События

Кто стреляет в дагестанских мусульман?

18 августа этого года неизвестные в масках устроили расстрел верующих в хасавюртовской мечети Имама Али. 22 августа имам Адиль Рагимли сделал заявление для СМИ. Адиль-хазрат сказал, что расстрел был совершен ваххабитами, которых на это вполне могло подбить Духовное управление мусульман Дагестана. Свой вывод имам аргументирует тем, что близкая к ДУМ газета "Ассалам" в течение всего лета публиковала выдержанные в ваххабитском духе антишиитские материалы.

Летом в дагестанской газете "Ассалам" вышла статья "Шииты и вся правда о них". В своем материале автор выставил последователей имама Али как упорствующих еретиков, которые на протяжении веков разрушали единство мусульманской уммы. Автор характеризует шиитское богословие как аналог вероучения иудеев, "которые убеждены, что все остальные народы Земли были созданы лишь для того, чтобы служить им, как ослы".

Кто стреляет в дагестанских мусульман?. Мечеть Имама Али

О самой газете "Ассалам" можно сказать словами Хайяма: известно лишь то, что ничто не известно. Раздел "О газете" на сайте издания пустует. Эксперты говорят, что ее учредил некий дагестанский мусульманин, который издает ее на свои деньги. Следовательно, к ДУМ она не имеет никакого отношения. Эти же эксперты опровергли мнение о причастности к ваххабизму как газеты, так и самого ДУМ Дагестана.

"Поскольку "Ассалам" - коммерческое издание, то дагестанское духовенство не в праве подвергать цензуре то, что это издание печатает на своих страницах", - сказал GTimes Нури Мамедзаде, директор Центра иранистики ДагГУ и руководитель шиитской общины Махачкалы. Он же опроверг факт связи между антишиитскими статьями в газете и расстрелом верующих в мечети Хасавюрта. При этом он заметил: "Объединить целенаправленную пропаганду и расстрел верующих в мечети может только резкое неприятия кем-то института религиозных организаций Дагестана. Это неприятие толкает многих на преступный путь. В Дагестане убивают не только имамов, но и простых прихожан", - сказал эксперт.

Причину неприятия официальных мусульманских структур Дагестана, в нашем случае ДУМД, и параллельного роста радикальных настроений следует искать в начале 90-х годов прошлого века. Период с 1994 по настоящее время федеральные СМИ называют "дагестанским голодным застоем". Как отмечал обозреватель "Известий" Юрий Снегирев, в это время "Дагестан превратился в самую главную дотационную республику РФ", где национальные кланы меняли "чужого" чиновника-казнокрада на "своего", не менее вороватого. Закономерный рост протестного движения в республике на этом фоне шел в ярко выраженном ваххабитском русле.

Читайте также Руслан Гереев: Дагестан утопает в крови

Ваххабизм рос на тех же дрожжах, что и нынешняя "арабская весна": на дикой коррупции в обществе. Декларируемый ваххабитами идеал праведной мусульманской общины времен Мухаммеда и первых халифов стал для дагестанцев тем же, чем раньше был коммунистический идеал.

На практике же призывы к праведной жизни обернулись в республике настоящей гражданской войной, которая продолжается по сей день. Ваххабитские джамааты воевали против республиканских властей, против федеральных войск и вели междоусобицы друг против друга. Например, джамаат амира Батаутдина Магомедова воевал против сподвижников другого ваххабитского лидера - депутата Госдумы РФ Надиршаха Хачилаева.

Круговерть бесконечных войн и перестрелок в Дагестане только ухудшила жизнь простого населения региона. Зависимость Дагестана от федеральных дотаций резко увеличилась. Коррупция и беспредел на местах пошли полным ходом, поскольку каждый более-менее важный дагестанский чиновник или правоохранитель был самовластным удельным князем.

Более того, коррумпированные представители органов власти с легкостью заводили "распило-откатные" отношения с представителями федерального центра и с ваххабитскими "амирами". "Ваххабитов прикармливают дагестанские чиновники, которые берут взятки. К чиновникам приходят люди из леса и говорят, что "надо делиться". Чиновники делятся и сами берут деньги от ваххабитов. Ваххабитам, как и самим коррупционерам, такой расклад очень выгоден. Разговоры "амиров" о "борьбе со взяточничеством" - это разговоры в пользу бедных", - рассказал GTimes исламовед Роман Силантьев.

Кто стреляет в дагестанских мусульман?. Шейх Сиражуддин, духовный просветитель Дагестана. Убит в октябре
Шейх Сиражуддин, просветитель Дагестана. Убит в октябре 2011 года

В этой войне "всех против всех" духовные лидеры стали единственной действенной миротворческой силой в Дагестане. Имамы, шейхи и преподаватели медресе открывали прихожанам глаза на ваххабитские искажения Корана и Сунны и говорили им, что "любая законная власть лучше, чем фитна". Вместе с этим они учили мусульман не закрывать глаза на расцветшие в республике коррупцию и беспредел и посильно бороться с этими явлениями. Эти честные представители духовенства мешали и ваххабитским амирам, и обличенным властью дагестанским коррупционерам.

Читайте также Кровь и трагедия Цунты

Тем временем в дагестанскую кровавую круговерть включилась "третья сила" в виде "арабской весны" и возросшего параллельного напряжения на Кавказе. По мнению экспертов, "арабская весна" стимулировала рост радикализма на Северном Кавказе. "В умме стала нарушаться цепочка доверия, когда у населения подрывается доверие к имаму, у имама - к муфтию и так далее. Если житель мусульманского села доверяет полностью своему имаму, его не обратят в ваххабизм и двести саудовских проповедников, даже если все они - доктора наук. Если доверия нет, то достаточно и одного проповедника, даже самого необразованного и косноязычного. Главная проблема - потеря авторитета традиционного мусульманского духовенства, причем не только в России, но и по всему миру. Это доверие разрушается не просто так, а совершенно целенаправленно", - сказал GTimes Роман Силантьев.

Судя по всему, совокупность этих давних и неразрешенных кровавых противоречий и привела к циничному расстрелу верующих в мечети Имама Али. Рамадан 2012 года в Дагестане окрасился в цвет крови. Публикация в газете "Ассалам", которая чуть не привела к скандалу между ДУМД и дагестанскими шиитами, была лишь отдельным штрихом общей картины.

Орхан Искандерзода