Тема дня

Об Ардзинбе вместо эпитафии

Смерть Владислава Ардзинба совпала со днем рождения нынешнего президента Сергея Багапша. Отныне каждое четвертое марта он будет вспоминать своего предшественника, который заложил основы будущей независимости страны.

«Абхазский народ переживает трагедию. Скончался национальный герой, выдающаяся личность, первый президент Республики Абхазия Владислав Григорьевич Ардзинба. Горе пришло в каждую семью», - говорится в сообщении официального сайта правительства.

Один из его коллег, экс-председатель Совета министров республики Геннадий Гагулия, ныне возглавляющий Торгово-промышленную палату Абхазии, считает роль Ардзинбы бесценной для своей страны.

- Может быть нет даже и слов, которыми ее можно охарактеризовать. Есть люди в истории государства, которые остаются как национальные герои. Вот он может быть причислен к героям, и я, думаю, он останется в истории нашего народа навеки. Потому что сегодня свобода Абхазии, ее независимость, то, что она не пропала - все, что связано с красивым словом «Абхазия» - это все связано с его именем, - поделился своим мнением с GeorgiaTimes Гагулия.

- Он был не только политиком, но и ученым. Это чувствовалось в общении с ним?

- Он доктор наук, профессор, работал долгое время в Москве, под руководством Примакова. Уже это о чем-то говорит, да? И его подходы ко многим политическим вопросам, его интуиция в решении политических проблем были даже необъяснимыми. То ли это было связано с тем, что он ученый, то ли это его природный дар. Но он всегда четко мог прогнозировать определенные политические ситуации, знать их перспективу и во многих вопросах, которые он предполагал, он не ошибался. С течением времени это подтверждалось.

- Вам легко было с ним работать?

- Мне легко было с ним работать, потому что он никогда не старался, если человек прав и справедлив, стараться его переубедить. Он всегда мог терпеливо выслушать. Он принимал решения, уже выслушав. Не было такого авторитарного режима, что «я самый умный», никогда такого не было. Он был очень простой в общении с людьми. Он мог общаться с самым заурядным человеком и никогда не старался себя превозносить. Роль личности и просто человека.

- В Грузии его характеризуют негативно, считают, что на нем лежит вина за развязывание войны в 92-93 годах. Как в Абхазии относятся к тем событиям?

- Как относятся к нему грузины - это их правда. Они ничего хорошего не напишут, потому что всем известно: это они пришли сюда. Мы в Грузию не шли. Ардзинба сидел в Сухуми, когда танки грузинские подошли к городу. Так кто на кого напал? Их ложь до того уже надоела, что даже если исходить из вопросов не 15-летней истории, а истории прошлого и позапрошлого годов, когда в Южной Осетии они утверждали, что Россия напала. А потом оказалось, что не Россия напала, а Грузия напала. И Европейская комиссия это подтвердила. Она опровергла эту лживую инсинуацию, которую они употребляют не только по отношению не только к Абхазии, но и к России. Я не хочу сегодня о них говорить плохо или хорошо. Они сегодня нас уже не интересуют. Я понимаю, что их сегодня гложет: они проиграли за счет своей глупой политики, за счет своего нечеловеческого отношения и недальновидности. И теперь они стараются полить грязью всех, кого можно. Это их отношения, и нас пусть они беспокоят. Если они такую политику продолжат и дальше, от Грузии вообще ничего скоро не останется. Там в Грузии есть и другие нации и районы, в которых могут возникнуть разные проблемы. Это из-за их националистического подхода к решению многих вопросов.

- Были ли в период правления Ардзинбы моменты, когда он думал о воссоединении с Грузией, или его курс был только на независимость?

- Знаете, с самого начала, когда распался Советский Союз и четко разделили Союз на отдельные государства, такие как Грузия, встал вопрос об автономных образованиях в составе Грузии. И Ардзинба конкретно предлагал (Все это документально зафиксировано), как мы видим Грузию и как Абхазия должна быть в составе Грузии. Но грузинское руководство ответило: никаких республик в составе Грузии не будет, возможно только какая-то культурная автономия или что-то в этом роде. Они с самого начала отметали все возможности заключить союз и жить нормально. Несмотря на то, что у нас прошла война, и было тяжело, в 98 году Примаков вместе с Ардзинбой прилетел в Тбилиси по вопросу возможности установления каких-то взаимоотношений и решений, вопроса то ли конфедерации, то ли еще чего-то, то есть не снимался вопрос отношений с Грузией. Но они отказали. И кто тогда виноваты в происходящем? Они сами во всем виноваты. Они с самого начала заняли позицию невосприятия. Как их великий патриарх объявил, а они потом повторяли все вместе, что «Грузия только для грузин». Вот они скоро и будут жить - грузины сами с собой.

-На выборах 2004 года Ардзинба поддерживал Хаджимбу. А как он относился к Багапшу??

- В нормальных были отношениях. Везде есть президенты, которые видят преемников в ком-то. Ардзинба предполагал, что возможно передаст власть. Но это же не указ был, народ должен был выбрать и народ решил, что в данной ситуации Багапш более подходит. А отношения между Ардзинбой и Багапшем всегда нормальные были. Вот я был премьером, а Багапш при мне был первым вице-премьером несколько лет. Также работал с Ардзинбой и никаких трений, скандалов, противостояния никогда не было.

Иначе думают о Владиславе Ардзинбе в Грузии. Депутат от правящего «Единого национального движения» Давид Дарчиашвили считает, что абхазский лидер сыграл негативную роль в истории Абхазии и потомки не скажут ему за это спасибо.

- Его настрою во время войны и после войны никакой кроме негативной оценки дать нельзя. Потому что в то время, конечно, очень много ошибок было совершено со стороны центрального руководства Грузии, и были наверно ошибки и на месте на уровне межнациональных отношений. Больше было эмоций, чем рационального мышления. Иначе того конфликта, который случился, можно было бы избежать. С другой стороны, так же как с нашей стороны Шеварнадзе и некоторые другие люди, свою «посильную лепту» внес Владислав Ардзинба. его действия были не просто драматичными для нашей страны, но и негативными непосредственно для абхазского общества тоже, несмотря на то, как ее представители сейчас воспринимают этот негатив. мне кажется, что перспектива абхазского народа гораздо более проблематична в нынешней ситуации, чем если была бы договоренность существования в рамках грузинского единого государства. Хотя бы по тем принципам, которые в 2008 году предлагал Саакашвили. С точки зрения международного сообщества и любого независимого наблюдателя, те принципы, которые были предложены Саакашвили в 2008 году, идеально подходили для абхазского общества. В том, что это не было принято, виноват тот курс, который связан непостредственно с Владиславом Ардзинба, хотя это происходило, когда он ушел.

- Он продолжал влиять на политику?

- Нет, он был болен, но он проложил этот путь непримиримого сепаратизма, который принес много негативного для абхазского общества. Если взять, насколько правомерно и правомочно все это было - это сыграло большую роль для этнической чистки, а это уже серьезное преступление.

- Вы думаете, возможен был другой вариант развития событий в 90-е годы?

- Такие гадания для политиков и историков ничего не могут дать. Но хотя были там люди, которые гораздо рациональнее оценивали события. Он был очень интересный ученый в области древней хеттологии, но как политик принес очень много вреда не только грузинам, но и, мне кажется, многие абхазы вскоре поймут это.