События

Болезненное грузинское «неравнодушие»

Колоритное объяснение киргизским событиям найдено грузинскими СМИ. Москва, пишут они, разжигает конфликты, чтобы обеспечить «кровавое возвращение в тюрьму народов» бывших республик СССР. Что происходит в Киргизии на самом деле, какую роль отводят России и кто заинтересован в происходящем, разбиралась GeorgiaTimes.

Грузинские журналисты предлагают концепцию, которая объясняет все конфликты на постсоветском пространстве. Суть ее сводится к тому, что Россия создала универсальный механизм по удержанию бывших республик СССР: в каждой по этническому конфликту - и все нуждаются в Москве, как в миротворце.

Я бы указала на обратную зависимость: с распадом СССР исчезло понятие братства народов, ушла толерантность. В регионах со смешанным населением стало гораздо меньше русских, которые были связующим звеном между представителями разных этнических групп. А ведь известно - чем меньше народ, тем больше национальных амбиций, а на почве национализма и ксенофобии конфликты растут как грибы.

Можно, конечно, строить концепции на том, что еще Иосиф Сталин, переселяя и смешивая народы, прозорливо пекся о будущем России, когда она будет нуждаться в удержании сателлитов вокруг себя. Но тогда с «вождя народов» и надо спрашивать, а не бичевать и изобличать Москву сегодняшнюю, которая «претворяет в жизнь план по кровавому возвращению в «тюрьму народов»».

Какой была эта «тюрьма» для дотационных республик, для наций, которые, в отличие от русских, в СССР имели право на самоназвание - об этом разговор особый.

Сейчас намного актуальнее вопрос, как же реализуется этот коварный план «кровавого возвращения»? В Грузии стало модно сопоставлять конфликты в Оше и Цхинвале. Как только появилось обращение временной главы киргизского правительства Розы Отунбаевой за помощью к России, только ленивый грузинский журналист не сказал, что все подстроено российскими спецслужбами. Ждали, когда же, наконец, Москва ввяжется в конфликт, введет миротворцев и покажет свою истинную цель - контроль над Киргизией.

Однако, Россия, наученная горьким опытом незаслуженных обвинений, помогать Бишкеку не спешила и не спешит. И, недолго думая, в Грузии нашли, за что теперь обругать российское руководство. Оказывается, оно заранее знало: русских трогать не будут. Поэтому и не ввело войска. А раз знало, значит само и провоцировало и выжидало, пока правительство Отунбаевой не поймет, где принимаются решения о прекращении беспорядков.

Но в самой Киргизии, как выяснила GeorgiaTimes, Россию не считают инициатором конфликта. Напротив, только на нее и возлагают надежды - как местные узбеки, так и киргизы. «Люди рассматривают Россию, как наиболее реальную силу, которая в тот момент могла остановить насилие, и которая имеет возможность его остановить, если это еще раз произойдет», - рассказал нам представитель независимой правозащитной организации «Мемориал» Виталий Пономарев по телефону из Бишкека.

По его словам, вариант российского вмешательства в дела Киргизии «не очень устраивал» соседей и коллег по Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) - Казахстан и Узбекистан. Кроме того, сказалась медлительность российской бюрократической машины. И когда «вопрос встал в практической плоскости», 12-13 июня, особой необходимости в вводе войск уже не было. И все равно киргизы и узбеки и сейчас уповают на вмешательство внешних сил, причем, связанных не с Соединенными Штатами, а с Россией. «Россия рассматривается как государство, которое реально может стабилизировать ситуацию», - отметил Пономарев.

Правозащитник опроверг информацию о том, что россиян на юге Киргизии не трогали. У многих местных жителей было двойное гражданство, и обладатели российских паспортов тоже оказывались жертвами беспорядков. Так что российские войска, с точки зрения Пономарева, там были нужны, и сейчас нужна обещанная помощь ОДКБ.

Однако никакой обиды на Россию, разговоров о ее выжидательной позиции, пока не «перережут всех узбеков» в Киргизии не было, говорит правозащитник. По его наблюдениям, гораздо больше раздражения вызвали слова президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, который предложил подождать пару недель.

В Ошской и Джалал-Абадской областях страны продолжается противостояние. Узбекские жители, в том числе вернувшиеся из Узбекистана беженцы, боятся выходить на улицы. Они не чувствуют защиты со стороны госструктур. «Был даже случай, когда один пострадавший узбек позвонил по телефону 102, это аналог нашего 02, а ему ответили - так вам и надо и всех вас, узбеков, надо убивать, и бросили трубку», - рассказывает правозащитник.

Более того, сейчас уже приходится говорить о конфликте между узбекским населением и силовыми структурами, укомплектованными в основном киргизами. По словам Пономарева, идут зачистки, во время которых мирных жителей избивают, пытают и даже расстреливают. А в самих киргизских структурах безопасности царит полуанархия, в которой невозможно найти виновных и выяснить, кому подчиняется та или иная группа, занимающаяся наведением порядка.

В Киргизии, вопреки грузинской концепции, не ищут «российский след». «Рассматриваются две версии: в Джалал-Абаде действовали сторонники свергнутого Курманбека Бакиева и люди, связанные с узбекской диаспорой, а в Ошской области - опять люди Бакиева и международные исламистские организации», - поясняет представитель «Мемориала».

Таинственные вооруженные группы людей, которые, по словам свидетелей трагических событий, провоцировали столкновения узбеков и киргизов, в Грузии называли российскими спецназовцами. Генсек ОДКБ Николай Бордюжа сегодня тоже упомянул о них, отнеся их уже к исламистским экстремистам.

Пономарев откровенно считает все это чушью, отрицая наличие иностранных подстрекателей. «Никакие исламистские лозунги не звучали во время этих событий, и мне кажется, эта версия отрабатывается, потому что надо показать быстрый результат. Кроме того, это уводит от вопроса об ответственности силовых структур юга Киргизии», - поясняет он.

Что касается истоков конфликта и заранее спланированного «кровавого возвращения», то собеседник GeorgiaTimes напоминает, что границы менялись в этом регионе еще в 20-х годах прошлого века. С тех пор большие диаспоры из соседних стран принимаются как данность. «Сейчас никто из стран этого региона не ставит вопрос об изменении границ. Другое дело, что там был Ошский конфликт. Он на самом деле оказывал очень сильное влияние на людей последние несколько лет», - заключил Виталий Пономарев.

А вот заместитель директора Центра геополитических экспертиз, один из лидеров Евразийского движения Валерий Коровин далек от мысли искать объяснение вспыхнувшей киргизо-узбекской вражде в Ошской трагедии двадцатилетней давности. По его мнению, внешнее вмешательство все-таки было. Только отнюдь не российское, а американское.

- События в Киргизии носят инструментальный характер. Они искусственно спровоцированы. Дестабилизация обстановки произошла не на ровном месте. Не секрет, что американские спецслужбы специализируются на дестабилизации, для того, чтобы сменить действующие режимы, национальные администрации на проамериканские марионеточные. Эта технология была использована и Грузии, когда пришел Михаил Саакашвили. Но американцы требуют быстрой отдачи, а если их ставленник не разворачивает достаточно быстро свое государство на проамериканский курс, то и его меняют. Мы видели, что была попытка сменить проамериканского Саакашвили на еще более проамериканскую Бурджанадзе и так далее. Американцы это делают чисто технически, не задумываясь, что будет с народом. Народ здесь - расходный материал. И в Киргизии мы видим, как довольно проамериканский президент Акаев был сменен на еще более прозападного Бакиева. А после некоторых шагов Бакиева, в частности, после попыток изгнать американскую базу «Манас», после пророссийских заявлений и стремления участвовать в российских интеграционных проектах, Бакиева решили сменить на еще более проамериканскую Розу Отунбаеву. Мы видим, с чего начала Роза Отунбаева - она продлила срок пребывания американской базы, что и было ключевым фактором. Межэтнические чистки не дали новому режиму попытаться осмыслить свое пребывание и наладить отношения с Россией. Им надо, чтобы вариант был один - введение международного или американского миротворческого контингента. Поэтому Грузия болезненно реагировала на обращение Отунбаевой с просьбой ввести российские силы.

- Сейчас возникает ощущение, что грузинские журналисты хотят ее туда втянуть...

- Это болезненная грузинская реакция на любые действия России. Если Россия заявляет, что не будет вводить войска, в Грузии сразу хотят, чтобы она сделала наоборот. Если бы Россия заявила, что она вводит войска, то в Грузии тут же принялись бы кричать, что Россия - чудовищный агрессор, который хочет всех поработить.