Тема дня

Махачкала: как победить тех, кто не боится смерти

Сегодня в Махачкале завершилась спецоперация по ликвидации двух боевиков, заблокировавшихся в одной из пятиэтажек. Один из них опознан как Эльдос Зульфугаров, организовавший несколько нападений на сотрудников внутренних дел. Ему было только 25 лет. С ним на смерть пошла и его жена. Трагедия, типичная для современного Дагестана. Что приводит молодежь в ряды незаконных вооруженных формирований и как остановить братоубийственную войну в республике, GTimes рассказала правозащитница Гюльнара Рустамова.

Сопредседатель организации "Правозащита" Гюльнара Рустамова этой ночью спасла жизнь двух детей и одной женщины, которые находились в злополучной квартире махачкалинской пятиэтажки по Шоссе Аэропорта, где прошла спецоперация против боевиков.

Первоначально информагентства сообщили, что все жильцы дома эвакуированы. Тех, кто был вместе с бандитами, за "жильцов" уже и не считали. Посреди ночи кто-то из силовиков дал знать, что блокированный главарь подполья Эльдос Зульфугаров и сопровождавший его боевик уничтожены. Однако новость оказалась преждевременной. Спецоперация продолжалась до утра.

За это время выяснилось, что в квартире, помимо двух мужчин, заблокированы также две женщины и два ребенка. Гюльнара Рустамова провела с ними переговоры и вызволила хотя бы маму с двумя детьми. "Вторую женщину не удалось уговорить выйти. Это жена лидера группы. Во время спецоперации она погибла", - рассказала правозащитница корреспонденту GTimes.

Боевикам тоже предлагалось сдаться. Но в ответ они открыли автоматный огонь и начали бросать гранаты. Штурм дома прошел в одиннадцатом часу утра. В результате все обитатели квартиры были уничтожены. Однако силовики не исключали, что в доме могут скрываться и другие участники диверсионно-террористической группы, которую возглавлял убитый сегодня Эльдос Зульфугаров. Этому уроженцу Азербайджана было всего лишь 25 лет. Второму боевику и вовсе 20 лет. Но на счету их банды уже не одно громкое преступление в Дагестане.

Зульфугаров, по данным следствия, в сентябре прошлого года организовал серию взрывов в Махачкале, в результате которых погибли двое и пострадали 80 человек: полицейские и мирные жители. Кроме того, члены террористической группы подозреваются в убийствах следователя СКР по Дагестану Гаджи Алибегова и заместителя командира ОМОНа Шамиля Муртузалиева, а также в покушении на начальника республиканского управления ФСИН Муслима Даххаева. Двое подельников Зульфугарова были арестованы и раскрыли имена других участников банды. Часть из них уже ликвидирована во время спецопераций, четверо, не считая самого главаря, объявлены в розыск.

Вооруженные банды, как спрут, оплетают весь Дагестан. В минувшие выходные одну из них на вертолете погранвойск силовики безуспешно пытались выследить в Карабудахкентском районе, печально известном недавним расстрелом пятерых охотников. Там же 6 марта взорвала сама себя на посту полиции 26-летняя Аминат Ибрагимова, вдова убитого в феврале лидера каспийского подполья и экс-милиционера Заура Загирова.

Что приводит молодых дагестанцев в ряды НВФ? Отчасти это, конечно, связано с социальным положением и безработицей. Однако тяжело живется людям и в других регионах России, но там массово за оружие никто не берется. Здесь же большую роль играет религиозный фактор, ведь члены бандподполья - в основном салафиты и ваххабиты. Часть российских исламоведов считает это течение ислама агрессивным по своей сути и причисляет всех его приверженцев к потенциальным террористам. Ведь им предписана борьба с неверными, которая воспринимается ими в прямом, а не духовном смысле.

Но есть и другая точка зрения на салафизм и ваххабизм, которой придерживаются многие правозащитные организации, в том числе глава дагестанской "Правозащиты" Гульнара Рустамова. Она считает, что радикальным это течение ислама сделали обстоятельства, а следующих ему молодых в людей загнали в леса силовики.

"У каждого своя история. Кто-то уходит в подполье по религиозным убеждениям, кто-то из-за преследований, кто-то боится быть уничтоженным или не хочет сидеть в тюрьме. Кому-то просто подкидывают оружие", - объясняет правозащитница, родной брат которой, Вадим Бутдаев, четыре года назад был уничтожен как член НВФ, а сестра, Динара Бутдаева, отбывает срок за хранение и перевозку оружия, будучи вдовой "дагестанского Басаева" Расула Макашарипова.

Свою сестру Гульнара Рустамова вызволить не смогла. Она пытается помочь другим семьям, в которых силовики задерживают отцов, сыновей или дочерей, подбрасывая им оружие. В начале марта "Правозащита" сообщила об арестах в Дербентском районе Дагестана, которые производились с нарушением законодательства. В дом к Артуру Рзаеву, студенту египетского вуза, у которого только что родилась дочка, ради чего он с женой и приехал на родину, подбросили гранату. При этом силовики не предъявили ордера ни на обыск, ни на арест, а с роженицей и младенцем поступили и вовсе бесцеремонно, распахнув дверь на улицу и оставив их замерзать.

В тот же день в этом районе был задержан Тахмираз Алирзаев. Обыск в его доме ничего не дал, но во время задержания, по словам родственников, он был избит, а в карман подкинута граната. "Это не единичный случай, в районе уже десятки подобных случаев. Мы хотим знать, до каких пор будет продолжаться этот беспредел?!" - возмущается дядя задержанного Курхмаз Курбанов.

"Доказать, что оружие подброшено, в таких случаях практически невозможно, - отмечает Рустамова. - Есть приказ сажать, и все. И даже если какие-то процессуальные нарушения есть, на это закрывают глаза".

По мнению Рустамовой, эти преследования осуществляются "чисто по религиозным убеждениям". "В данный момент притесняют только салафитов, - отметила она. - Кто хотел уйти в леса, уже ушел, кого хотели посадить, давно посадили. Теперь силовики взялись за тех, кто руками, ногами и зубами зацепились за свой дом и кого трудно вытащить. Даже их не оставляют в покое".

Власти считают, что салафиты несут угрозу, потому что их, как говорит правозащитница, "не могут приручить". Но притеснениями не остановить вооруженное противостояние, уверена она. "Власти думают, что они угрозами, репрессиями напугают, и люди остановятся, откажутся от своих убеждений и перестанут убивать. Но это наоборот озлобляет людей и укрепляет их в вере. Невозможно победить тех, кто не боится смерти", - подчеркнула Рустамова.

На взгляд председателя "Правозащиты", в России повсеместно салафиты преследуются по религиозному принципу. "Власти не с экстремизмом воюют, они с исламом воюют", - говорит она и приводит в пример Саудовскую Аравию, где "прекрасно живут", исповедуя так называемый "радикальный ислам".

Вот только там он - государственная религия, и устраивать джихад там некому. А что будет с Россией, с приверженцами разных религий и атеистами, если сторонники самого непримиримого течения ислама выйдут из подполья? Гульнара Рустамова полагает, все будут просто мирно сосуществовать. Но ни силовики, ни представители традиционного ислама - сунниты - так не считают. Поэтому войне в Дагестане конца пока не видно.