Аналитика

Мятеж в Мухровани: расследованию не подлежит?

Как сообщили сегодня в МВД Грузии, сотрудники правоохранительных органов в ходе проведенной минувшей ночью спецоперации в Тианетском районе, в 30 километрах севернее Тбилиси, застрелили бывшего командующего отрядом спецназначения «Дельта» (в 1990-х годах) Гию Криалашвили, а бывшие офицеры Коба Отанадзе и Леван Амиридзе тяжело ранены. Ранее МВД объявило о вознаграждении в 50 тысяч лари (30 тысяч долларов) за информацию о местонахождении каждого из трех разыскиваемых, а 13 мая увеличило вознаграждение с 50 до 200 тысяч лари (от 30 до 120 тысяч долларов) - за информацию об Отанадзе.

Как сообщают грузинские СМИ, операция проводилась на основе оперативной информации. Полиции стало известно, утверждают в МВД, что подозреваемые пытались на микроавтобусе выехать из столицы. Полиция потребовала остановить машину, но офицеры не подчинились и открыли по полицейским огонь. В результате ответной стрельбы один из подозреваемых - Гия Криалашвили - погиб на месте, а Коба Отанадзе и Леван Америдзе были ранены и доставлены в одну из клиник Тбилиси, сообщает ИТАР-ТАСС. Других подробностей не сообщается. Поэтому до сих пор не понятно - могут ли раненые Отанадзе и Америдзе давать свидетельские показания или их состояние настолько тяжелое, что об это не может быть и речи.

Нелишне вспомнить, что дело о мухрованском мятеже уже несколько подмочило и без того небезукоризненный имидж грузинского руководства. Сначала Михаил Николаевич по традиции обвинил в подготовке мятежа Россию. Есть четкая видеозапись, где мятежники говорят, что рассчитывают на российскую помощь, утверждал Михаил Николаевич. В обращении к гражданам Грузии, Саакашвили заявил, что этот мятеж направлен на срыв учений НАТО и саммита Евросоюза, где должен быть оформлен договор с Тбилиси в рамках проекта ЕС «Восточное партнерство». По словам Саакашвили, в сообщении радио «Эхо Москвы», участие Грузии в проекте «Восточное партнерство» дает соглашения о свободной торговле со всеми странами ЕС, облегчение визового режима, который уже имеют россияне. Кроме того, на территории Грузии будут осуществляться все инфраструктурные проекты Евросоюза. И всего этого пытались лишить грузин мухрованские заговорщики.

Однако, уже на следующий день МИД Грузии заявил, что официально грузинская сторона не выступала с утверждениями о причастности России к мятежу. Да и сам Михаил Николаевич дал задний ход: мол, он не располагает подтверждением причастности российских спецслужб к мятежу на военной базе в Мухровани.

Оппозиция тут же назвала мухрованский мятеж спектаклем, который поставили Саакашвили и глава МВД Мерабишвили. И направлено это на дискредитацию высшего армейского комсостава времен Шеварднадзе, известного в народе как «Клуб генералов». К тому же многие члены этого клуба дружны с бывшим главой погранполиции Бадри Бицадзе, супругом видного оппозиционного деятеля Нино Бурджанадзе.

В ответ отставные офицеры и ветераны войн заявили, что создают «Комитет по защите чести грузинской армии». Об этом, как сообщает «Интерфакс», объявил в начале недели экс-министр обороны Грузии Георгий Каркарашвили, имя которого также фигурировало в «деле о мухрованском мятеже». По мнению Каркарашвили, власти осознанно не хотят видеть разницу между солдатами и заключенными, ярким примером чего являются события, которые произошли после бунта на военной базе в Мухровани.

Поэтому несколько удивляет тот факт, что спецоперацию по задержанию «мятежников» пока никак не комментируют в грузинских СМИ ни власти, ни представители оппозиции. Разве что супруга убитого Гии Криалашвили, как передает радиостанция Commersat, сказала, что гордится своим мужем, который «не мог стоять рядом с немужественными людьми».

Корреспондент GeorgiaTimes попросил грузинских военных экспертов дать оценку прошедшей спецоперации.

Военный эксперт Каха Кацитадзе убежден, что проведенная спецоперация - даже если раненые дадут какие-нибудь показания - не прольет свет на мухрованский мятеж. Он по-прежнему убежден, что события в Мухровани были инсценировкой властей. На вопрос - стала ли спецоперация демонстрацией силы - Кацитадзе ответил: «Если руководство и ставило такую цель, то вряд ли это удалось. Даже если сейчас несколько спадет волна протеста, она возникнет с новой силой уже осенью. Народ вышел на улицу именно потому, что налицо кризис - политический, государственный, нравственный. Из-за своей некомпетентности, и, пардон, тупости, власти не в состоянии решить ни одну стоящую перед обществом проблему».

Другой военный эксперт Гия Мелитаури отметил: «Очень сомневаюсь, что показания раненых, если они смогут их дать, помогут расследованию в деле о событиях в Мухровани. Пусть даже мятеж и имел место, - отмечает собеседник, - общество все равно просто не поверит властям». Мелитаури убежден, что только новое правительство, которое все равно придет к власти, сможет объективно расследовать это дело: «Не для того, чтобы выдвинуть очередные обвинения в адрес Сааквшвили. Ему грехов и так хватает. Необходимо объективно оценить ситуацию в армии». Эксперт полагает, что Саакашвили, который вроде бы так гордится современной армией, на деле постоянно дискредитирует ее. Причем, как отмечает Мелитаури, в армии насаждается страх перед правительством, которое превращает ее в политический инструмент.

В заключение эксперт отметил, что действия властей - в том числе спецоперация, в результате которой погиб один из главных подозреваемых - напоминает их собственную агонию. Ведь никакой спецоперацией они уже не могут ни напугать, ни остановить оппозиционеров. «Если после мухрованского мятежа оппозиция разумно отказалась от пикетирования трасс, то нынешняя спецоперация никак не может повлиять на принятое решение», - отмечает Гия Мелитаури.

На вопрос - возможно ли при таком накале страстей повторение событий прошлых лет - Гия Мелитаури практически полностью исключил возможность конфронтации между обществом и военными: «Общественность не готова и не хочет повторения этих событий. С 1991 года Грузия так много видела войн, крови и боли, что все убеждены - это не должно повториться». При этом эксперт не исключил возможности стычек с полицией. Что же касается армии, то она, по его мнению не готова на конфронтацию с народом. «Там, - подчеркнул эксперт, - служат тоже представители народа, которые хотят видеть Грузию состоявшейся, благополучной страной"