Тема дня

Чужие в Европе

GeorgiaTimes побеседовал с представителями грузинских властей, неправительственных организаций и политологами.

По официальным данным, основная масса граждан Грузии прибывает в Польшу, а затем перемещается вглубь Европы. При этом на белорусско-польском пограничном переходе в Тирасполе ежедневно около ста грузин подают заявления о предоставлении им польскими властями статуса беженца. И если за 2000-2008 годы желание проживать в «буферной» Польше выразили только 400 граждан Грузии, то только за минувший год эта цифра составила три с половиной тысячи.

Ситуация вокруг грузинских нелегальных мигрантов в Польше стала активно обсуждаться в местных и международных СМИ после инцидента 15 декабря, когда группа граждан России - беженцев из Чечни - и граждан Грузии захватили на вокзале в Легнице поезд, следовавший в Германию.

Недовольные условиями содержания в польских центрах для беженцев, иностранцы без билетов заняли места в поезде и заявили, что намерены добраться до Страсбурга и обратиться с жалобой в Европейский суд по правам человека. Позже стало известно, что польские власти приняли решение депортировать из страны 24 выходцев из Грузии, участвовавших в захвате поезда. Еще 16 участников акции, среди которых восемь детей, переведены в центр содержания перемещенных лиц закрытого режима.

О проблемах грузинских мигрантов и причинах, по которым они уезжают за рубеж, корреспондент GeorgiaTimes побеседовал с представителями грузинского парламента, неправительственных организаций и политологами.

Как в данном случае Вы оцениваете действия Польши?

Элене Тевдорадзе, глава комиссии по помилованию, заместитель госминистра Грузии по реинтеграции

В данном случае трудно что-то говорить, потому что у каждого государства есть свои законы, которые другие государства обязаны уважать, поэтому предъявлять сегодня какие-то претензии польскому правительству я считаю некорректным. Мне кажется, мы просто мало работаем с нашим населением и объясняем людям, что может последовать за тем, когда они едут в страну, законов которой не знают. Я часто сталкиваюсь с тем, что уже постфактум ко мне обращаются за помощью, но грузинская сторона не может посодействовать в таких случаях, так как мы не имеем права вмешиваться в дела другого государства.

Арнольд Степанян, председатель общественного движения «Многонациональная Грузия».

У меня был визит в Польшу и я разговаривал с представителями НПО, которые занимаются проблематикой грузинских мигрантов. Могу сказать, что действия Польши однозначно оценить очень тяжело, поскольку одни люди уезжают по причинам неполитического характера, но есть и те, кто преследуется по политическим мотивам. В этой массе действительно есть люди, которым можно предоставить политическое убежище. С другой стороны, можно понять и Польшу, поскольку из Грузии едет огромное количество людей. Как я видел на месте, Польша в принципе не готова сегодня предоставить человеческие условия такому количеству мигрантов.

Арчил Гегешидзе, политолог, член Грузинского фонда стратегических и международных исследований.

Думаю, что Польша действует в рамках своих правовых и законодательных норм. С этой точки зрения осуждать польскую сторону не следует.

Должен ли, в свете сотрудничества Тбилиси и Брюсселя, как-то отреагировать на эту ситуацию Евросоюз?

Элене Тевдорадзе

По всей вероятности, этот вопрос будет темой двустороннего стола между Грузией и Евросоюзом. Между Тбилиси и Брюсселем подписан меморандум о взаимопонимании, мы часто встречаемся и обсуждаем много вопросов. Среди них - вопросы нацменьшинств и права человека. Но еще раз подчеркну: в данном случае нам тоже могут указать на то, что нужно информировать свое население. Люди, которые покидают Грузию, делают это по социальным, а не политическим причинам. Они ищут выход из ситуации с безработицей в стране, но они должны четко представлять, что их ждет в том государстве, куда они нелегально переправляются.

Арнольд Степанян

Думаю, что Польша, являясь частью Евросоюза, делает это не без ведома Брюсселя, поскольку мигранты, которые попадают в другие страны ЕС, депортируются именно в Польшу. Поэтому здесь мы видим интегрированный подход.

Арчил Гегешидзе

Процессы депортации не противоречат тем процессам, которые происходят между Грузией и Евросоюзом. Более того, Тбилиси и Брюссель обговорили условия договора о реадмиссии. Поэтому то, что происходит сейчас, укладывается в эти договоренности.

Чем в сложившейся ситуации своим гражданам могут помочь власти Грузии?

Элене Тевдорадзе

Думаю, именно круглые столы с представителями Евросоюза являются той площадкой, на которой могут обсуждаться такие вопросы. Как известно, Грузия является членом Евросовета, где на эту тему также необходимо разговаривать. Более того, я восемь лет была членом ПАСЕ, и там есть возможность встретиться с законодателями 47 государств. Эта площадка также может быть использована хотя бы для обмена мнениями.

Арнольд Степанян

Самое главное, чтобы у властей Грузии было реальное желание что-то сделать на практике, а не ограничиваться разговорами. Конечно, определенные возможности облегчить мигрантам жизнь есть, но не до такой степени, чтобы защищать каждого. С другой стороны, повторю, что есть люди, которые покидают Грузию не только по социально-экономическим причинам, но и по политическим. В данном случае я не думаю, что было бы морально правильно, чтобы власти Грузии имели бы доступ к тем людям там, в Европе. Что же касается защиты людей, уехавших по социально-экономическим причинам, то действенным шагом была бы работа дипмиссий Грузии, которые бы отслеживали ситуацию, движение мигрантов, условия их содержания и процесс депортации. Известны случаи, когда мигрантов содержали в нечеловеческих условиях, и в этой ситуации консульская служба должна быть в постоянном контакте с такими людьми, чего сейчас не делается.

Арчил Гегешидзе

Отказ в предоставлении человеку статуса беженца - суверенное право Польши. Таким же образом поступают и грузинские власти. Если граждане Грузии не могут убедить польские власти в правомерности получения такого статуса, им отказывают. А, поскольку подавляющее большинство грузинских мигрантов едут в страны Европы в поисках работы, то, видимо, это не является убедительным аргументом для того, чтобы получить право остаться.