Аналитика

Немцы советуют Саакашвили сдаться

Теплые взаимоотношения Российской Федерации и Германии давали всем надежду, что европейский партнер "северного медведя" сможет разрулить непростую ситуацию между Москвой и Тбилиси. Хотя в свое время Ангела Меркель и Дмитрий Медведев разошлись во мнениях, насколько пропорциональным было принуждение Михаила Саакашвили к миру, Берлин всегда намекал, что именно антагонистические отношения между российским руководством и грузинской властью тормозят интеграцию Грузии в евроатлантические структуры. Однако все также вынуждены признать, что такой треугольник плодотворно заработает только тогда, когда Михаил Николозович покинет свой пост. Даже американские политики с печалью констатируют, что следующие выборы в Сакартвело должны быть справедливыми.

Таким образом, становится очевидно, что миссия Вашингтона по расколу постсоветского пространства путем внедрения своего ставленника, откормленного долларами, провалилась. Европа, напуганная слишком активным копошением Соединенных Штатов во всех уголках планеты, вновь начинает тянуться к гаранту своей национальной безопасности - России. После доклада Хайди Тальявини, в котором выяснилось, что Саакашвили не кто иной, как поджигатель войны и инициатор этнических чисток в Южной Осетии, все ощутили горький привкус разочарования. Мир, который несли США Кавказу, отделенному от уютной Европы Кавказским хребтом, оказался пустышкой. И слово Германии, которая является не только локомотивом континентального объединения, но и связана с Москвой многочисленными экономическими проектами, могло бы стать весомым аргументом в борьбе с американской гегемонией.

А между тем Закавказье не понаслышке знакомо с "дружелюбием" иностранных держав, которые находятся далеко от России. Не зря картвельские князья и их армянские соседи обращались за помощью к империи в попытке найти защиту от оккупантов, ратующих за культурную переориентацию и тотальную ассимиляцию кавказских народов. В 1920-1921 годах республики не смогли отстоять свою независимость, поскольку именно лидеры Армении, Азербайджана и Грузии полностью доверили гарантии суверенитета своих стран тем державам, которые либо не проявили особой заинтересованности в защите региона, как, например, страны Антанты, либо предпочли сторговаться с большевиками из Турции.

Сейчас, когда у власти в Грузии находится человек, жаждущий растворить свой народ в европейском котле, приходится считать часы до того, как государственное образование Сакартвело рассыпется на мелкие куски. Первыми опасность "культурной интервенции" почувствовали абхазы и осетины, которых насильственно отдали под тбилисский протекторат. Гражданская война закончилась победой тех, чье стремление к свободе и праву на самоопределение было сильней. Несмотря на то что действующее грузинское руководство не признает Абхазию и Южную Осетию, в Европе уже судорожно думают, как отмыться от позора и окончательно не потерять лицо.

Стереотипы по отношению к России, довлеющие над мировым сообществом, сыграли с ним злую шутку. "Беззубость" российских политиков иногда оборачивается неожиданно смелыми решениями в противовес большинству. Так, Москва не использовала свое право вето при принятии резолюции по Ливии, но успешно блокирует Вашингтон и его союзников по Североатлантическому альянсу, которые готовы начать "гуманитарную интервенцию" в Сирию. Кремль апатично взирал на бомбардировки бывшей Югославии, только призывая противников к компромиссу, зато в течение двух недель признал суверенитет Абхазии и Южной Осетии - такого поступка не ожидали даже в американской администрации.

Пока Сухум и Цхинвал признаны всего пятью странами, в отличие от "уникального случая" Косово, но прецеденты Южного Судана и Палестины толкают мировое сообщество на принятие конкретного решения по частично признанным республикам в кратчайшие сроки. Очевидно, что столкновения между осетинским и грузинским населением будут продолжаться, пока ООН не смирится с тем, что Южная Осетия не может существовать в националистическом государстве Грузии, а культурные связи и исторические корни простираются за ту сторону Рокского тоннеля - в Северную Осетию-Аланию.

У Тбилиси нет такой политической воли, которая позволила бы вернуть утраченные территории под свой контроль. Экономическое ограничение Абхазии не принесет ничего хорошего Европейскому союзу, поскольку тогда она будет неизбежно тяготеть к России, как к единственному крупному рынку сбыта. И некоторые немецкие дипломаты и эксперты по Кавказу уже понимают, что поддерживаемую Соединенными Штатами политику блокады, направленную против "сепаратистов", Москва обращает в свою пользу. Вместе с Кремлем в Абхазию спешит Турция, которая, скорее всего, обскачет Евросоюз на всех парах, пока те будут жевать свои парламентерские галстуки. Турецкое правительство со времен Османской империи не потеряло хватку и умение ловко лавировать в геополитических лабиринтах, поэтому поддерживает турецких инвесторов в Абхазии. А в апреле Анкара устроила для президента Абхазии неофициальный визит в Турцию и организовала встречи с представителями абхазской диаспоры, которая насчитывает несколько сотен тысяч человек.

С каждым днем аргумент о "территориальной целостности" утрачивает свою актуальность. После ливийского конфликта, где европейцы активно налаживают связи с оппозиционными силами, которые, как и Абхазия с Южной Осетией, не имеют никакого отношения к ООН, попытки изолировать де-факто суверенные государства приведут к окончательной утрате доверия к евроатлантическим структурам.