Тема дня

Тбилиси заказал Сухуму нелетную погоду

ICAO, куда и собирается жаловаться. Между тем, авиасообщение открывает абхазской экономике блестящие перспективы.

Россия не имеет полномочий для присвоения международных кодов аэропорту Сухума. Об этом заявил сначала МИД Грузии, а затем парламент. Эту информацию GeorgiaTimes подтвердил и председатель российской Федерации профсоюзов авиадиспетчеров Сергей Ковалев. Однако он уточнил, что Россия могла походатайствовать в ICAO за Абхазию и получить необходимый код.

Вице-спикер грузинского парламента Паата Давитая настаивает, чтобы власти Грузии тоже обратились в Международную организацию гражданской авиации (ICAO). Необходимо попросить ее запретить полеты в Сухум и применить санкции к авиакомпаниям-нарушителям, считает депутат.

Аэропорт Сухума до сих пор можно найти в базах данных под грузинским кодом UGSS- Babusheri. Под ним он работал до 1993 года, когда в результате гражданской войны был закрыт. Абхазы его периодически использовали, но, как говорят, пилоты садились наугад из-за отсутствия необходимой техники.

«Нам требуется современная навигационная система, прочее инфраструктурное обеспечение, которого, к сожалению, у Сухумского аэропорта сегодня нет», - говорит премьер Абхазии Сергей Шамба. Но в том, что оно будет, сомневаться не приходится. Москва поможет, как деньгами, так и специалистами.

В январе две страны подписали соглашение о воздушном сообщении. Они договорились создавать каждая на своей территории необходимые условия для осуществления полетов воздушных судов другого государства, их аэронавигационного, технического и аэропортового обслуживания.

Разговоры о восстановлении аэропорта активизировались после войны 2008 года, в результате которой Абхазия получила независимость. Грузия, не признавшая отделения республики, сразу же опротестовала российское предложение открыть взлетные полосы. Однако, как и в случае с присутствием российских кораблей у абхазских берегов и с работой российских операторов сотовой связи и телеканалов, особых проблем у абхазов грузинские заявления пока не вызвали.

Председатель комитета по обороне и безопасности грузинского парламента Гиви Таргамадзе еще в позапрошлом году допустил, что полеты в Сухум могут возобновиться и без грузинского согласия. Но летать туда, по мнению, будут только российские самолеты, так как Никарагуа это не нужно. Да и Венесуэле с Науру, признавшим Абхазию позднее, наверное, тоже. А остальные страны не станут нарушать грузинские законы.

Тем не менее, накануне абхазский премьер Сергей Шамба сообщил не только о присвоении новых кодов, но и о желающих летать в Сухум компаниях Иордании, Турции и России. По его словам, они заинтересованы как в пассажирских, так и в грузовых авиаперевозках. Кстати, турецкие корабли продолжают плавать к берегам Абхазии, несмотря на прошлогодние инциденты с задержанием судов грузинскими сторожевыми катерами.

Аэропорт может дать новое дыхание местному туризму. В прошлом году ей уже удалось привлечь большее число отдыхающих, чем в годы до признания республики, когда сохранялась высокая вероятность нового конфликта. Но не только российские гарантии мира способствовали притоку туристов. Сказались и российские инвестиции в рекреационную сферу. В прошлом году все санатории и пансионаты республики были реконструированы, возродился знаменитый обезьяний питомник в столице, в Гаграх заработал детский аквапарк.

С учетом создания инфраструктуры под Олимпиаду, приток туристов в ближайшее время будет увеличиваться. И авиасообщение будет как нельзя кстати.

Грузия, как известно, тоже заявила о своем желании способствовать развитию республики, экономическим и торговым связям местного населения, его заграничным контактам. Обо всем этом говорится в новой стратегии «Вовлечение путем сотрудничества». Однако документ запоздал на несколько лет, в течение которых можно было не только обещать помощь, но и реально вкладывать в развитие регионов, а не зажимать их экономической блокадой.

Но и сейчас на поверку выходит, что Грузия, вопреки благим намерениям, протестует против такого важного для абхазов канала коммуникаций, как авиасообщение. За разъяснениями грузинской позиции GeorgiaTimes обратилась к грузинскому депутату Давиду Дарчиашвили.

- То, что Грузия против, по-моему, естественно. По международному праву, регулирующему международные полеты, каждая страна отвечает за свое воздушное пространство. В данном случае аэропорт находится на оккупированной территории, и Грузия не может отвечать за то, что там происходит.

- То есть, вы возражаете не только против кодов, но и против самого авиасообщения?

- Да, протест связан и с кодом, и со всеми действиями, связанными с аэропортом. Дело в ответственности центральных властей, возложенной на них международным правом.

- Грузия предлагает Сухуму стратегию, по которой обещает помогать развивать торговые и экономические связи. Предусмотрено ли в этой стратегии открытие авиасообщения?

- Грузия очень много раз предлагала Сухуми различные варианты восстановления авиасообщения и многое другое. Все переговоры прекращались на корню, и я имею достаточно оснований утверждать, что все это делалаось по указке российских властей. Например, интернационализация региона была бы самым насущным интересом Абхазии, но она не имела возможности сама решать, чем лучше гарантировать свою безопасность. Грузия всегда была готова эти вопросы обсуждать, и все, что касалось работы морских портов и воздушных.

- Это было в прошлом, а на будущее, что Грузия может предложить в качестве альтернативы российским проектам открытия авиасообщения?

- На будущее, если будет высказан интерес к стратегии, которая подразумевает «вовлечение путем сотрудничества», возможно нахождение каких-то вариантов и по развитию коммуникаций. Стратегия - это общее направление политики. А к концу лета должен быть разработан подробный план. Если бы абхазские власти высказали свою заинтересованность, они могли бы принять участие в разработке этого плана.