Тема дня

Беслан Бутба: основные инвестиции нужно делать в человеческие ресурсы

- C какой программой Вы идете на президентские выборы?

- Партией ЭРА уже давно разработана программа модернизации экономики и социальной сферы Абхазии. В работе над ней принимали лучшие экономисты республики. Речь идет о новой стратегии развития, основная цель которой - самодостаточная и современная Абхазия.

- Чем ваша программа отличается от программ Ваших оппонентов?

- О программах моих оппонентов мне пока ничего не известно. Подозреваю, что никаких программ у них нет. По крайней мере, в том смысле, который в партии ЭРА вкладывают в термин «программа». Что касается Сергея Багапша, то с его предвыборными обещаниями Абхазия ознакомилась еще пять лет назад. Они так и не были претворены в жизнь.

- Вы критикуете экономическую политику нынешних властей. Какие именно реформы предлагаете Вы?

- У нынешней власти нет никакой экономической политики - сплошное шараханье из стороны в сторону. Именно это мы и критикуем. Экономическая политика может нам нравиться или нет, но она должна быть. Что касается партии ЭРА, то мы намерены выстроить в Абхазии высокоэффективную, конкурентоспособную, динамично развивающуюся экономику. В первую очередь, основные инвестиции необходимо делать в человеческий капитал - в повышение уровня образования и качества здравоохранения.

Мы намерены провести масштабные реформы в сферах демографии и занятости населения. Нами разработана комплексная программа развития села, предполагающая восстановление сельской инфраструктуры, поддержку предпринимательства на селе, развитие фермерских хозяйств, внедрение новых технологий и культур. Мы разработали специальную программу развития Восточной Абхазии, что позволит нам существенно поддержать депрессивные районы. Кроме того, в нашей программе особое внимание уделяется социальной поддержке пенсионеров. Проще говоря, мы предлагаем не реформировать то, чего нет, а заново создать экономическую систему государства, практически, с нуля. Основная цель - это среднемесячная зарплата в 20 тыс. рублей, среднегодовая численность работающего населения - 50 тыс. человек и т.д. И все это возможно, если просто высвободить частную инициативу и избавить экономику от чрезмерной опеки государства, а точнее, от вопиющей коррупции.

- Вы подписались под письмом, в котором абхазская оппозиция обращалась к Путину и Медведеву, критикуя Багапша за передачу Абхазской железной дороги и аэропорта в управления российским коммерческим структурам. Как поступили бы вы с этими объектами, будучи президентом?

- Я говорил, что действия Багапша могут способствовать росту антироссийских настроений. Для меня лично, для членов нашей партии, для наших сторонников, да и вообще для Абхазии - антироссийские настроения невозможны в принципе. Мы - сторонники России на Кавказе не потому, что нам это выгодно, а потому, что мы чувствуем Россию сердцем. Это был наш сознательный выбор еще после развала Союза. Мы уже тогда остались в поле российской цивилизации. Я абсолютно уверен, что наши отношения с Россией всегда должны быть прозрачными и честными.

Вопрос был не в том, надо или не надо искать инвесторов для реабилитации железной дороги и аэропорта. Совершенно очевидно, что без помощи крупных российских инвесторов Абхазия не сможет восстановить эти объекты. Вопрос в другом: заявления президента по этому поводу показали его некомпетентность. И, кроме того, они наводили на мысль о том, что прикрываясь Москвой, кое-кто на месте собирается за счет этих проектов решать собственные задачи. Мы возражали против того, чтобы такие масштабные и важные проекты превращались в механизм для отмывания денег. Власть сама дала нам основания думать именно так. На наш взгляд, именно российская политика по отношению к Абхазии понятна и результативна. А вот со стороны абхазских властей мы все время видим попытки как-то втемную использовать российскую поддержку. Пора заканчивать эту практику.

- Кого из кандидатов будет поддерживать Москва? Возможно ли повторение ситуации 2004 года?

- Как я могу говорить за руководство России? Насчет ситуации 2004 года - мы сделаем все, что в наших силах, чтобы она не повторилась. Именно поэтому мы предложили объединиться всем политическим силам и подписать Общественный договор. Насколько я понимаю, стратегия Москвы состоит в невмешательстве во внутренние политические процессы Абхазии и в том, чтобы работать с той властью, которую выберет народ. Я не думаю, что возможно повторение ситуации 2004 года, когда Россия активно поддерживала одного из кандидатов. Мне кажется, и в Москве уже появилось понимание того, что в Абхазии нет такой политической силы, которая хотела бы проводить антироссийскую политику.

- Вопрос как к бизнесмену, насколько реально достичь экономического процветания с учетом того, что другие страны не спешат признавать независимость Абхазии?

- Как бизнесмен, я бы вообще не стал рассуждать на политические темы. Я бы просто не видел целостной картины абхазской политики. Отвечу, как политик. Здесь нет серьезной проблемы. Абхазии, конечно же, важно интегрироваться в мировую экономику. Но в экономическом смысле, по крайней мере, на этом этапе, для нас вполне достаточно признания России. Россия для нас естественный и привычный партнер. Конечно, мировое сообщество признает нас обязательно. Это вопрос времени и грамотной внешней политики.

- Абхазия демократичная страна? Как вы оцениваете работу демократических институтов, свободу прессы? Если станете президентом, что будете совершенствовать?

- Политическая культура абхазов такова, что демократия, свобода у нас в крови. Поэтому Абхазия в этом смысле всегда была более передовой, чем многие другие страны на постсоветском пространстве. Но сегодня мы ни на шаг не продвинулись в развитии демократических институтов. Наоборот, власть пытается их свернуть вовсе. Давление на независимые СМИ, злоупотребление административным ресурсом. Общественные организации поставлены под контроль властей. Так как СМИ критиковали власти за некомпетентность, власть объявила им войну. Мы же намерены поддерживать и развивать независимую прессу и свободу слова. Мы наладим полноценный диалог власти и общества.

- Абхазская оппозиция разрозненна. Есть ли тенденция к объединению?

- Я не могу сказать, что абхазская оппозиция разрознена. Мы неоднократно выступали единым фронтом и часто решали поставленные задачи вместе.

- Одна из проблем, которую стараются решить на международном уровне - это возвращение в Абхазию международных наблюдателей. Ваша позиция по этому вопросу?

- Почему международных наблюдателей нет в Италии или во Франции? Почему их нет в Соединенных Штатах Америки? По соглашению Медведева-Саркози международные наблюдатели должны осуществлять мониторинг на территории Грузии, к которой Абхазия отношения не имеет. А если мировое сообщество беспокоится о безопасности Абхазии, то пусть наблюдает по периметру территории и акватории Абхазии, чтобы никто не осуществлял пиратских захватов гражданских судов, направляющихся в наши порты.

- Большие споры разгорелись из-за того - кто может принимать участие в голосовании, а кто нет. Какова ваша позиция?

- По закону Абхазии, в голосовании могут принимать участие граждане страны, не моложе 18 лет, имеющие на руках паспорт гражданина Абхазии.

- Если жители Гальского района останутся без абхазских паспортов, не означает ли это притеснение жителей по национальному признаку?

- Все граждане Абхазии, независимо от национальности, имеют право голоса. Но граждане Грузии не могут принимать участия в выборах Президента Абхазии. Жители Гальского района, которые сделали своей выбор и отказались от грузинского гражданства, не совершали в прошлом преступлений против абхазского государства, имеют все права на получение паспорта гражданина Абхазии. Наша партия одна из немногих политических сил, выступающих за полномасштабную интеграцию населения Гальского района. И это большая, долгосрочная программа, а не массовая раздача паспортов всем без разбора, в том числе, и людям, воевавшим против Абхазии в 1992-1993 годах.

- Как быть смешанным грузино-абхазским семьям?

- Грузино-абхазские семьи - обычное явление в нашей стране. Я немного не понимаю вопроса. Разве эти семьи должны быть подвергнуты какому-то ущемлению в правах? Да что далеко ходить - действующий президент Абхазии Сергей Багапш женат на грузинке. Наверное, он лучше мог бы ответить на этот вопрос. Я же считаю, что интернациональные семьи пользуются теми же правами, что и абхазские. Кстати, у меня русская жена - Марина Бутба-Смирнова. И ей хорошо в нашей стране.

- А с грузинскими беженцами, которые хотят вернуться в Абхазию?

- Мы обязаны находиться в правовом поле и действовать в соответствии с нормами международного права. Конечно, мы не пустим на территорию страны людей, совершавших в военное время преступления против народа Абхазии. На них статус беженцев не распространяется. Не могут быть гражданами Абхазии и граждане Грузии. Каждый, кто хочет вернуться, обязан заполнить карту беженца. После проверки, соответствующие органы Абхазии должны представить справку о том, что этот человек на самом деле не совершал преступлений против нашей страны. Каждый случай должен исследоваться индивидуально. Кстати, в Гальский район вернулась большая часть населения. Абхазия, пожалуй, единственный пример, когда в постконфликтную страну возвращается столь большое число беженцев. Но что происходит? Сам факт их возвращения не признан международным сообществом. Этим людям, вернувшимся на пепелище, не было оказано никакой поддержки от международных организаций, столько лет лоббировавших процесс возвращения беженцев.

Что касается возвращения бывших жителей Абхазии грузинской национальности в другие районы республики, то я думаю, что эта проблема устарела. Война не просто разделила народы, она создала, а точнее, воссоздала новую реальность. В Абхазии другое общество, другая культурная реальность. И к Грузии, куда вернулось большинство бывших жителей Абхазии грузинского происхождения, эта реальность не имеет никакого отношения. Поэтому, вне зависимости от обстоятельств, я знаю, что эти люди никогда сюда не приедут. Потому что они хотят жить в Грузии, а здесь другая страна. И эта страна называется Абхазия.

- Как, на Ваш взгляд, будет строить Абхазия отношения с Грузией, скажем, через десять-двадцать лет?

- Я не вижу никаких проблем с нашей стороны. Мы готовы признать независимость Грузии и установить с ней дипломатические отношения. Как только Грузия откажется от территориальных притязаний на нашу землю, признает независимость Абхазии, выплатит компенсацию за нанесенный Абхазии ущерб во время и после войны, вернет вывезенные из Абхазии памятники культуры, мы будем готовы установить с ней дипломатические отношения.