Аналитика

В Грузии тоже «перезагрузка»

Количество оппозиционных партий в Грузии зашкаливает. Их уже больше двадцати. А в Тбилиси ныне поговаривают о том, что лидер Объединенной оппозиции Леван Гачечиладзе надумал создать свою. Это предположение 30 июня агентству GHN высказал представитель Христиан-демократов, вице-спикер парламента Леван Вепхвадзе. По его словам, Леван Гачечиладзе и Давид Гамкрелидзе в ближайшее время окажутся в одном политическом блоке. При этом вице-спикер не исключает, что Леван Гачечиладзе создаст отдельное политическое движение или политическую партию, в которой, по его мнению, объединятся представители различных кругов общественности, в том числе и Национальная академия.

Разговоры о перегруппировке сил в рядах оппозиции пошли из-за нашумевшей встречи Левана Гачечиладзе и лидера «Новых правых» Давида Гамкрелидзе с бывшим министром внутренних дел Грузии Кахой Таргамадзе, который по версии грузинских властей ныне якобы работает на спецслужбы России. Эту историю прокомментировали, пожалуй, все - от президента Грузии Михаила Саакашвили и представителей парламентского большинства, до руководителей всех оппозиционных партий.

Молчание хранил разве что лидер «Альянса за Грузию» Ираклий Аласания. На то, конечно, имелись свои причины. Во-первых, Аласания в эти дни находился в Вашингтоне, куда отправился по приглашению заместителя госсекретаря США Филиппа Гордона. Во-вторых, «Новые правые» входят в возглавляемый им «Альянс за Грузию». А о скандальной встрече Гамкрелидзе, по всей видимости, не поставил Аласания в известность. Сам «Альянс за Грузию» родился только весной, в преддверии объявленных оппозицией крупномасштабных митингов. Это была едва ли не первая удавшаяся попытка оппозиционеров объединить политических тяжеловесов, которые на протяжении ряда лет вели борьбу с властью в одиночку, не находя общего языка друг с другом.

Получается, что «Альянс за Грузию» дал первую течь, из-за чего все оппозиционное движение вполне может пойти на дно. Не случайно правящее большинство требовало от Аласания определить свою позицию по поводу «берлинской встречи». Еще не забыто, что именно Гамкрелидзе выдвигал кандидатуру Аласания на пост президента. Пришлось представителю команды Аласания Виктору Долидзе успокаивать общественность: «Если потребуется, Аласания будет готов ответить на все вопросы после возвращения в Грузию». Аласания вернулся. Но, как профессиональный дипломат, воздержался от резких заявлений. Ограничился лишь заявлением о том, что в политическом спектре не должно быть иностранного капитала и иностранного финансирования.

В прессе участились намеки на то, что Аласания ведет некие закулисные переговоры с представителями властей. Да и Вашингтоне он находился одновременно с министром внутренних дел Грузии Вано Мерабишвили.

«В Вашингтоне находятся верхушка МВД Грузии во главе с министром Вано Мерабишвили и представители оппозиции во главе с экс-послом в ООН Ираклием Аласанией. Одновременное присутствие в США такого количества чиновников и политиков из противоположных лагерей вызывает сомнение в утверждениях грузинской элиты о том, что судьба страны решается в ее пределах и наводит на предположение о приближающейся развязке внутреннего противостояния, в последние три месяца перешедшего в острую фазу», писала «Независимая газета».

Ираклию Аласания пришлось даже опровергать слухи о его встречах с министром внутренних дел Грузии Вано Мерабишвили и заместителем министра иностранных дел Гигой Бокерия в ходе своего визита в США. «С Бокерия и Мерабишвили у меня не было никаких встреч», - заявил Аласания сразу по возвращении из Вашингтона, сообщают грузинские СМИ. Между тем политики предполагают, что распад «Альянса за Грузию» уже начался.

«То, что пути Гамкрелидзе и Аласания разошлись, это хорошо было видно и до берлинского скандала. Гамкрелидзе сложно будет остаться одному, также сложно будет объединиться с Бурджанадзе. Поэтому, для «Новых» сегодня наиболее приемлемо создание блока с партией, которую предположительно, создаст Гачечиладзе», - пророчествует Вепхвадзе. Вице-спикер также отметил: «Дело касается таких же процессов, которые имели место в 2001 году. Бадри Патаркацишвили говорил лично мне, что он профинансировал создание «Новых Правых». В этом процессе, посредническую роль сыграли Каха Таргамадзе и Вано Чхартишвили. Насколько мне известно, встреча в Берлине была связана именно с созданием новой организации».

Сами оппозиционеры пока никак не комментируют возможность новой перегруппировки сил. Поскольку создание новых партий и распад существующих альянсов скажется на рейтинге оппозиционных сил, которые в последнее время теряют очки в глазах общественности. Хотя, все рассуждения Вепхвадзе могут оказаться продиктоваными намерением посеять смуту, выдать желаемое за действительное. Тем не менее, и отмахиваться от его слов нельзя. Ведь непредсказуемость - это так по-грузински.

Как поведет себя Вашингтон, столкнувшись с национальными особенностями грузинской политики, где недоговороспособность - отличительная черта? Будет поддерживать пусть и скомпрометировавшего себя, но уже прошедшего сквозь огонь, воду и медные трубы Саакашвили или предпочтет другого кандидата? Однозначного ответа на эти вопросы пока нет. Грузинские политики ведут борьбу за симпатии Америки.

К приезду в Грузию высокого гостя - вице-президента США Джозефа Байдена оппозиционеры пообещали одну из самых крупномасштабных акций протеста. Не против гостя, конечно. Такое в славящейся своим гостеприимством Грузии просто невозможно. Оппозиция намерена продемонстрировать масштабы недовольства руководством страны. Власти тоже собираются встретить высокопоставленного гостя, мобилизовав своих сторонников.

Не запутаться бы прагматичным заокеанским деятелям во всех этих тонкостях грузинской политики с ее альянсами, группировкам и перегруппировками...

ФОТО: Reuters