Тема дня

Маккейн – Саакашвили – Обама на фоне кровавого августа

Несмотря на смену караула в Белом доме, отношение Америки к Грузии вряд ли изменится: она по-прежнему будет оставаться важнейшим стратегическим партнёром США на Южном Кавказе и потенциальным союзником в геополитическом раскладе сил на Ближнем Востоке.

Но вот останутся ли такими же тёплыми и даже горячими отношения между Бараком Обамой и Михаилом Саакашвили, как между последним и Джорджем Бушем? Скорее всего, нет. Во всяком случае, Обама дал нелицеприятную оценку Михаилу Саакашвили, назвав его политически слабой фигурой. И добавив: "Поэтому в Грузии будет новый президент". Правда, было это в сентябре, то есть еще до избрания Обамы президентом США. Тем не менее любопытно понять, чем вызвано такое отношение Обамы к вернейшему союзнику Соединённых Штатов. Вернемся к событиям начала августа минувшего года.

Для непосвященных вторжение грузинских войск в мирно спящий Цхинвал в ночь на 8 августа был как гром среди ясного неба. Да, Саакашвили постоянно сотрясал воздух, но к его ястребиной риторике привыкли и не очень обращали внимание. Все, кроме российских военных.

В начале августа у северного портала Рокского туннеля сосредоточилась мощная группировка российской армии, готовая в любую минуту выдвинуться к Цхинвалу. Она только что, 2 августа, менее чем за неделю до начала боевых действий, закончила учения «Кавказ-2008», в которых сухопутные войска, ВДВ, ВВС, морская пехота и флот отрабатывали взаимодействие на случай вторжения грузинских войск в Южную Осетию. По завершении учений ударные соединения остались в степени наивысшей готовности.

Но почему Саакашвили выбрал для штурма Цхинвала именно 8 августа? Только потому, что в Пекине в тот день открывались Олимпийские игры, и внимание всего мира было приковано к этому красочному событию?

Это принималось в расчёт, но не более. Основной же упор делался на блицкриг. Американские военные советники, разрабатывавшие операцию «Чистое поле», просчитали всё, кроме одного: успешный блицкриг может осуществлять только хорошо обстрелянная армия. Грузинские военные были неплохо обучены американскими инструкторами и вооружены по последнему слову. Однако пороху она не нюхали. А это на войне главное.

По замыслу тбилисских стратегов, после молниеносного удара по Цхинвалу грузинские танки должны были столь же молниеносно выйти к южному порталу Рокского туннеля и закупорить его.

Но, как говорится, гладко было на бумаге, да забыли про овраги. При первом же столкновении с российскими миротворцами грузинские части забуксовали. А российские танки, стоявшие наготове по ту сторону Кавказского хребта, немедленно ринулись через Рокский туннель на помощь Цхинвалу и через 12 часов ворвались в город, с ходу, одним ударом выбив из него грузинские войска.

Итак, затеянная летом кампания закончилась крахом. Между тем зимой Рокский туннель, соединяющий Южную и Северную Осетии, на несколько месяцев перестает функционировать: на входе и выходе из него глубокий снег делает непроходимыми дороги как с одной, так и с другой стороны. В этих условиях Южная Осетия стала бы лёгкой добычей для грузинской армии.

Я хорошо знаю эти места: учась когда-то в Тбилисском университете, активно занимался туризмом и горным альпинизмом. Помню, как в марте, после зимнего восхождения на Казбек, мы возвращались в Тбилиси. Чтобы не делать по железной дороге огромный крюк через Баку, решили пешком идти через Крестовый перевал, он, как и Рокский туннель, тоже находится на высоте чуть более двух тысяч метров. Для автомобилей на всю зиму путь через перевал, и тем самым через Военно-Грузинскую дорогу, закрыт. Вышли глубокой ночью. Днём уже набиравшее силу солнышко размягчало снег, и любое сотрясение воздуха, даже чей-нибудь резкий кашель мог вызвать сход снежной лавины. Рокского туннеля тогда ещё не существовало и в помине, его построили лишь в 1985 году.

Туннель длиной в 3660 метров, пробитый на высоте две тысячи метров, стал одним из наиболее протяжённых в Европе. Но главное, он получил чрезвычайно важное значение для экономики Грузии, да и всего Закавказья как кратчайший путь, связывающий их с Россией. Магистраль так и назвали - Транскавказской.

Начни Грузия операцию в конце ноября - начале декабря, и российская армия просто физически не смогла бы прийти на помощь Юго-Осетии. Все разведданные говорили о том, что со стороны Грузии готовится вторжение, поэтому российские танки стояли наготове у северного портала и ждали начала грузинской агрессии.

Перед 8-м августа обстановка была накалена до предела, перестрелки не прекращалась всё лето, и обе стороны обвиняли в этом друг друга.

Если бы Грузия не хотела войны, она бы не наносила превентивный удар, но обратилась бы к мировому сообществу и добилась от ОБСЕ, чтобы её наблюдатели находились в каждом грузинском селе, которые с окружающих высот кольцом опоясывают Цхинвал, лежащий в долине реки Большая Лиахва, и фиксировали, кто первым начал очередную перестрелку. Вместо этого Саакашвили отдал приказ развёртывать войска, артиллерию и танки на подходе к Цхинвалу. Дальнейшее известно даже не по часам, а по минутам.

Возникает вопрос, неужели Саакашвили и его американские советники были настолько глупы, что не понимали очевидного: в разгар лета, когда дороги, ведущие к Рокскому туннелю, наиболее удобны для транспортного сообщения, Россия немедленно придёт на помощь Юго-Осетии?

Разумеется, все это было хорошо известно американо-грузинскому командованию. Начинать в таких условиях войну являлось для Грузии самоубийственным безумием. Что же так оплошали американские советники?

Да не оплошали. Просто они ведь были подчинены не Михаилу Саакашвили, а своему Верховному главнокомандующему Джорджу Бушу. А дела у республиканца Буша были плачевно плохи, его президентский рейтинг оказался самым низким за всю историю Америки. И он тянул вниз рейтинг республиканского кандидата Маккейна, который в предвыборной гонке заметно уступал своему сопернику от демократической партии Бараку Обаме. И я абсолютно уверен: Маккейну намекнули, что ему не стоит покидать США на летние каникулы. А, может, и прямо, без обиняков сказали всё, как есть, и даже вместе обсуждали ситуацию на Кавказе - свои же, в конце концов, люди! И Маккейн в нужное время оказался в нужном месте - в гуще американских избирателей и начал яростную агитацию против России.

Результат известен: если до войны в Юго-Осетии Обама опережал соперника на 8 процентов, то сразу после неё их рейтинги сравнялись, а потом Джон Маккейн даже вырвался вперёд. Правда, не надолго... Таким образом, становится понятным, почему Саакашвили бросился очертя голову в югоосетинскую авантюру: это было нужно не Грузии, а Белому дому, на который он молится. И Маккейну, ради которого Саакашвили чёрту душу продал бы, что он и сделал. Потому что это дедушка Джон ввел юного Мишу в большой политический истэблишмент Америки, когда привёз его в США и организовал выступление в Никсоновском центре, а в 2005 году выдвинул вместе с Хиллари Клинтон кандидатуры Саакашвили и Ющенко ни много, ни мало - на Нобелевскую премию мира!

Несмотря на огромную разницу в возрасте (Саакашвили действительно годится во внуки Маккейну) их связывает трогательная дружба, заквашенная на русофобии. Белому дому маленькая победоносная война на Кавказе была нужна именно в августе, перед съездом Республиканской партии по причине простой, как вареная картошка: чтобы привлечь избирателя игрой мускулов. Августовская авантюра в Цхинвале - это дело рук, прежде всего, американцев, Саакашвили выступал в ней как послушная марионетка, без благословения своих заокеанских покровителей он бы шагу не ступил.

Но американцы просчитались. С точки зрения военной, для операции «Чистое поле» самое время в КОНЦЕ НОЯБРЯ, когда глубокий снег заваливает подходы к Рокскому тоннелю. Но это слишком поздно для операции «Выборы президента США», которые проходят, как известно, в НАЧАЛЕ НОЯБРЯ!

Не сомневаюсь, что Обама тогда понял: полагаться на Саакашвили весьма опасно, тем более, что он всё более теряет популярность в Грузии. Авантюру в Южной Осетии ему не могут простить широкие массы, оппозиция же сделала этот провал главной козырной картой в борьбе за досрочное отстранение от власти Михаила Саакашвили.

Валерий Каджая