Тема дня

Русский язык нон грата

Знакомый польский журналист недавно рассказывал о своих впечатлениях после поездки в Тбилиси. "С утра меня разбудил сильный стук в дверь. Открываю, на пороге трое подростков, которые, как выяснилось, искали в подъезде своего знакомого. Мгновенно уловив, что я иностранец, они тут же задали интересующие их вопросы на отличном русском языке. Я был ошеломлен. Мне Тбилиси не кажется русскоязычным городом", - рассказал он.

Скорее всего, польский коллега наткнулся на исключение. Дети в Грузии или не говорят по-русски вообще, или говорят очень плохо.

Будем говорить правду. Грузия и во времена СССР относилась к тому небольшому числу советских республик, где общий уровень владения русским языком был довольно низким. Да, в значительной степени русскоязычными являлись населенные армянами и азербайджанцами районы, интернациональный Батуми и столица - Тбилиси. Но основная масса населения провинции чаще всего предельно примитивно изъяснялась по-русски. В Сакартвело не было феномена, который наблюдался, например, в Баку или в столицах некоторых среднеазиатских республик, где интеллектуальная элита предпочитала русский язык. Грузия и в советское время говорила по-грузински.

С начала этого учебного года в грузинских школах начнут работать полторы тысячи преподавателей английского языка. И это не просто преподаватели, а носители языка. Их количество таково, что качественный английский будет доступен каждой школе в самой отдаленной деревне. Идея, конечно, замечательная. Особенно если учитывать, что наняли учителей практически даром - за зарплату всего 250 долларов в месяц.

На радостном фоне усиления английского языка постепенно сворачивается преподавание русского. В грузинских школах его из обязательных предметов перевели в число факультативных, а преподаватели готовятся к увольнениям. Тех, кого бы они могли учить русскому языку, почти нет.

Михаил Саакашвили с радостью говорил о том, что он будет последним грузинским президентом, который сможет в подлиннике читать Есенина. Но возможно, он вообще окажется одним из представителей последнего поколения грузин, способных читать русскую литературу.

Нужен ли вообще грузинам русский язык? Мы спросили об этом у трех людей, живущих в разных грузинских городах.

Дмитрий Авалиани, журналист популярной грузинской газеты. Его трудно заподозрить в пророссийских симпатиях, однако он считает, что русский язык и сегодня нужен Грузии, поскольку основной поток туристов в страну приезжает из постсоветских стран, а для общения с соседями по региону без русского не обойтись. "Количество русскоязычных учеников реально уменьшается год от года, соответственно, закрываются классы и сектора. Можно назвать это естественным процессом, можно и политикой. Потому что особой поддержкой и стимулированием обучения русскому никто не занимается. Ни наше правительство, ни, естественно, Россия", - говорит Авалиани.

"Мой сын учится в частной школе, там его, кроме английского, обучают еще и русскому, по российскому учебнику, кстати. Абитуриент на общенациональном экзамене сам волен выбирать иностранный язык, какой сдавать. Статистика такова, что русский язык выбирают все меньше - нынешняя молодежь его реально не знает", - продолжает журналист.

Авалиани говорит, что в Грузии достаточно много людей, которые считают, что необходимо избавиться от русского языка.

Нана Хубутия, тоже журналист, но живет в другом грузинском городе - в Зугдиди. Интернет-издание, в котором она работает, как раз совсем недавно проводило опрос среди жителей этого города по поводу изучения русского языка. По ее словам, люди недовольны тем, что закрываются русские школы.

Хубутия живет в той части страны, в которой люди меньше всего нуждаются в изучении любого иностранного языка. Туристов здесь почти нет, в десяти километрах от города - граница с Абхазией, крупные курорты далеко, а регион почти на все сто процентов состоит из грузинского населения. Тем не менее, по словам журналистки, местное население хотело бы, чтобы дети учили русский. Впрочем, пока во многих школах и детских садах Зугдиди остаются преподаватели русского языка.

Власти Грузии допустили бы большую ошибку, если бы в открытую запретили говорить по-русски. Но в их распоряжении есть тысяча и один способ изгнать наречие "северного соседа". Эти способы активно применяются. Можно начать шумную пропагандистскую кампанию, чтобы люди просто-напросто боялись говорить на русском, можно под любым предлогом уволить школьных преподавателей, чтобы дети не учили этот язык. Пропагандистская машина в Грузии работает хорошо, как нигде. И если Саакашвили сказал, что грузинским товарам не нужен российский рынок, то так тому и быть. Если президент решил, что он станет последним, кто может читать Есенина, то так оно и будет.

Рискнем предположить, что если бы Россия сделала, например, такой шаг, как аннулирование признания Абхазии и Южной Осетии, то Грузия бы вновь резко возлюбила русский язык, восстановила бы его в школе и вообще всячески бы его поддерживала. По большому счету, все это вопрос политической конъюнктуры. Изгнание русского - это дешевая месть России за поражение в войне.

А между тем, русский язык очень нужен Грузии. Во-первых, действительно, пока у Грузии нет никакой другой возможности общаться с постсоветским пространством, кроме как на русском языке. Во-вторых, основной туристический поток в Грузию приходит из Армении, Азербайджана, Украины. Как с ними будут общаться те, кто сегодня не может пройти элементарный курс русского в обычной школе? В странах с развитой туриндустрией принято учить те языки, которыми пользуются туристы.

Но самое главное даже не это. На каком языке в обозримом будущем грузинские власти и грузинское общество вообще планируют общаться со своими согражданами в Самцхе-Джавахети, который населен армянами, и Квемо-Картли, который населен азербайджанцами? Вряд ли армяне смогут освоить в скором будущемь грузинский язык. Вряд ли грузины готовы учить армянский и азербайджанский. Изгнав русский язык, грузинское общество создает себе еще одну большую проблему в и без того сложных регионах.

Сурен Демирчян живет в городе Ахалкалаки, где 80% населения - армяне. Тут все хорошо говорят по-русски, а сам он говорит с выраженным московским акцентом. Демирчян, в отличие от большинства своих соседей, для которых центр мира - Ереван, часто ездит, как тут говорят, "в Грузию". "В Тбилиси я без проблем говорю по-русски. Я там учился, там как бы все это без проблем. Но я не люблю, например, ездить в Кутаиси, или не дай Бог куда-нибудь в провинцию. На тебя как на идиота смотрят. Причем понимают в городах отлично. И не сказать, что они из чувства протеста тебе по-русски не хотят отвечать. Просто смотрят на тебя, как на "белую ворону", - говорит житель Ахалкалаки.