если этого не хотят абхазы и осетины (из-за названия миссий, в которых подчеркивается их принадлежность Грузии). Напротив, она заключила с Сухумом и Цхинвалом соглашения о военном сотрудничестве и действует в рамках этой правовой парадигмы.

Значит ли это, что план Медведева-Саркози, подписанный 12 августа 2008 года, окончательно устарел и не подлежит исполнению?

Судя по заявлению замглавы российского МИД на встрече с Хабером, - нет.

Впрочем, как отметил в интервью GeorgiaTimes директор грузинского Центра стратегических исследований Ираклий Менагаришвили, заявления российских дипломатов сложно комментировать. Эксперт напомнил, что по договоренности двух президентов, было решено вывести грузинские и российские войска на те позиции, которые они занимали до 7 августа прошлого года.

Официально, в каждой из двух бывших автономий было по одной группе миротворцев. А неофициально, например, в Абхазии были российские железнодорожные войска», - напомнил грузинский комментатор. Сейчас, подчеркивает он, там дислоцируется несколько военных баз.

С российской точки зрения, они находятся там в соответствии с международными договоренностями с Абхазией и Южной Осетией, а с грузинской - вопреки международному праву, так как слишком мало стран пока признали эти республики.

И все же Менагаришвили не спешит списывать план Медведева-Саркози со счетов.

Он указал, что международное сообщество, гарантировавшее в свое время исполнение договора с Россией, должно добиваться его окончательной реализации.

«Что касается реальной ситуации, то сейчас конфигурация международных структур подает мало надежд на то, что кто-то будет предъявлять России жесткие требования», - подчеркнул эксперт.

«Неработающий» план, по его словам, можно будет заменить новым документом только в том случае, если Россия отзовет признание Абхазии и Южной Осетии. А этого не будет никогда, хотя Менагаришвили надеется на лучшее для его страны.

Заместитель директора российского Института стран СНГ, член Совета по национальной стратегии Владимир Жарихин также заявил GeorgiaTimes, что, несмотря на новые правовые реалии, документ Медведева-Саркози продолжает действовать.

«В той части, которая касается взаимного ненападения, прошлогодние договоренности остаются в силе. Но грузинская сторона нарушает их, продолжая наращивать военный потенциал и, как отметил МИД, возводя фортификационные сооружения», - подчеркнул эксперт.

На вопрос, когда же стороны перестанут ссылаться на отчасти устаревший документ, Жарихин ответил: «Видимо, тогда, когда будет налажена система международного контроля в новых независимых государствах. Насколько я понимаю, там проблемы были в формулировках названий миссий. Но этот вопрос - решаемый», - считает российский политолог.

По его словам, на Северном Кипре присутствуют международные наблюдатели, хотя эта республика признана лишь Турцией. При наличии политической воли может быть найден компромисс и в случае Абхазии и Южной Осетии. Но произойдет это, по мнению Жарихина, не скоро, «нужно остыть и той, и другой стороне».

Согласно официальной российской точке зрения, сторонами в конфликте были Грузия, с одной стороны, и её бывшие республики - с другой. Да и новый документ о неприменении силы, на подписании которого настаивает Россия, должен также быть подписан между Грузией и новыми субъектами международного права, которыми теперь являются Южная Осетия и Абхазия.

Пока ни одна из сторон не пойдет на компромисс, они буду вынуждены апеллировать к теряющему актуальность плану Медведева-Саркози. А учитывая политический вес России и Грузии, понятно, кому в конечном итоге придется уступить больше.