Аналитика

«Революция роз» - грустный итог

Шесть лет назад в Грузии грянула «революция роз». То ли случайность, то ли знаменье, но совпала она с одним из главных праздников в Грузинской православной церкви - Гиоргоба. Святой Георгий испокон веков считается покровителем Грузии.

Михаил Саакашвили неоднократно называл «знамением свыше» то, что революции в Тбилиси и Батуми 6 мая 2004 года произошли в день Святого Георгия. Ныне большинство граждан предпочитают в этот день забыть про политику и, по старой доброй традиции, отметить праздник в семейном кругу.

Дело в том, что за это время имидж «маяка демократии» был сильно подпорчен и грузины, утратившие за шесть лет мечты и надежды на желанные свободу, демократию, независимость и благополучие, предпочитают искать ответы на мучающие их вопросы в церкви.

Некий трагикомизм шестого дня рождения «революции роз» можно было уловить уже в анонсируемых мероприятиях. Обычно, в это день в Грузии проходят праздничные концерты, в столицу съезжаются гости высокого ранга. Официальные ведомства пока не оглашали каких-либо планов. Сообщалось, правда, что Саакашвили откроет два новых моста. Известно также, что оппозиционное движение «7 ноября» намеренно ходить вслед за президентом и освистывать его. Пожалуй, такое празднование дня рождения революции как нельзя лучше характеризует и ее противоречивые итоги.

Говоря о результатах цветной революции - а здесь Грузия как всегда была первой на постсоветском пространстве (только через год оранжевая революция произошла на Украине, потом была ее попытка в Киргизии) - нелишне вспомнить слова немецкого философа и поэта Иоганна Вольфганга Гете: «Ненавижу всякую революцию, потому что она уничтожает не меньше благ, чем создает».

В XXI веке ничего не изменилось. Революция принесла как новые блага, так и необратимые разрушения. Не случайно ведь, буквально ко второй годовщине «революции роз» начались оппозиционные митинги и протесты.

Что касается благ, то об этом на сегодняшних праздничных мероприятиях как нельзя лучше, вероятно скажет главный революционер - президент Михаил Саакашвили, которого к сегодняшнему дню покинули практически все его былые сторонники. Если в 2004 за него проголосовали аж 96 процентов населения, то ныне народ ждет - не дождется его ухода.

Впрочем, нужно быть очень несправедливым, чтобы не сказать - за шесть лет многое изменилось в стране. Те, кто бывал в столице в 90-х, невольно ахнет. Город словно заново родился. Нет больше следов от пробоин на здании парламента, зеленые ухоженные скверы с фонтанами, детскими песочницами, выкрашенными скамеечками. В барах и кафе стоит молодежный гвалт, Влюбленные парочки прогуливаются по аллеям. Иллюминация слепит глаза - полный контраст со временами правления Шеварднадзе, когда с наступлением темноты город засыпал, поскольку электричество было праздником. Но здесь-то и возникает многозначительное но...

Не только этого желали в 2003 году жители этой страны. Как и 20 лет назад (когда большинство населения требовало выхода из СССР), они верили в демократию, свободу и экономическое процветание. На другой чаше весов ныне оказались проигранная война, де-юре потерянные территории, политические эмигранты, на глазах нищающие сограждане.

Невольно вспоминаются ироничные слова одного из самых противоречивых героев современной истории Грузии - Джабы Иоселиани (политик, «вор в законе», шекспировед с мировым именем, драматург): «демократия - это вам не лобио кушать!»

Да уж, грузинам пришлось вкусить сполна прелестей демократии. Если описывать все события и катаклизмы, произошедшие за это время, то не уложишься в несколько томов. Весь нынешний год страна пребывала в предреволюционном состоянии. А до этого - война. В прошлом году день 23 ноября был объявлен Днем солидарности. В этот же день была учреждена партия Нино Бурджанадзе, которая возглавляет ныне радикальную оппозицию. Последние соратники покинули Саакашвили. А еще раньше - митинги, митинги и опять митинги.

В 2007 году ЧП грузинской демократии, когда страна девять дней жила в состоянии чрезвычайного положения, а грузинский спецназ травил газом и избивал соотечественников.

На этом фоне первые три года просто меркнут. Хотя, в третью годовщину Михаил Николаевич открыл сияющую золотом многотонную фигуру покровителя Грузии работы Зураба Церетели. А также окрестил своего младшего сына Николоза. Крестными отцом и матерью малыша стали президент Украины Виктор Ющенко и звезда балета Нино Ананиашвили.

Вторая годовщина «революции роз» - в 2005 году - первые митинги недовольства. Тогда участники шествия шли с повязанными на рукавах черными ленточками и объявили свою акцию траурной, поскольку в день годовщины «революции роз», по их словам, им «праздновать было нечего». Тогда уже Саакашвили заявил о возможном выходе Грузии из Содружества независимых государств и ожиданиях в 2008 году получить приглашение в евроатлантический клуб.

В Грузии один год не принято праздновать даже ребенку. Только тогда революционный триумвират - Бурджанадзе-Жвания-Саакашвили - смог продемонстрировать видимое единство. Потом Жвания погиб при невыясненных обстоятельствах. В смерти обвинили неисправную печку. Бурджанадзе, как мы писали выше, ушла в оппозицию.

В первую годовщину революции роз Саакашвили начал гордиться армией, реформируемой по стандартам НАТО. В первый год прокатились аресты чиновников, начали клеить непослушным и недоверчивым ярлыки «враг», «изменник родины», «пятая колонна».

Достаточно образно в первую годовщину «революции роз» выразился один из членов бывшего революционного комитета - писатель Лаша Бугадзе, заявивший, что «президент устраивает трехчасовые шоу, говорит обо всем, и создается впечатление, что он скоро станет рекламировать порошок, в котором надо стирать национальный флаг, хотя он избран главой государства, а не пиар-директором Грузии».

Как в воду смотрел. Политика действительно превратилась в сплошной пиар. Как неоднократно заявляли эксперты, политика к шестой годовщине революции выродилась в шоу. И, по большому счету, ныне в Грузии, да и за ее пределами больше озабочены не результатами цветной революции, а тем, что будет после Саакашвили, благодаря которому страна стала полем для эксперимента по насаживанию демократии.

Тем не менее, революция многому научила граждан многострадальной Грузии. В отличие от 2003 года здесь больше не хотят новой революции, добиваются легитимной смены власти. На самом деле грузинам на практике пришлось убедиться в справедливости слов ирландского классика Бернарда Шоу: «Революции никогда еще не облегчали бремя тирании, а лишь перекладывали его на другие плечи».

Тогда, в 2003 году, в это никто не верил или просто не хотел верить. Так уж случилось, что шесть лет назад в этот день автор оказался на площади у грузинского парламента. Ликующая толпа с розами врывается в здание парламента. Пьянящая надежда на скорую лучшую жизнь витает в воздухе. Пожилой человек на обочине тротуара проспекта Руставели старается перекричать возгласы ликования: «Швило, (дети) что вы делаете, вы еще пожалеете!»

Но кто тогда мог его услышать. Так уж устроены люди - они хотят перемен. Причем здесь и сейчас. Люди, веря, что новый правитель окажется лучше, охотно восстают против старого, но вскоре они на опыте убеждаются, что обманулись, ибо новый правитель всегда оказывается хуже старого.

Таковы все революции.