События

Лукашенко ответил на спекуляции Запада

«Дело не в России, - цитирует белорусского президента агентство Reuters. - У нас есть добрые отношения с этими республиками. Этот вопрос спокойно, по-деловому обсуждается сейчас нашим парламентом. Мягко говоря, единства там нет. У депутатов разные точки зрения. И мы спокойно думаем, что в ближайшее время как-то попытаемся сблизить эти мнения». По словам Лукашенко, если единства среди депутатов не будет, то «мы честно скажем людям, нашему обществу, что мнение парламента вот такое. Если это будет «да», то мы тоже об этом скажем людям», - подчеркнул он. «Но правда состоит в том, что мне как президенту по конституции придется решать этот вопрос. Мне хочется решить его так, чтобы не то, что не расколоть наше общество, но так, чтобы не было какого-то негатива у наших людей, чтобы люди восприняли действия власти и мои, в том числе, как осознанные обдуманные и взвешенные», - заключил Александр Лукашенко.

Действительно, тема признания или непризнания Белоруссией независимости Абхазии и Южной Осетии в последнее время стала одной из самых обсуждаемых. Более того, создается впечатление, что решение Минска относительно двух молодых республик не дает покоя всему мировому сообществу. Кто только не давал советов Минску! И ультиматумы ставили, и «Восточным партнерством» завлекали. Лукашенко дал понять - приманок для его страны не надо. И Евросоюз пошел на попятный и пригласил Белоруссию в «партнерство» без всяких условий.

Правда, сейчас политологи говорят о том, что в будущем взаимоотношения с Брюсселем могут стать тем рычагом влияния на Минск, который так необходим ЕС в сложных взаимоотношениях с Москвой. Но Александр Лукашенко даже теперь, на пороге саммита ЕС, посвященного «Восточному партнерству», говорит о дружбе с Россией. «Не надо вступление в «партнерство» связывать с каким-то разворотом, поворотом нашей политики», - говорит белорусский лидер. - Если кто-то задумает сделать «Восточное партнерство» антироссийским, то у него ничего не выйдет. И если на саммите в Праге будут встречаться враги России, то нам там делать нечего». Лукашенко также добавил, что Белоруссия предложила Евросоюзу включить Россию в некоторые проекты «Восточного партнерства».

Таким образом, Минск рассматривает европейскую программу не только как налаживание связей с Европой, но и рассчитывает на «партнерство» как на платформу для сотрудничества Брюсселя и Москвы. Другое дело, что для ЕС привлечение Азербайджана, Армении, Белоруссии, Грузии, Молдавии и Украины - стратегический ход в отношениях с Россией.

Как известно, на протяжении своей полувековой истории Евросоюз был сосредоточен на расширении сфер влияния на континенте. Серьезной помехой для его разрастания на восток был СССР. С развалом Союза у Брюсселя появился реальный шанс «отбить» у Москвы новообразования на политической карте Европы. И идея создания «Восточного партнерства» - один из просчитанных политических ходов.

«РФ и ЕС как крупные игроки в глобальной экономике обречены быть и партнерами, и конкурентами, в том числе на рынках третьих стран, - приводит «Независимая Газета» слова постпреда России при ЕС Владимира Чижова. - Это не только постсоветское пространство, но и Китай, и Африка, и та же Латинская Америка. Это вполне естественный процесс. Мы прекрасно понимаем, что у Евросоюза есть свои законные интересы, в том числе на постсоветском пространстве».

Интересы интересами, но «самодеятельность» Евросоюза на Южном Кавказе уже выходит за рамки политических правил. Поддержка агрессивного режима Саакашвили и давление на Абхазию и Южную Осетию заставляют задуматься: на что же готов пойти Брюссель ради достижения своих целей? И как теперь, после жесткого ответа Лукашенко Европе, извлечь пользу из «Восточного партнерства»? Можно предположить, что если программа действительно не станет своеобразным «кольцом вокруг России», то идея ЕС теряет всякий смысл.

Возможно, Брюссель и считает своим достижением позицию Минска в том, что касается признания молодых южнокавказских республик. Но дело-то ведь отнюдь не в пополнении списка стран, признавших Абхазию и Южную Осетию, и который состоит пока лишь из России и Никарагуа, сколько в реальных интересах самой Белоруссии. Как известно, в марте Лукашенко встречался с Багапшем, и обсуждал вопросы экономического сотрудничества с Абхазией. Сейчас это гораздо важнее, нежели спекуляции Евросоюза по вопросу политического статуса Сухума и Цхинвала.