Тема дня

Путинские встречи как жест расположения

Встреча председателя «Единой России» Владимира Путина с лидером «Демократического движения - Единая Грузия» Нино Бурджанадзе была даже более «интимной», чем в декабре с лидером «Движения за Справедливую Грузию» Зурабом Ногиадели. То ли дело в совпадении партийных названий, то ли в личной симпатии, но в начале встречи премьер подчеркнул, что очень рад гостье потому что давно с нею знаком и долгое время не виделся.

Путин с сожалением отметил, что с людьми из правительства Грузии Москве «не удалось выстроить отношения». В отличие от них Бурджанадзе, видимо, сочли договороспособным политиком.

После встречи Нино Анзоровна засвидетельствовала, что ее курс не стал пророссийским. Просто в интересах Грузии - учитывать интересы соседней сверхдержавы. «С ней считаются и американцы, и европейцы, и китайцы, и австралийцы», - отметила она в интервью «Радио Свобода».

Судя по ее словам, главным итогом визита стала уверенность, что с Россией можно договариваться. «То, что я услышала во время моих встреч в Москве - что нет закрытых тем и нужно искать пути на взаимовыгодной и взаимоуважительной основе, - считаю, что это очень важно», - отметила она.

В Грузии нервно отреагировали на ее поездку. Конечно, совершивший такой же подвиг Ногаидели ее полностью поддержал. А вот лейбористы заявили, что и сами не прочь поговорить с российскими политиками. Но в отличие от Бурджанадзе они бы обязательно поставили вопрос о деоккупации страны. Парламентское большинство однозначно осудило Бурджанадзе и пообещало ей провал на любых выборах ввиду непопулярности «изменников Родины».

Негативное мнение о подобных контактах с Россией разделяет и президент Грузинского фонда стратегических и международных исследований Александр Рондели.

- Когда страна находится в конфронтации после войны, когда еще ничего не урегулировано, тогда страна должна говорить одним голосом - голосом правительства. Попытки Кремля избавиться от этого правительства, которое ему неугодно, неприемлемы для нас, - заявил он в интервью GeorgiaTimes. - А попытки отдельных политических я бы не сказал «трупов», но политиков, которые никакой поддержкой не пользуются в стране, их попытки поехать к царю на поклон и там челобитную бить и просить помощи, чтобы свои дела исправить, они воспринимаются очень негативно. Конечно, Россия и Грузия никуда друг от друга уйти не могут. Россия - это данность которая есть и будет. Конечно, нужно развивать отношения, конечно, нужно дружить, конечно отношения должны быть нормальными, но это должно происходить с уважением обоюдным. А этого нет, к сожалению. Поэтому визит Бурджанадзе - это ее личное дело. По-старинке это называется предательство, а в демократическом оформлении это называется попыткой улучшить свое политическое положение.

- В чем, с Вашей точки зрения, смысл переговоров Москвы с оппозицией?

- Россия таким образом старается показать Западу, что у нас нормальные отношения и проблем никаких нет. А второе - и не менее важное - пытается убрать это руководство Грузии, которое не хочет лечь под Москву.

- А почему, как вы думаете, сотрудничество началось с Ногаидели - политика без перспектив?

- Ногаидели терять было нечего и он пошел ва-банк. А для Москвы он человек выгодный, потому что он бывший премьер, знает все и всех. Такого человека получить бесплатно или за очень маленькую плату - совсем неплохо. Это хорошая рыбка. Бурджанадзе - хуже рыбка. Она звучит лучше, может быть, но у нас в народе они оба не пользуются поддержкой. Может после того, как их Путин «освятил», они станут более популярными? Они на это надеются.

- Значит ли это, что Кремль сейчас делает ставку на Бурджанадзе и будет поддерживать на выборах в 2013 году?

- Я не знаю, пока очень трудно сказать. Если могут делать ставку на всех, кто покажется им подходящим, чтобы избавиться от Саакашвили.

- Будет кастинг?

- Я думаю, всех нельзя принимать. Эти хоть известные, а остальные просто одиозные. Это не прибавит Кремлю очков.

- Лейбористов примут, которые порываются в Москву?

- Не знаю, я бы не принял. У них такой стабильный электорат маргинальный 7-8 процентов, не больше. У каждой нации есть такие, которые против всего, всегда им плохо и другие виноваты.

- В Россию грузинской диаспорой приглашен Ираклий Аласания. Решится ли он поехать?

- Я думаю, он не решится, потому что у него не такое положение сильное, чтобы принимать такие решения. Он немножко человек колеблющийся, еще очень неопытный политик, трудно его подсказать.

Похожую, но с положительным знаком, трактовку целям «оппозиционно-российских» отношений дал российский эксперт, депутат Сергей Марков.

- Смыслов здесь несколько. Первое и важнейшее -подчеркнуть позитивное отношение российского руководства к грузинскому народу. Мы четко отделяем друг от друга руководителей Грузии, ключевые из которых, типа Саакашвили и Мерабишвили, являются военными преступниками, с одной стороны и грузинский народ, грузинский политический класс с другой стороны. Вторая причина - продвижение позитивной повестки дня. Мы поддерживаем тех политиков, которые выступают за улучшение отношений с Россией. Меня часто спрашивают, почему именно Ногаидели? Потому что он первый из политиков первого уровня заявил, что нужно прекратить все разговоры об Абхазии и Южной Осети, идти на переговоры без всяких предварительных условий и вести дело к восстановлению нормальных отношений. Сейчас за ним, мы видим, последовали другие. И третья причина - заключается том, что мы акцентируем внимание международного сообщества, что мы ориентированы на позитивное развитие отношений с Грузией. У нас нет никакой ни ревности к Грузии, ни стремления ее за что-то наказать. Мы защитили народы Абхазии и Южной Осетии от геноцида, которым им угрожал преступный режим Саакашвили-Мерабишвили, но сами мы не ориентированы на экспансию или подавление, - заявил Марков в интервью GeorgiaTimes.

- После визита Бурджанадзе можно сказать, что на нее Кремль сделал ставку?

- Кремль делает ставку не на политиков, а на политику, на политические линии, которые означают вот эту повестку дня.

- Как вы думаете, Ираклий Аласания тоже приедет в Россию?

- Конечно, приедет.

- Но к нему могут приклеить ярлык предателя, и это повредит на выборах?

- Саакашвили приклеил этот ярлык уже ко всем. А мы хотели бы, чтобы главной причиной, почему грузинские избиратели проголосуют за новый парламент, за президента - не то, что «Я ненавижу Россию и сделаю все для ухудшения отношений с ней». А чтобы был другой интерес: «мы должны улучшить отношения с Россией».

- В Грузии парламентарии предрекают, что народ проголосует против «изменников»...

- Грузинский парламент выбран в рамках недемократических выборов, как известно. Выкрутили руки председателю миссии наблюдателей от ОБСЕ, который сказал все хорошо, а потом пришел и в своем блоге написал: «Это одни из самых плохих и нечестных выборов, которые когда-либо были». Да и наблюдатели подтвердили, что Грузия не является демократической страной, у нее авторитарный режим во главе с преступниками, а в связи с этими нечестными выборами большинство в парламенте составляют люди из партии Саакашвили, в которой существует жесткая военная дисциплина и которые говорят то, что их заставляет говорить Саакашвили. У него уже нет команды единомышленников - это уже его подчиненные, которых он страхом заставляет говорить, что он хочет.

- Какие вопросы можно решать с оппозицией, а не с властью?

- Вопросы коммуникаций, восстановления дипотношений решать нельзя. Но с оппозицией важно решить задачу по изменению общей атмосферы в отношениях. Ведь с начала 2008 года благодаря контактам с оппозицией, «благодаря» войне в Южной Осетии количество грузин, которые хотят в НАТО, уменьшилось в два раза и сегодня составляет около трети, а не две трети, как было раньше. А как заявлялось Западом (мы их заставили так заявлять), мнение народа тоже должно браться в расчет. И если мы видим, что в Грузии меньше половины населения желает вступить в НАТО, то это должно стать еще одной причиной, почему западные политики должны отложить процесс экспансии НАТО к границам России.