Аналитика

Грузинские политологи: Грузия ошибалась, но виновата Россия

GeorgiaTimes в связи с печальной датой обратилась к грузинским политологам и задала им ряд вопросов. О том, какие уроки из трагедии, в которую ввергла страну правящая верхушка, вынес грузинский истеблишмент, и вынес ли - судить читателям по ответам наших собеседников.

Итак, мы предложили ответить собеседникам на три вопроса:

- Как Вы оцениваете события прошлогоднего августа. Чем они стали для Вашего народа? О чем сожалеете?

- Можно ли было избежать войны, и что для этого нужно было делать сторонам конфликта, в частности Грузии?

- Какими Вы представляете себе отношения с осетинами и абхазами в будущем?

3582.jpegРамаз Сакварелидзе, политолог:

- Как можно оценить трагедию и для народа, и для страны, и для конкретных людей? Если говорить о том, что было причиной этой трагедии - необдуманная политика многих, как со стороны России, как со стороны Осетии, так и со стороны Грузии.

Россия в результате потеряла имидж, и напуганные её военными действиями западные страны начали искать альтернативные пути для энергоносителей и тому подобное. Следовательно, она многое потеряла с этим имиджем.

Грузия потеряла людей и территории.

Абхазский и осетинский народы потеряли будущее со своей полной зависимостью от Москвы. Уже начинается их ассимиляция, и в будущем они могут оказаться осетинами лишь на уровне регистрации своих фамилий, а реально они не будут нести свою культуру...

Мы хотели бы строить свои отношения с абхазами и осетинами без вмешательства других, по-семейному. Ведь семье нельзя мешать. Эти отношения будут отрегулированы. Я всё-таки с оптимизмом смотрю в будущее, потому что эти народы, особенно абхазский, очень чувствительны ко всему, что угрожает его независимости и самобытности. И надеюсь, что осетины и абхазы смогут найти защиту у грузин уже от российского давления.

Корр.: То есть вы считаете, что с осетинами можно будет наладить диалог?

- Знаете, после первой войны с осетинами прошло девять лет, и отношения были такими же. Кстати, в Грузии осетин проживает больше, чем в том регионе, Цхинвальском. И никаких проблем у них нет. Это надуманные конфликты, они созданы искусственно.

Корр.: Как вы считаете, чтобы избежать прошлогодней трагедии, что должны были делать стороны конфликта?

- Кого считать сторонами? Если считать политиков, то этот конфликт входил в их интересы. Тот же Путин, который должен был утвердиться как реальное первое лицо при исполнении роли второго лица, был заинтересован в этом конфликте...

Корр.: А с грузинской стороны?

- Грузия в данном случае попала в капкан, как маленькое существо, не помышлявшее ни о чем. И вот: ни о чём не думаешь и получаешь то, что получил. Конечно, Грузия должна была при всех провокациях с российской стороны, быть максимально пассивной. Хоть до Тбилиси Россия дошла бы, Грузия должна была только констатировать факты, а не стрелять в ответ. Вот эта ответная стрельба, тем более, слишком энергичная на какой-то момент, и была ошибкой Грузии.

3583.jpeg Паата Закареишвили, конфликтолог, член Республиканской партии:

- Некоторые думают, Россия настолько агрессивна, что если бы и не было войны, то мы в любом случае потеряли бы то, что потеряли. У народа нет такого однозначного мнения. Некоторые считают, что это даже успех. В пропагандистской грузинской прессе пишут, что мы из этой войны вышли даже победителями. Даже такие люди есть. Так что, разные мнения в грузинском обществе.

Я скорее согласился бы с тем, что это была авантюра, спровоцированная Россией, на которую не должна была пойти грузинская власть. К сожалению, грузинская власть поддалась на провокацию. Это стало неправильным шагом, который позволил России оккупировать довольно значительную часть Грузии.

Корр.: Вы считаете, что можно было избежать войны? И что для этого Грузии нужно было делать?

- Да, я считаю, что можно было избежать войны. Я считаю, что Россия была не прочь повоевать на территории Грузии, добиться недопущения Грузии в НАТО и восстановить свои военные базы в Грузии. Но, несмотря на то, что эти задачи и цели были очень четко обрисованы, я думаю, грузинская власть могла бы избежать этой войны. Она могла бы найти общий язык с абхазской и осетинской стороной и продолжила бы тот мирный путь, который прекратила сама грузинская сторона в 2006 году. Тогда в Кодорском ущелье власти Грузии начали действия, которые привели к прекращению переговорного процесса между грузинской и абхазской сторонами. Потом, уже в ноябре 2006 года, был придуман проект Санакоева и прекращены отношения между грузинской и осетинской сторонами.

Грузия от мирного процесса, который вела до 2006 года, перешла в режим диктата, поставив стороны конфликта перед фактами. В этом были наши ошибочные действия, и это очень хорошо изучила Россия, поняв, что грузинской власти нужны непременно ежедневно какие-то успехи, и дала возможность Грузии через популизм, авантюризм и волюнтаризм вовлечь себя в тот капкан, который был выставлен в Цхинвале.

Корр.: Какими вы представляете себе отношения с осетинами и абхазами в ближайшем будущем и в перспективе?

- В ближайшем будущем я перспектив не вижу, но в далеком будущем они есть. Грузия должна бросить все силы на строительство демократического государства. Я уверен, что Россия ещё долго не будет демократическим государством. А Грузия может преуспеть в этом деле и лет через пять, максимум 10 лет, дать осетинам и абхазам выбор: между реальной демократической Грузией, которая не угрожает никаким народам, а наоборот предлагает им развитие через демократические ценности и гражданские отношения, или существующим российским авторитаризмом, который, я думаю, к тому времени не исчезнет. И Россия не будет привлекательной страной для абхазов и осетин. Если поставить перед ними такой выбор, я думаю, можно будет начать заново процесс вовлечения их в какие-то общеевропейские институты - гражданские и демократические, где они могли бы себя чувствовать более надежно.

В России абхазы и осетины будут сейчас лицами кавказской национальности. Грузия им предлагает быть в составе единого общего государства. Я думаю, что через некоторое время, лет через пять, можно будет об этом говорить. А пока, конечно, в ближайшем будущем, об этом говорить несерьезно.

3584.jpeg Сосо Цинцадзе, политолог, президент Грузинской дипломатической академии:

- Это большая трагедия - потеря исконно грузинских исторических территорий. Плюс 50-60 тысяч дополнительных беженцев. И постоянные провокации криминально-бандитского режима господина Кокойты. И главное: видимо, всё-таки на долгое время российско-грузинские отношения оказались в глубоком тупике. Вот это сейчас невооруженным глазом можно увидеть

А в перспективе Грузия должна как-то сосредоточиться, собрать все силы, ускорить реформы, чтобы сделаться привлекательной для осетинского и абхазского народов. Я имею в виду жителей, а не руководителей сепаратистских режимов. Мы должны провести модернизацию всего общества, найти в себе политическую волю и здравый смысл с целью объединить весь народ в один кулак. Этот кулак, конечно, никогда не станет агрессивным. Но все то, что сегодня происходит в Грузии - разгромленная, сегментизированная оппозиция, что отдает рикошетом на общество - это, конечно, только льёт воду на мельницу России.

В сухом остатке мы имеем уже оккупированные наши территории. До августа мы имели сепаратистки настроенные наши регионы: не исключались прямые контакты, взаимоотношения, налаживание мостов среди людей, среди простых жителей. Сейчас это уже территории, оккупированные российскими военными силами. Россия уже укрепляет так называемую границу и на границе стоят российские пограничники.

Нам стоило большого труда в своё время освободиться от русских пограничников на грузино-турецкой границе. Но сейчас видимо наша дипломатическая активность должна быть направлена на то, чтобы освободиться от российских пограничников на грузинской территории.

И то, что Россия оказалась сейчас в компании Никарагуа, это, я думаю, не делает чести ни бывшему президенту и реальному правителю России, ни нынешнему президенту и фиктивному правителю России. Вот то, что мы сегодня имеем. Даже Белоруссия не признает Сухуми и Цхинвали независимыми государствами, не говоря уже о других членах СНГ, которое на ладан дышит. Это тоже о многом говорит. Россия не стала притягательной силой для своих ближайших соседей, не говоря уже о дальнем зарубежье. Хотя на это российские политики предпочитают закрывать глаза.

Корр.: Как Вы считаете, могла ли Грузия избежать прошлогодней войны. Что для этого нужно было делать?

- Войны всегда можно избежать, если никто не хочет активизировать этот процесс. Но, видимо, Грузия недостаточно тогда била тревогу. Видимо, наши политики недостаточно тогда громко извещали весь мир о том, что целых две недели, нет, даже больше - 20 дней артиллерия Кокойты бомбила грузинские деревни.

Об этом в открытую писали наблюдатели ОБСЕ. Пикантный факт: это письменно подтвердил даже русский генерал Кулахметов, который официально написал, что Кокойты сорвался и бомбит грузинские села. Что оставалось грузинским офицерам? Защитить своих граждан. Осетины тоже наши граждане, но хотя бы защитить этнических грузин, грузинские села. И то, что 135 деревень в Цхинвальском регионе сегодня практически не существуют. И это всё происходит при попустительстве российского генералитета. Это тоже наводит на размышления.

И вот сейчас, когда, извиняюсь за выражение, болтают, что все должно начаться с чистого лица, что у нас историческая общность, общее прошлое, и Грузия должна забыть то, что Цхинвали и Сухуми - это грузинские города, и должна свыкнуться с мыслью, что на территории Грузии, которая признана всем цивилизованным миром, должны находиться три российских посла - в Сухуми, Цхинвали и Тбилиси -никогда этого не будет.

Арчил Гегешидзе, политолог, член Грузинского фонда стратегических и международных исследований:

- Это были исторические события. Мы очень сожалеем, что они имели место. Но можно ли было их избежать, если известен следующий исторический контекст? Если мы проследим ход событий, начиная с периода после «революции роз» в Грузии, окажется, что эти события тем или иным образом случились бы. Почему? Потому, что, с одной стороны, для России после «революции роз» в Грузии и «оранжевой революции» на Украине стало ясно: постсоветское пространство уходит из-под контроля. Надо было что-то предпринимать. Россия ввела, в конце концов, экономические санкции. Они не сработали. После этого было решено, что, разморозив югоосетинский конфликт, можно было бы остановить этот процесс.

Югоосетинский конфликт считался опасным. И кульминация - решение, что только таким путем Грузию можно становить, наступила весной 2008 года. Тогда решился косовский конфликт, и стало ясно, что Украина и Грузия станут членами НАТО. Для России это означало - надо что-то предпринимать, чтобы не было поздно, чтобы этот процесс остановить. Тогда Россией и было принято решение развивать отношения с Абхазией и Южной Осетией, укреплять там военные базы и военную инфраструктуру.

3585.jpeg В Грузии, к сожалению, в это время укрепились люди, которые считали, что грузинская армия уже настолько сильна, настолько опытна, в том числе после участия в войне в Афганистане, что она уже может отразить агрессию. Они не допускали, что агрессия России будет настолько масштабной, что Россия будет использовать силу против Грузии.

Определенные ошибки допущены и со стороны западного сообщества, которое, в принципе, вяло и неискусно участвовало в миротворческом процессе, и, в основном, наблюдало за этим процессом.

А правительства в Сухуми и Цхинвали все более вызывающе себя вели, укрепляя позиции «ястребов» в грузинском правительстве. В конце концов, когда накалилась обстановка в начале августа, совпадение всех этих факторов вызвало те события, которые случились и которые привели к тому, что десятки тысяч людей потеряли свой кров, были вынуждены покинуть свои дома в Южной Осетии и в Кодорском ущелье в Абхазии.

Это было очень трудное время для грузинского народа, для становления независимости Грузии. Россия всегда негативно относилась к этому, но не допускала возможности доведения дел до настоящей войны. Но когда война, хоть и кратковременная, случилась, все увидели, что такое война, тем более с народом, с которым у грузин всегда были хорошие отношения. Это стало тяжелым моральным, психологическим моментом. И до сих пор груз событий прошлогоднего августа мы на себе ощущаем.

Итогом стало углубление экономических проблем, усугубленных мировым кризисом, спад экономики. Если брать основные ориентиры Грузии, то интеграция в НАТО и Евросоюз стали еще более отдаленной перспективой.

Можно допустить, что все-таки мы друг от друга никуда убежать не можем. Нам придется вместе - грузинам, абхазам и осетинам - создавать среду, в которой мы все тут живем. Когда Россия отсюда уйдет, когда к нам придет осознание ответственности за наше общее будущее, тогда откроется путь к настоящему диалогу. Но это - недостаточное условие для того, чтобы абхазский и осетинский народы присоединились. Нам не должны мешать извне, не должны провоцировать на столкновения и трения. Нам должны всячески помогать, чтобы мы быстрее нашли новый язык. Тогда тут наступит спокойствие в целом регионе, стабилизируется ситуация. Тогда откроются большие возможности, перспективы. И перед такой перспективой мы все найдем общий язык. Говорят, что влюбленные - это не те, кто смотрит друг другу в глаза, а те, кто вместе смотрят в будущее. Если мы в одном направлении будем смотреть и двигаться, тогда больше шансов, что мы, в конце концов, найдем общий язык и примиримся.