Тема дня

Обама и Саакашвили на фоне госинтересов США

Внимательно прочёл статью Валерия Каджая «Обама - Маккейн - Саакашвили на фоне кровавого августа», и она вызвала у меня противоречивые чувства. Версия автора по поводу причины вооружённого вторжения грузинских войск в Цхинвал не лишена оригинальности, но она очень уязвима.

Вспомним, что Нино Бурджанадзе, входившая в триумвират «революции роз», а после смерти Зураба Жвания, второго участника триумвирата, стала правой рукой Михаила Саакашвили, в апреле минувшего года вдруг неожиданно подала в отставку с поста спикера. И только после августовской авантюры Саакашвили Нино Анзоровна раскрыла карты: оказывается, поводом к её отставке послужили разногласия в осетинском вопросе. В то время как Саакашвили рвался в бой, Бурджанадзе категорически выступала против военного решения проблемы. Повторяю, это произошло в апреле, за полгода до съезда Республиканской партии США.

Объективных подтверждений того, чем поделилась Бурджанадзе в своих послеавгустовских признаниях, мы не имеем. Но есть и другое. Например, экс-министр обороны Ираклий Окруашвили еще двумя годами ранее громогласно заявил, что новый 2007 год встретит в Цхинвали. Явно имея в виду вовсе не праздничную встречу со старыми друзьями в городе, где он родился. Более того, спустя год после победы «революции роз» президент направил к границам Южной Осетии войска, и только тогдашнему премьеру Зурабу Жвания удалось предотвратить кровопролитие.

Так что «происки» Республиканской партии США мне кажутся сильно преувеличенными. Скорее всего, Саакашвили - хороший тактик, но плохой стратег - просто-напросто переоценил свои возможности. Его горячую голову подогревала к тому же моральная поддержка Джона Маккейна и Кондолизы Райс. Но только моральная. Вступать в открытую конфронтацию с Россией ради неких сомнительных дивидендов (ну, сколько там голосов набрал бы кандидат в президенты США на прогрузинской волне!) - такое не пришло бы в голову Маккейну или Райс даже в кошмарном сне.

И вот тут возникает главный вопрос: а что, для Обамы американизм Саакашвили не имеет никакого значения? А, с другой стороны, разве Барак хоть словом, хоть где-нибудь поддержал Россию в «аннексии» ею Абхазии и Южной Осетии? Как раз напротив, он выступал с критикой действий России с не меньшим пылом, чем Маккейн. И Хартия о сотрудничестве США с Грузией, подписанная за две недели до инаугурации Обамы, не могла состояться за его спиной. Хартия же предполагает самую активную помощь своему вернейшему союзнику на Южном Кавказе как в экономическом плане, так и в плане военного строительства.

И тут Обама отбросил в сторону неуважение, а может, и неприязнь к Саакашвили: выборы закончены, забудьте! Да, тот рьяно выступал в поддержку Маккейна. Ну и что? Забыл же Обама те нелицеприятные выпады, которые обрушивала на него Хиллари Клинтон в ходе предвыборного соперничества, и предложил ей третий по значимости пост в американской правительственной иерархии.

Так что новый президент США, несмотря на всю свою пылкую харизматичность, - весьма холодный прагматик, и ему всё равно на чьей стороне выступал Саакашвили во время избирательной кампании, ему несравненно более важно, на чьей стороне будет выступать он сегодня: Америки или России. А в этом вопросе позиция Саакашвили однозначна. Он готов сделать все, чтобы удовлетворить главный интерес Америки к Грузии: транспортировка нефти из Азербайджана на Запад, минуя территорию России. И, разумеется, вряд ли станет возражать - коль возникнет такая необходимость - против размещения в Грузии американских военных баз.

Но у Саакашвили сейчас крайне низкий рейтинг в своей стране, поэтому тот же Обама предпочёл бы на посту её президента видеть более взвешенного политика, пользующегося большим авторитетом в своей стране. Не случайно на инаугурацию Обамы был приглашён не представитель правящей партии, а один из лидеров оппозиции.

Каждый из лидеров оппозиционных партий (а их более дюжины) считает себя самым достойным поста президента. Есть ли выход из этой на сегодня тупиковой ситуации с определением реального кандидата, которого поддержат наиболее влиятельные политические силы в стране (да и за ее пределами), не говоря уж, разумеется, об электорате? Беру на себя смелость для такого предложения: провести праймериз.

Что представляет на текущий момент грузинская оппозиция? Связанный с нею расклад напоминает ситуацию с Демократической партией США в начале последней предвыборной кампании. У неё был один противник - республиканцы, а из нескольких собственных претендентов на пост президента, в конце концов, остались только Хиллари Клинтон и Барак Обама. Причём шансы первой вначале были даже предпочтительнее. Однако постепенно мулат обошёл белую леди, и последняя тут же перешла на сторону вчерашнего соперника, призвав к этому своих сторонников. Имея такую поддержку, Обама победил. А представим на минуту, что Хиллари Клинтон призвала бы своих сторонников воздержаться от голосования? Кто бы тогда стал президентом США?

Сегодня раздробленную оппозицию в Грузии объединяет лишь общее требование к Саакашвили - уйти. А что потом? Допустим, каждый из лидеров достоин стать главой государства. Но добиться этого возможно, только объединив усилия. Однако сначала следует провести праймериз, договорившись, что их победитель получает всё. Для праймериз достаточно задействовать три наиболее крупных города: Тбилиси, Батуми, Кутаиси и три ведущих сельских района: Зугдидский, Горийский и Телавский. В финансовом и организационном плане такие первичные выборы вполне по плечу оппозиции.

К тому же, они будут способствовать подъёму активности потенциальных избирателей: всё-таки рассчитывать надо в первую очередь на свой родной электорат, а уже потом на дядюшку Сэма. В настоящее время в Грузии нет политика даже среди непримиримой оппозиции, который был бы настроен в пользу Америки хоть на йоту меньше, чем Саакашвили. Но до тех пор, пока оппозиция в Грузии не имеет единого лидера, американцам ставить не на кого. И Саакашвили может быть уверен, что досрочная отставка ему не грозит. Тем более что в этом Михаилу Николаевичу гораздо больше, чем Америка, помогает Россия: я имею в виду планы строительства военных баз в Абхазии и Южной Осетии, особенно - военно-морского порта в Очамчире.

Ладо Гиоргадзе