Аналитика

Власть и оппозиция делят «Рустави 2»

Сначала его создатель, экс-посол в России Эроси Кицмаришвили заявил, что подаст в суд на руководство страны за «экспроприацию» акций телекомпании. Несколько дней спустя грузинский бизнесмен, бывший гендиректор канала Кибар Халваши потребовал от генеральной прокуратуры начать расследование по факту незаконного "захвата" властью уже двух каналов - того же "Рустави 2" и "Мзе".

Как будет развиваться ситуация дальше? Предугадать трудно. Хотя, правда, есть прецедент с «Имеди».

В конце 2007 года этот телеканал был разгромлен ОМОНом, дабы владельцу было не повадно делать антиправительственные заявления. Возобновил вещание «Имеди» только в мае 2008 года. На этом настаивал Запад. Он хотел видеть Грузию лоном демократии на Кавказе, а подобные методы избавления от инакомыслящих СМИ присущи авторитарным властителям - к примеру, лидеру Венесуэлы.

После настойчивых рекомендаций зарубежных политиков и общественных организаций лицензия на вещание «Имеди» была восстановлена, с имущества снят арест. Однако формат работы канала изменился: оппозиционных (и вообще политических) программ в эфире до сих пор нет. Власти объясняют это сменой владельца.

Напомним, после смерти Бадри Патаркацишвили в начале нынешнего года ожидалось, что телекомпания перейдет к его вдове Инне Гудавадзе. Однако свои права заявил сводный брат Патаркацишвили, гражданин США Джозеф Кей: выяснилось, что имущество "Имеди" переоформлено на него. Но члены семьи и представители грузинской оппозиции обвинили Джозефа Кея в мошенничестве и использовании поддельных документов. По их мнению, он действовал в сговоре с грузинскими властями, заинтересованными в том, чтобы лишить телеканал оппозиционной направленности. Тем более что и сам Джозеф Кей обещал: отныне "Имеди" вообще не будет заниматься политикой. Количество судебных разбирательств между вдовой олигарха и американцем зашкаливает, но ситуация не меняется.

Подобный сценарий возможен и с «Рустави 2». Кицмаришвили и Халваши могут судиться с властью за свои акции в телекомпании до бесконечности.

С другой стороны, сейчас на кону другие ставки. Международные наблюдатели требуют от властей Грузии устранить любой - «официальный или неофициальный контроль над телевидением и гарантировать в стране свободу слова». Иначе страна лишится донорской помощи в 4,5 млрд. долларов. Может, именно поэтому власти воздерживаются от комментариев относительно притязаний Кицмаришвили и Халваши на акции «Рустави 2». Несколько удивляет, что сами сотрудники телекомпании никак не реагируют на их заявления.

Как долго продлится напряженное молчание? По законам природы, затишье предвещает бурю. Что подтверждает и сама «революция роз». В водовороте многочисленных политических событий мало кто помнит, что она началась не в ноябре и даже не в октябре 2003 года. Искра, из которой возгорелось пламя, возникла в 2001 г. Тогда был убит ведущий самого рейтингового канала «Рустави 2» Георгий Санная. По официальной версии - бытовое убийство. Его коллеги сразу же утверждали, что все дело в имевшихся у Георгия компрометирующих записях. За них-то ему и пришлось поплатиться жизнью. Убийство до сих пор не раскрыто. Но уже тогда к парламенту потянулись первые демонстранты, требующие защиты свободы слова. Рейтинг телекомпании стремительно рос. «Рустави 2» превратился в рупор для гласа народа. Телеканал формировал общественное мнение: ток-шоу и политические мультсериалы, умелый PR. И к 2003 году власть Шеварднадзе была полностью дискредитирована.

Только накануне парламентских выборов, породивших «революцию роз», тогдашнее руководство было готово лишить оппонентов столь мощного средства пропаганды, как «Рустави 2». В соответствии с псевдозаконными приемами любого смутного времени налоговая полиция нашла множество изъянов в бухгалтерских документах телекомпании, но она прекратила вещание всего на несколько дней - благодаря бурным митингам протеста. И журналисты «Рустави 2» тут же начали изобличать власть в фальсификации парламентских выборов. В эфире канала уже новые кумиры призывали народ к коренным переменам, велись прямые трансляции с площади, охваченной революционными митингами.

Все это время каналом руководил ныне не угодный власти Эроси Кицмаришвили. А в 2003-м Саакашвили его отблагодарил достаточно щедро, назначив главой Торгово-промышленной палаты Грузии. Руль телеканала принял Кибар Халваши.

Он был другом и соратником другого ястреба - экс-министра обороны Ираклия Окрушавили. На два года (2004-2006) «Рустави 2» превратился в глас «Единого национального движения». Но... Ведь революция, кто знает, пожирает своих детей. И двум ястребам в президентской резиденции было не ужиться. Саакашвили лишил полководца Окруашвили армии, но доверил ему экономику. Тот обиделся и оглушительно хлопнул дверью. Ушел в оппозицию. И из его уст, чего следовало ожидать, полились разоблачительные речи в адрес президента. «Рустави 2» горячо поддержал Ираклия. Владелец контрольного пакета акций Халваши за это поплатился. Против него возбудили уголовное дело, обвинив в коррупции. Пришлось бежать за границу Сейчас Халваши в Германии и просит у властей политического убежища.

А новым акционером телекомпании стала Индустриальная группа Грузии. Владеет ею брат руководителя Службы разведки, парламентарий Давид Бежуашвили. Но и здесь с акционерами случилась «заморочка». Только 45 процентов принадлежит упомянутой структуре, а контрольный пакет - у оффшорной компании "Геомедиа группа". Она, по некоторым данным, принадлежит... самому Михаилу Николаевичу! Вступивший в открытую схватку с президентом создатель «Рустави 2» Кинцмаришвили негодует: "То, что у Саакашвили был нездоровый интерес к контролю этого телевидения, было видно сразу. И он к этому шел, планомерно используя все возможности».

Кстати, PR-ресурс - это, как известное, излюбленное оружие главы Грузии в бесконечных политических баталиях. Потому-то он с такой страстью призывает повысить эффективность информационной войны с Россией.

И вот вопрос: сможет ли отказаться президент от столь влиятельного и столь ему послушного телеканала? И осмелится ли грузинское правосудие, разобравшись в этом криминально-политическом сюжете, вынести вердикт без согласования с главой государства?..

Ирина Пташковская