en in english ge ქართულად
 
вторник, 24 октября 2017
Фото
Тема дня

Запрет на ислам начинается с книг

22.06.2012  |  15:29

Запрет на ислам начинается с книг. 27456.jpeg

На днях суд признал экстремистскими около восьмидесяти исламских книг. Мусульманская общественность России возмущена. Еще бы: в "черный список" попали работы из Сунны. Негодование усугубляется и личностью эксперта, проводившего проверку, диакона Георгия Максимова. Он известен как сподвижник священника Даниила Сысоева, мягко говоря, не любимого большинством мусульман. В интернете по этому поводу сломан не один десяток копий. За этими баталиями забылось, из-за чего все началось. 

Скандальное дело с запрещенной на днях мусульманской литературой было продолжением процесса о деятельности в России общества "Нурджулар" и движения "нурсистов". Как уже сообщалось в GTimes, в мае этого года в Дагестане была пресечена деятельности ячейки "Нурджулар". Основатель ячейки, махачкалинец Зиявуддин Дапаев, был осужден. Добрая часть его библиотеки, куда входили толкования Корана, была изъята и уничтожена. Книги, которые были написаны не на русском, оставлены в суде до окончательного решения. Однако адвокат обвиняемого полагает, что и эти книги будут уничтожены как запрещенные.

Зиявуддин Дапаев распространял у себя на родине учение турецкого богослова Саида Нурси и его ученика Фетуллы Гюлена. В июне 2012 года экспертная комиссия признала книги Нурси и Гюлена экстремистской литературой. Возглавил эту комиссию диакон Георгий Максимов, преподаватель Московской Духовной Академии, сподвижник известного священника Даниила Сысоева, убитого в 2009 году.

Читайте также: Что в Турции ислам, то в России экстремизм

Имя отца Даниила российские мусульмане слишком хорошо знают. Самый мягкий эпитет, дарованный отцу Даниилу мусульманами - "русский Салман Рушди". Двойственное отношение к нему было и в православной среде. В частности, протодиакон Андрей Кураев критиковал его за провокационные высказывания, особенно за фразу "Бог не выдаст, ислам не съест".

После гибели отца Даниила звание "русского Салмана Рушди" досталось его близкому другу и сподвижнику, диакону Георгию Максимову, который продолжил дело убитого священника. В июне этого года отцу Георгию выпала задача быть экспертом по работам Нурси и Гюлена. Отец Георгий сделал вердикт: авторы сеют экстремизм, книги надо запретить. Что называется, "до кучи" под запрет попали и книги, которые входят в Сунну.

Асламбек Эжаев, которого "поймали" на "нурсизме", известен как один из крупнейших мусульманских издателей России. Все книги, выпущенные Эжаевым, попали в "черный список". В том числе и те, которые входят в Сунну. Имел ли к этому касательство отец Георгий, неизвестно. Впрочем, многие эксперты раскритиковали качество его работы по самому Нурси.

Адвокат Рустам Валиуллин, защищавший интересы издателя Эжаева в суде, сказал: "Главный недостаток экспертизы Георгия Максимова в том, что она опирается на информацию, полученную из "оперативных источников" правоохранительных органов и на статьи журналистов, также прямо ссылающиеся на источники в правоохранительных органах. Таким образом эксперт легализовал не проверенную никем "оперативную информацию". Получается замкнутый круг: религиовед ссылается на источники в правоохранительных органах, правоохранительные органы ссылаются на заключение религиоведа".

Более того, как говорит Валиуллин, Максимов сознательно вводил в заблуждение следователя ФСБ. "Он отнес Гюлена к идеологам "Нурджулар". При этом всем известно, что Гюлен никакого отношения к "Нурджулар" не имеет, более того, этот факт был доказан в гражданском процессе по иску".

Максимов, считающийся авторитетным исламоведом, в экспертизе допустил грубые ошибки. "Он отмечает, что Нурси принадлежал к суфийскому ордену Накшбанди. В свете данного обстоятельства вполне естественно наличие в изъятой следствием библиотеке "книг суфийской тематики и изданий, посвященных Аль-Газали и Джалалуддину Руми - классикам суфийской мысли". Но при этом Максимов должен был отметить, что между суфиями Накшбанди и Нурси имеются неустранимые противоречия, приведшие к взаимной неприязни". По мнению адвоката, Максимов этого не сделал. Валиуллин считает, что само назначение православного диакона экспертом по исламской литературе недопустимо.

Читайте также: Facebook для мусульман

Публицист Орхан Джемаль в беседе с корреспондентом GTimes по этому поводу высказался так: "Экспертная практика в России такова, что в "черный список" могут попасть любые книги, даже академические".

Орхан Джемаль привел далеко не полный список того, что успели запретить в России. В свое время в РФ было признано экстремистским "Завещание имама Хомейни", которое едва не привело к конфликту с Ираном. Запретили и статью "К еврейскому вопросу" Карла Маркса. Французский публицист Тьерри Мейсан, который очень любит Россию, был как -то запрещен в РФ за книгу, где критикует официальную версию теракта 11 сентября в Нью-Йорке.

1
 2

Код для вставки в блог
Добавить в: Добавить в memori.ru Добавить в vaau.ru Добавить в news2.ru Добавить в myweb2.search.yahoo.com Добавить в slashdot.org Добавить в technorati.com Добавить в Magnolia Добавить в Livejournal Добавить в Reddit Добавить в Google
Постоянная ссылка :
Топ видео  
 
Нашли опечатку? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Система Orphus
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100