Тема дня

Фурнье показал, на ком шапка горит

Эрик Фурнье в своем интервью дал грузинским властям немало поводов для обид. Причем, как он сам отметил, не дело дипломата критиковать, но само описание конкретного события или факта может вызвать определенное отношение к нему. Вот он и описал, и, судя по реакции грузинских СМИ, вызвал. Но почему-то очень избирательно.

В беседе с журналистами "Тбилиселеби" Фурнье отметил - грузинские власти любят указывать другим, что они не выполняют взятых на себя обязательств. Но при этом предпочитают не замечать, что сами далеко не всегда выполняют свои. Так, Тбилиси до сих пор не исполнил всех требований Конвенции Международной организации труда, отметил французский посол. Но это правителей Сакартвело почему-то не смущает. Видимо, поэтому грузинские СМИ предпочли проигнорировать это замечание дипломата. Как и его ответ на вопрос журналиста, почему Франция не пускает Грузию в НАТО. Эрик Фурнье справедливо указал, что это не позиция одного Елисейского дворца. Это общее решение стран-участниц альянса, закрепленное итогами саммитов в Лиссабоне и Бухаресте, что ситуация в Грузии не позволяет рассматривать ее в качестве надежного участника военного блока. Но при этом члены организации вполне открыты для военного сотрудничества с закавказской республикой, что и демонстрирует, в том числе, операция НАТО в Афганистане.

Зато в Тбилиси взъелись на французского дипломата за его довольно невинное замечание о том, кто именно начал войну в Южной Осетии, никоим образом не выходящее за рамки доклада комиссии Тальявини.

"В Грузии ищут ответственность за войну не там, где ее нужно искать. Кто начал войну? Кто первым выстрелил в направлении Цхинвала? Вы не сможете заново написать историю и искать ответственность в другом месте, а не там, где она есть. Если копнуть немного глубже, то должны потребовать разъяснений у меньшевистской республики, которая в 1921 году истребила осетинское население, а не во Франции и другой стране. В этом деле реальная ответственность возложена на национализм обеих сторон", - цитируют СМИ слова французского посла.

Конечно, после такого пассажа европейского дипломата грузинские власти всполошились. Ведь они потратили столько сил, чтобы убедить рядовых грузин, что доклад Тальявини, прямо указывающий на Тбилиси в качестве агрессора в августовском конфликте, "на самом деле" подтверждает версию Саакашвили. Но поскольку возразить по существу нечего, проправительственные издания приводят мнение аналитика Ники Читидзе, который отозвался на слова француза в стиле "а у вас негров линчуют".

"Речь о том, что в 1920 году меньшевистская власть уничтожила осетин, является ложью, и целью этого заявления является дискредитация Грузии. Тогда с подстрекательства России была объявлена "Советская Республика Южная Осетия" и центральная власть действительно ввела в Цхинвали войска, чтобы пресечь сепаратизм. Это было абсолютно законно, и Грузия действовала на своей территории в отличие от Франции, которая была колониальным государством, и территория захваченных Францией колоний превышала территорию самой Франции в 21 раз", - попенял эксперт Эрика Фурнье мрачным прошлым Французской республики. Как это оправдывает агрессию самой Грузии, непонятно. Той же логикой он руководствовался, комментируя замечание дипломата о том, что грузинским властям нужно прилагать больше усилий по поддержке национальных меньшинств, в том числе абхазов и осетин. "В Грузии права меньшинств всегда были защищены в отличие от Франции, которая выделялась гонениями гугенотов или евреев", - припомнил Ника Читидзе послу Варфоломеевскую ночь, не смутившись тем, что сообщники Саакашвили использовали те же методы уже в XXI веке.

По мнению аналитика, такой демарш французского дипломата обусловлен особыми интересами Парижа в отношении России.

"Отметились общие интересы между Россией и Францией. Это касается не только "Мистраля", но и газа и других вопросов. Соответственно, заявление посла Франции было не случайным, так же, как и заявление президента Саркози, по словам которого Россия выполнила шестипунктное соглашение о прекращении огня", - констатировал очевидную неравноценность для Парижа отношений с Москвой и Тбилиси грузинский аналитик, призвав МИД указать представителю Франции на недопустимость подобных высказываний.

Значительно дальше в критике посла пошел политолог Сосо Цинцадзе, который вообще предложил выдворить Эрика Фурнье из страны.
"Не знаю, на чем основывался Фурнье, но по правилам правительство должно объявить Эрика Фурнье персоной нон грата и потребовать от него покинуть территорию Грузии", - уверен директор грузинской Дипломатической академии.

Однако представители внешнеполитического ведомства не сумели проявить того боевого настроя, что и Сосо Цинцадзе. Заместитель главы МИДа Нино Каландадзе предпочла сделать вид, что не верит словам посла.

"Трудно давать какую-либо оценку до тех пор, пока мы не поговорим с послом и не спросим, почему было сделано заявление подобного типа. Будет удивительно, если Эрик Фурнье действительно говорил что-то подобное, так как речь идет о представителе страны, которая была посредником во время российско-грузинской войны, а также посредником в создании соглашения о прекращении огня", - заявила на брифинге Каландадзе.

Среди тех речей, которым предпочла не поверить Нино Каландадзе, было и крайне нелицеприятное для властей высказывание Эрика Фурнье о свободе слова в Грузии.

"Во многих отчетах описываются слабые стороны грузинских СМИ: каналы, о которых никто не знает, кому они принадлежат; главные редакторы, которые самовольно выбирают темы; журналисты, которые, боясь лишиться работы, обращаются к самоцензуре; отсутствие профсоюзов для защиты авторских прав; недостаток квалификации, что дает возможность большинству распространять непроверенную информацию; отсутствие дебатов противоположных сторон; одним словом, неполноценная информация, часто недоступная в провинциях", - отметил французский посол.

Нет ничего удивительного в том, что официальные власти ему не верят, - парировать-то им нечем. Об этих и других замечаниях Эрика Фурнье корреспондент GeorgiaTimes поговорил с директором Кавказского института мира и демократии Гией Нодия. По мнению политолога, поднятая в грузинских СМИ вокруг опубликованного в "Тбилиселеби" интервью шумиха не стоит самого повода.

"Такого рода высказывания часто раздаются в адрес Грузии, ничего нового и неожиданного в интервью французского дипломата не позвучало. Он говорил в общем русле тех претензий, которые Евросоюз предъявляет к грузинским масс-медиа. Может быть, несколько более резко, но он озвучил тот перечень проблем, на которые постоянно указывают западные политики в отношении ситуации в Грузии, - отметил политолог. - Что касается риторического вопроса о том, кто сделал первый выстрел в Цхинвале, то и здесь посол не выходит за рамки доклада комиссии Тальявини. Многие в Европе считают так же. Отношение Запада к событиям августа 2008 года является неоднозначным и непоследовательным. Поскольку Эрик Фурнье не сказал ничего, что бы не содержалось в докладе Тальявини, поэтому сейчас можно говорить лишь о тоне его выступления, которое не совсем соответствует обычному дипломатическому лексикону".

Гия Нодия считает, что первоочередная заинтересованность Парижа, как и Европы в целом, в сотрудничестве с Москвой настолько очевидна, что делать такой вывод на основе интервью Эрика Фурнье довольно нелепо.

"Вывод о том, что среди западноевропейских государств Франция и Германия сильнее всего настроены на близкие отношения с Россией, можно было сделать и без всякого интервью французского посла", - сказал эксперт. И он уверен, что призывы Сосо Цинцадзе в МИДе услышаны не будут, поскольку в словах французского дипломата не содержится ничего, что могло бы еще больше испортить реноме Грузии на международной арене.

"Я не думаю, что этот совет Сосо Цинцадзе очень рационален, и что кто-то может ему последовать. Министерство иностранных дел выразило определенное недовольство, но поскольку никаких демаршей и других последствий интервью Эрика Фурнье до сих пор не вызвало, то никакой официальной реакции, скорее всего, не будет. МИД поворчал, но смирился, больше ему ничего не остается", - резюмировал Гия Нодия.