События

Южная Осетия поймала грузинского шпиона

Сотрудники КГБ Южной Осетии обнаружили в селах бывшего грузинского анклава к северу от Цхинвала списки агентов грузинских спецслужб. В рамках расследования проведен первый арест - в государственной измене обвинен оперативный дежурный погранслужбы КГБ Южной Осетии майор Тимур Гучмазов.

На допросе майор фактически признался в сотрудничестве с грузинскими спецслужбами. Из его показаний следует, что еще осенью 2005 года он познакомился на рынке с неким Сашей, который предложил ему заняться совместным бизнесом. Саша должен был привозить из Тбилиси новые фильмы на DVD-дисках и инструменты, а Гучмазов - организовывать их продажу в Цхинвале. Подобный бизнес до последней войны был обычной практикой в Южной Осетии: торговать там напрямую грузины не решались, поэтому старались действовать через посредников - осетин.

По словам задержанного, во время встреч с Сашей тот между делом спрашивал «о настроениях в городе, о состоянии на дорогах, о том, сколько раз останавливают и досматривают машины», следующие из Грузии. Потом бизнес-партнера, которым обзавелся офицер-пограничник, стало интересовать, где он работает, сколько получает, кто является его начальниками.

«На первых встречах я не понимал, что он - сотрудник спецслужб, - утверждает майор. - Когда Саша задавал вопросы о тех или иных лицах, он делал это как бы между делом».

Тем не менее, все эти разговоры показались майору подозрительными, и он стал избегать общения с сомнительным бизнес-партнером. Тогда тот предъявил Гучмазову записи бесед и заявил, что передаст их руководству майора, если он откажется от дальнейших контактов.

В итоге пограничник начал исправно сливать Саше нужную ему информацию. В частности, об отношении осетин к главе прогрузинской администрации Дмитрию Санакоеву, о положении на дорогах, о российских предприятиях в Южной Осетии. В республиканском КГБ подозревают, что от Гучмазова грузинские спецслужбы могли получить данные не только на его начальников, но и о дислокации радиолокационных станций и огневых точек на границе. Майор получал за агентскую работу сначала по 500, а затем по 1000 долларов.

В целом грузинские вербовщики действовали по банальной схеме, пытаясь «захомутать» российских военных путем мелкого шантажа. У них находили «непорядок» в документах, а после задержания следовала и соответствующая беседа с грузинской разведкой. Обычно вербуемые подписывали бумаги о согласии сотрудничать с нею, после чего сразу отправлялись с повинной в ФСБ.

Напомним, в августе ФСБ арестовала агентурную сеть грузинской разведки на территории России. Попались 9 агентов. Руководил сетью кадровый сотрудник Службы внешней разведки Грузии Херкеладзе, который находился в России на нелегальном положении. Впрочем, Тбилиси тут же отказался от разоблаченных агентов. То же самое произошло и теперь. Глава временной администрации Южной Осетии Дмитрий Санакоев заявил, что это очередная провокация сепаратистов. По его словам, никаких агентов не было, да и никто бы не стал хранить такую информацию под боком у Цхинвала.

Правда, есть одно но. В нескольких километрах от Тамарашени находится поселок Кехви. В нем до августа базировался Санакоев со свитой. 10 августа в селе неожиданно появились русские танки. В итоге временная администрация Южной Осетии убежала из анклава столь быстро, что не успела даже сжечь архивы. В руки 58-й армии попали все письменные распоряжения Санакоева и списки оружия, выданного Грузией местному населению. Из Тамарашени грузинские войска ретировались не менее динамично. Полностью забрать с собой или уничтожить архивы Министерства госбезопасности и временной администрации, скорее всего, не успели.