События

Грузины обагрили Лазурный берег кровью

Париж взволнован не на шутку - в авангарде нового французского криминала идут грузинские преступные группировки, которые все лучше и лучше чувствуют себя в спокойной и тихой стране, где и законы не самые жесткие, и тюрьмы прекрасно оборудованы. Что делать с этими нарушителями закона, французская полиция пока не знает.

Париж взволнован не на шутку в связи с резким усилением преступных группировок из бывшего Советского Союза. На общем фоне заметно выделяются грузины. Во Франции, а особенно на ее южном побережье, им настолько хорошо, что они там теперь не только отдыхают, живут, работают, но и осуществляют запланированные убийства конкурентов.

То, что грузинская преступная среда для Франции - целая проблема, стало понятно после того, как 17 мая этого года вышел специальный доклад по этой теме. Его подготовила специальная разведывательная служба французских правоохранительных органов. Согласно докладу, за последние три года число грузин, которые оказались "в обороте" полиции в связи с различными уголовными делами, составило 1650 человек.

В марте этого года в Ницце произошло дерзкое убийство. Киллеры отправили на тот свет влиятельного грузинского вора в законе Владимира Джанашия по кличке Ладо. Французы уверены, что его убийство связано с переделом криминальных сфер влияния на территории их страны. Однако на самом деле это не так.

Джанашия был активным участником одного из двух крупнейших в мире грузинских криминальных кланов - клана Тариэла Ониани. Он родился в западногрузинском городе Зугдиди. Четырежды судимый, в воровском мире Джанашия занимал не последнюю позицию. Он был в ближайшем окружении вора в законе Мераба Джангвеладзе по кличке Мераб Сухумский. Этот человек, в свою очередь, сегодня на переднем фронте борьбы за интересы клана сидящего в тюрьме Тариэла Ониани. Своим кровным врагом его считают десятки авторитетных преступников, поддерживающих противостоящий Ониани клан Аслана Усояна (Деда Хасана).

Скорее всего, Мераб Сухумский и является лидером грузинской преступной группировки во Франции. Дело в том, что в этой стране он проживает с 90-х годов прошлого века. И у него было время укорениться. Правда, в России бывал частыми наездами. Но как раз сейчас Джангвеладзе находится во Франции. Он скрывается там от киллеров, нанятых его противниками. Его положение существенно ухудшилось после того, как в Москве был смертельно ранен самый именитый вор в законе Вячеслав Иваньков (Япончик). В криминальном мире организатором убийства считают именно Мераба Джангвеладзе. Понятно, что в России ему оставаться крайне опасно.

А во Франции ему, как ни странно, помогает даже полиция. В том самом докладе, о котором мы выше написали, исследователи жалуются, что стражам порядка очень трудно выслеживать и бороться с грузинским криминалом, во многом по той причине, что он укореняется в свободных нишах - тех сферах, где у него нет конкурентов в лице других криминальных группировок. Тем не менее французам удалось выявить и арестовать двух киллеров, планировавших еще в январе этого года застрелить и Мераба Сухумского, и Ладо. Потом они опубликовали записи телефонных разговоров, из которой явственно следует, что заказчиком убийства обоих воров является член противостоящего клана Деда Хасана Каха Шушанашвили. Таким образом французская полиция спасла от смерти Мераба Сухумского. Но вот уберечь Владимира Джанашия не удалось. По нему стреляли дважды - первый раз в феврале (заметим, это всего через месяц после поимки киллеров в аэропорту). Но тогда его убить не удалось - вор спрыгнул с балкона второго этажа. После этого происшествия Джанашия сменил документы и место жительства. Но уйти от пули ему не удалось. Через месяц она все-таки настигла его.

Кстати, этот самый Ладо сыграл ту же роль в глобальном конфликте воровского сообщества, какую в свое время сыграл эрц-герцог Фердинанд в начале первой мировой войны . Именно из-за Джанашия развернулся конфликт, переросший впоследствии в смертельную битву кланов, счет жертв которой идет на сотни.

В 2007 году между Ладо и Кахой Шушанашвили произошел инцидент. Ладо заступился за некоего молодого вора, который при всех ударил наотмашь Каху "за беспредел". Шушанашвили ему этого не простил и приостановил с ведома старших его статус в иерархии воровского мира. А Мераб Джангвеладзе такого решения не поддержал, что и дало старт нынешнему противостоянию, в котором про то старое дело уже давно забыли.

Так что французы пока могут спасть спокойно - отстрел представителей кавказских криминальных кругов на Лазурном побережье происходит пока исключительно в рамках войны двух грузинских кланов - Тариэла Ониани и Аслана Усояна.

Но в целом французские правоохранительные органы совершенно справедливо опасаются роста влияния грузинской криминальной группировки. Полиция поражена уровнем централизации и порядка внутри воровского клана. Вероятно, другие этнические группировки, знакомые французам, не выглядят настолько слаженными и сильными. Власти признают, что для противостояния этой угрозе необходима очень упорная и централизованная работа.

Почему грузинские преступники себя так хорошо чувствуют на французской почве? Они занимаются теми видами криминального бизнеса, которые еще не освоены конкурентами. Например, у них нет интересов в сфере наркотрафика, где за передел влияния идет жесточайшая война. Они контролируют банды соотечественников, промышляющие, например, кражами из магазинов. Также занимаются ввозом "левых" автомобилей, вскрывают сейфы и замки. Когда их ловят, а так бывает, они выдают себя за воров-одиночек, или за небольшие группы, состоящие из двух-трех человек. Выявить их связь с крупным криминальным сообществом крайне трудно. И получают они, в основном, небольшие сроки.

Франция - подлинный рай для грузинских воров. Относительно либеральное законодательство и тюрьмы, больше похожие на гостиницы. Это в корне отличается от жизни в Грузии, где на зоне можно умереть от туберкулеза. Поэтому начинающие свою деятельность во Франции воры, как только им удается заработать первый капитал, тащат на "новую родину" своих соотечественников. А почему, собственно, и нет? Тихая, спокойная гавань, мягкое законодательство,а если ты и оказался в тюрьме, то это совсем не плохо. Можно отдохнуть, набраться сил.

Правоохранительные органы Франции бьют тревогу - и правильно делают. Грузинские воры не остановятся на достигнутом, и вслед за мелкими воришками сюда направится серьезный криминал, имеющий опыт "железных" 90-х. С ними французам будет уже не совладать.